Опубликовано: 3700

Спасти рядового Приходько: Министр обороны Казахстана приказал своим генералам исправить ошибки весеннего призыва

Спасти рядового Приходько: Министр обороны Казахстана приказал своим генералам исправить ошибки весеннего призыва Фото - Тахира САСЫКОВА

Министр обороны Казахстана приказал своим генералам исправить ошибки весеннего призыва и не допустить перегибов и перекосов в ходе осеннего.

Реакция чиновников минобороны после опубликования статьи под заголовком “Призвали в армию больного...” (см. “КАРАВАН” № 27 (610) от 19 июля 2019 г.) последовала незамедлительно. Органы военной полиции по указанию генерал-майора Нурлана ЕРМЕКБАЕВА в тот же день изъяли для проверки личные дела всех “забракованных” солдат, а начальник департамента по делам обороны Карагандинской области подполковник Жарас КУНАНБАЕВ был отозван из отпуска.

На резонный вопрос “КАРАВАНА”, почему в армию, несмотря на сито из нескольких районных и областных медицинских комиссий, все равно “просочились” больные юноши, нынешний военком Карагандинской области с ходу ответить затруднился. В телефонном разговоре сослался на то, что ему для проведения своего внутреннего расследования требуется некоторое время, но он обязательно будет готов к разговору через несколько дней. Вероятно, когда сам поймет, где его подчиненные “накосячили” и что необходимо срочно сделать, чтобы ситуацию исправить.

Пока подполковник Кунанбаев наводит справки и разбирается с выводами призывной комиссии, на связь с “КАРАВАНОМ” вышла мать рядового ПРИХОДЬКО.

– Мой сын Иван Приходько наконец-то комиссован и уже прибыл из воинской части Национальной гвардии домой в Сатпаев. Огромное спасибо министру обороны за то, что он, скорее всего, лично вмешался в это дело и принял срочные меры по его спасению. Благодарна безмерно за его оперативность. К счастью, всё обошлось, и мой сын жив.

Судьба остальных призывников, угодивших в армейский строй с такими диагнозами, как шизотипическое расстройство личности, артериальная гипертония II степени, разноцветный лишай, разрыв мениска, и другими, пока под вопросом. Они все еще в той же воинской части Нацгвардии под присмотром врачей. Когда Военно-врачебная комиссия закончит свою работу и вынесет вердикт, их тоже, скорее всего, вернут по домам.

Армии нужны здоровые ребята.

Как работают призывные комиссии на местах, “КАРАВАНУ” рассказал и показал военком Алматы полковник Амантай УСЕРБАЕВ.

– Наша армия по численности сравнительно небольшая, поэтому призывных ресурсов в стране хватает, и мы в первую очередь отбираем только тех, кто ЖЕЛАЕТ служить, у кого высшее образование есть и здоровье соответствует, – успокаивает начальник департамента по делам обороны южной столицы.

– Почему тогда департаменты областей и других городов отправляют в войска заведомо больных и неспособных к службе ребят?

Забирают даже тех, что предоставил соответствующие документы из медицинских учреждений, справки и рекомендации, например, о невозможности переносить физические нагрузки из-за повышенного кровяного давления...

– За другие департаменты не отвечаю, но мы точно не призываем юношей с отклонениями от установленных норм состояния здоровья. Все наши специалисты понимают, что армии нужны здоровые ребята, чтобы они могли без ущерба для себя и государства справляться с теми нагрузками, которые их ожидают в ходе службы. И физическими, и моральными. Потому что обстановка в войсках не такая, как в обычной гражданской жизни. Армия – сугубо мужской коллектив. Там важно, чтобы молодой человек был постоянно готов ко всему. Большинство наших отделов и департаментов по всей стране четко работает по отбору молодежи и не позволяет себе отправлять в подразделения больных.
– А если на мандатной комиссии призывник откровенно заявит, что не может служить в армии по состоянию своего здоровья или иным семейным обстоятельствам, что тогда? Силой его пострижете наголо и зачислите в команду на отправку?

– Таких юношей, кто открыто заявляет: “Я не хочу служить в армии”, у нас сейчас днем с огнем не найти (улыбается). Ответственно заявляю, силой у нас никого в армию не забирают, тем более не бреют наголо. А вот работа по отбору идет скрупулезная. Настрой призывников наши специалисты выясняют как в ходе психологического тестирования, так и в ходе изучения личных дел. Если мы понимаем, что призывник в моральном смысле еще НЕ ГОТОВ к службе в армии, проводим с ним беседы корректировочные, объясняем что к чему, и тогда молодой человек свои взгляды меняет сам. Причем добровольно.

– Получается, что все-таки давите административным ресурсом, чтобы непременно выполнить план разнарядки...

– Нет, не давим. Подчеркиваю, призывных ресурсов сейчас в стране достаточно. Если мы видим, что по психологическим параметрам у человека имеются какие-то затруднения или он каким-то образом дает понять, что даже иногда задумывается о суициде, стараемся оставить в резерве. Лучше возьмем подготовленного и надежного, а этого на следующие призывы оставляем, предоставляем отсрочку. Пусть думает.
Хотя должен заметить, сейчас наша молодежь стала более прагматичной и планирует свою жизнь далеко наперед. Ребята и их родители думают о том, как дальше карьеру строить, а не уклоняться от службы. К нам идут, чтобы посмотреть изнутри, что такое армейская служба, и впоследствии по контракту остаться служить. У многих призывников родители из числа военных. Для них это пример, чтобы дальше после срочной остаться на контрактную службу и стабильно получать денежное довольствие каждый месяц. Почему призывников из сел проверяют для службы в армии не хуже, чем кандидатов на работу в госбезопасность

Так что какого-то повального страха перед службой ни у кого уже нет, наоборот, со слабым здоровьем пытаются просочиться. Намеренно скрывают свои недуги. А когда хлебнут в солдатской казарме первую чашу трудностей, бывает, сразу в отказ идут. Придумывают, что черти мерещатся или мертвые с косами стоят (улыбается).

– Говорят, недавно с врожденным пороком сердца пришлось комиссовывать молодого человека уже непосредственно из войск. Как такое стало возможным в наше-то время?

– Было дело, не скрою, но это единичный случай. И если бы сам призывник и его родители честно заявили о проб­леме, не надо было бы доводить дело до призыва, а по законным основаниям освободить его от службы в самом начале.

– Знаю, что помимо штатного психолога каждый призывник проходит тестирование на специальном психодиагностическом комплексе “Ак-Сункар”. В этом случае пресловутый человеческий фактор полностью исключен? Если компьютер признал юношу негодным к службе в армии, его точно не призовут или гарантии все равно нет?

– Хочу обратить внимание на то, что, да, мы изучаем психологическое состояние призывников, но все это носит лишь рекомендательный характер. По результатам этих исследований мы не говорим о том, можно призывать человека или нет. Как таковой вердикт призывные комиссии НЕ ВЫНОСЯТ. Определяются особенности характера, и они вносятся в личное дело призывника, чтобы командиры частей, где они будут проходить службу, обращали внимание на некоторые важные детали в их поведении. Есть прирожденные лидеры, есть более спокойные по характеру ребята. Но вердикт, что человек психически здоров или не здоров, мы в стенах призывных пунктов и департаментов по делам обороны не давали и не даем. Это даже законом не предусмотрено.

От ошибок никто из военкомов не застрахован

По признанию полковника Усербаева, в последнее время все чаще встречаются случаи, когда призывники, имеющие законную отсрочку от призыва на службу в Вооруженные силы, всеми правдами и неправдами стремятся попасть в команду. Так как в дальнейшем это необходимо им для устройства служебной карьеры и продвижения на вышестоящую должность.

– Государство перед военными свои обязательства стопроцентно выполняет что в денежном довольствии, что в вещевом и медицинском обеспечении. Немаловажный фактор заключается еще и в том, что армия обеспечивает военных жильем. Если нет своей квартиры, выделяются средства для ее аренды. На гражданке такого нигде нет. Бывает, что человек женат, имеет ребенка, но при этом очень хочет служить в армии, в этом случае он собственноручно пишет нам бумагу о том, что он сам и его семья не против призыва, – продолжает полковник Амантай Усербаев. – Тогда мы приглашаем на беседу его супругу, родителей, и они тоже пишут заявление, что не возражают. Всё это нотариально заверяется, и только после этого человек идет служить в войска после соответствующей проверки компетентных органов и военных психологов.

За первым этапом психологической проверки в военкоматах следует второй. Его проводят уже психологи, прибывающие за пополнением из воинских частей. В зависимости от того, выполнение каких задач будет в дальнейшем поручено призывнику, они также делают отметки в его личном деле. Только после этого психологическое исследование считается законченным. Однако в процессе службы контроль со стороны военных психологов происходит даже не ежедневно, а ежечасно и ежеминутно. Считаю, потому и забраковали тех призывников в воинской части, что военные психологи вместе с командованием очень внимательно подошли к встрече молодого пополнения, а не формально. Честь им за это и хвала.

Когда верстался номер

В пресс-службе МО РК заверили, что не только само оборонное ведомство должно быть заинтересовано в качественном призыве молодежи в армию, но и родители призывников должны понимать всю ответственность при подготовке юноши к службе. То есть не пытаться что-то скрывать или утаивать от членов медицинской и мандатной комиссий, а честно на самом начальном этапе заявлять о возможных проблемах со здоровьем призывников. Тогда их не надо будет спасать ценой снятия кого-то из начальников департаментов по делам обороны с должностей или того хуже – паковать груз 200.

Министерство обороны продолжает тщательное разбирательство по всем обозначенным в опубликованной статье темам и ждет окончания расследования органов военной полиции.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров