Опубликовано: 7000

Почему весенний призыв в РК, вероятно, побьет все рекорды по набору нездоровых юношей

Почему весенний призыв в РК, вероятно, побьет все рекорды по набору нездоровых юношей Фото - Тахира САСЫКОВА

. В нашу армию забривают шизофреников?

Документы, оказавшиеся в редакции “КАРАВАНА”, свидетельствуют о том, что некоторые департаменты по делам обороны, а призывают в армию с такими диагнозами, как шизотипическое расстройство личности, артериальная гипертония 2-й степени, энцефалопатия, разноцветный лишай, разрыв мениска…

Туберкулез в погонах

Главнокомандующий Национальной гвардией генерал-лейтенант Руслан ЖАКСЫЛЫКОВ однажды уже “взрывал” умы депутатов и общественности откровенным признанием, что качество призыва в казахстанскую армию не просто очень плохое, а крайне отвратительное: “Только за один прошедший год мы свыше 150 солдат уволили по состоянию здоровья, – констатировал он на одном из выездных заседаний мажилиса. – Это практически целый батальон! Из-за различных инфекций мы продолжаем хоронить солдат срочной службы. Зафиксированы пять случаев призыва с открытой формой туберкулеза!”.

Руководство минобороны и Генштаб в полном составе тогда “надули губы”, мол, не может такого быть и что генерал Жаксылыков “почему-то намеренно сгущает краски и очень сильно преувеличивает. На самом деле всё не так страшно, как весенний призыв этот гордый главком Нацгвардии малюет”.

Прошел год, и что?! Снова наступаем на старые грабли?

Из призывников, которых департамент по делам обороны одной только Карагандинской области прислал в в/ч 28237, – пятеро были якобы забракованы в первый же день пребывания в солдатской казарме. У одного специалисты выявили шизотипическое расстройство личности, у другого – артериальную гипертонию 2-й степени, у третьего – разноцветный лишай и разрыв мениска, у четвертого – вегето-сосудистую дистонию, у пятого – истерическое расстройство и желание непременно покончить жизнь самоубийством.

Несмотря на жуткое недомогание, галлюцинации, головокружение, запредельное давление и страх, призывники все равно прошли курс молодого бойца, приняли присягу и встали в армейский строй. У меня после всего этого – шок.

Спасти рядового Приходько

– Моего сына Ивана Приходько забрали за тысячу километров от Караганды в Алматинскую область. Несмотря на то что при прохождении медкомиссии еще в ДДО Карагандинской области у него было зарегистрировано повышенное давление, – рассказывает Надежда Нарченко. – Врачи даже направили сына на обследование, однако на следующий день, не дождавшись результатов, он в составе команды был посажен на поезд и отправлен в Узынагаш в в/ч 28237. У Ивана это заболевание – вегето-сосудистая дистония по гипертоническому типу – видимо, наследственное. У меня самой очень высокое давление всегда было и есть сейчас. Все справки мы предъявляли своевременно. 

– Надежда, зачем же тогда с таким хроническим заболеванием вы отправили своего сына в армию? Почему не добились хотя бы отсрочки от призыва?

– Кто ж знал-то? Я думала, военкоматские врачи сами разберутся и не допустят ошибку. В медсправках, выданных сыну, все данные зафиксированы за несколько последних лет. Его же на пятикилометровом кроссе или простой физзарядке инсульт мог разбить при таком высоком давлении. Я сразу же поехала в ту воинскую часть забирать его обратно от греха подальше, но командир части не захотел мне отдавать. Потребовал срочно организовать замену. Причем сказал, что если к 10 часам следующего дня замены не будет, мой Иван, несмотря ни на что, примет военную присягу и встанет в армейский строй. Представляете? А ему ведь любые нагрузки противопоказаны, правда. Он не притворяется, чтобы отмазаться от службы. У него резидуальная энцефалопатия и артериальная гипертензия 2-й степени.

По словам Надежды Нарченко, дальше был “самый натуральный цирк”. Чтобы избежать грандиозного скандала, военком Карагандинской области якобы приказал на такси отправить в Узынагаш еще одного призывника, чтобы поменять его на Приходько. 18 часов тот паренек вместе с сопровождающим офицером добирался до полка Национальной гвардии. Но когда утром перед военной присягой он предстал перед командиром части, офицер наотрез отказался его принимать. То есть менять на рядового Приходько. И мать “забракованного солдата” была вынуждена отправиться домой в Карагандинскую область одна, без больного сына. А Ивана отправили долечиваться в неврологическое отделение АО “Санаторий Казахстана”.

– Я разрешаю вам в статье назвать фамилию моего сына и сама ничего не стану скрывать, – говорит по телефону Надежда Нарченко. – Жизнь моего мальчика – в опасности. Его надо срочно спасать, но никто в этой воинской части не хочет понять всю сложность создавшейся ситуации. Я не понимаю, зачем больной человек нужен в этом полку Нацгвардии и почему его не хотят отпустить домой ко мне? Почему так долго не могут принять решение?! Почему тянут резину?! Говорят, что в этой части вообще военную присягу приняли даже психически нездоровые юноши, состоящие на учете. И со СПИДом, поговаривают, присылали из военкомата ребят в эту часть. Это что же за врачебные комиссии такие сейчас у нас в военкоматах сидят?

Истерика службе не помеха?

“КАРАВАН” навел справки относительно других четырех “забракованных призывников”, прибывших из Карагандинской области в в/ч 28237. Оказалось, что один из них действительно состоял на специальном учете у психиатра. До призыва в армию часто бредил, “гонял чертей” и даже неоднократно пытался покончить жизнь самоубийством. В имеющихся в редакции документальных сведениях о призывнике значится, цитирую: “По прибытии в воинскую часть вел себя настороженно. На второй день начал высказываться, что “реально боится не выдержать трудностей армейской службы и наложить на себя руки”. Оказывается, еще в военкомате, когда настала пора прощаться с родственниками, этот парень понял, что совершил страшную ошибку и хотел сбежать с призывного пункта. Не получилось. Далее, он намеревался спрыгнуть с поезда по пути в Алматы, но старший команды вовремя заметил это и не позволил.

В 2018 году, как значится в официальной справке, этот призывник (фамилию которого мы пока не можем называть в открытой печати) пытался покончить жизнь самоубийством – утопиться в реке, где несколько лет назад захлебнулся его отец. Тогда парня спасли друзья. В январе сего года юноша резал себе вены оконным стеклом. После этого инцидента даже остались глубокие шрамы на его руке, но в Караганде почему-то на это “недоразумение” военком махнул рукой…

“Призывник с 4 лет постоянно грызет ногти и на пальцах рук нещадно съедает кожу, – записано в объективке, которая уже легла на стол главнокомандующего Национальной гвардией. Парень считает это нормой, а когда слышит громкий окрик в свою сторону, то начинает судорожно трястись и даже плакать. Утверждает, что страшно боится темноты, и объясняет это тем, что в темное время суток в окнах он видит свое отражение – всего изрезанного и истекающего кровью… Подобные галлюцинации у него постоянно происходят с 2016 года, и о них якобы давным-давно знают все. Призывник говорит, что у его матери “опухоль головного мозга, а у сестры – опухоль внутренних органов”. Рассказывая врачам об этом, солдат сильно плачет и долго не может остановиться”.

В справке также указано, что молодого человека “довольно часто посещают мысли проглотить иголку или биться головой о батарею, чтобы сделать себе больно”. 30 мая этого призывника госпитализировали в Алматинский республиканский научно-практический центр психического здоровья. Диагноз вынесли прямолинейный – истерическое расстройство личности. Но как можно было с таким страшным диагнозом парня призывать в армию и доверять оружие? Как?! Он же может запросто, так же как небезызвестный Владислав Челах, расстрелять своих сослуживцев за косо брошенный взгляд или невпопад оброненное слово. Новая трагедия, сродни бойне на погранпосту “Арканкерген”, на пороге?

Шиза – находка для шпиона

Был в команде из Караганды еще один паренек, у которого доктора выявили шизотипическое расстройство личности. Он всего боялся и почти не спал. При этом честно признавался офицерам части, что “ночью в солдатской казарме надо быть готовым ко всему”. В школе призывник учился плохо и ни с кем из одноклассников, по утверждению учителей, “не мог найти общий язык, так как жил в своем чудаковатом мире”.
С 14 лет, по утверждению военного психолога, странный юноша увлекся философией, перечитал труды Ницше, Карлоса Кастанеды, Никитина… По прибытии в часть почему-то выпивал около пяти литров воды и все равно не мог утолить жажду. В ходе беседы внезапно останавливался, терял мысль, нервничал. Диагноз неутешительный – шизотипическое расстройство личности.

Неужто и этому солдату-срочнику Национальной гвардии тоже после принятия военной присяги могут вручить автомат Калашникова? Но зачем?! Миф о том, что в казахстанскую армию приходят исключительно здоровые юноши и в нашей стране “есть из кого выбирать”, разбит в пух и прах?! Перед военкоматами больше не выстраиваются многокилометровые очереди из желающих послужить Отечеству верой и правдой?! Призывного контингента не хватает, потому и гребут в армию всех подряд? Или честно признаться в этом у нынешних военкомов не хватает смелости? Или им абсолютно все равно, лишь бы план по призыву выполнить и вовремя отчитаться перед начальником из Генерального штаба?

– Не понимаю, зачем подвергать опасности молодых людей, страдающих от физического недуга, призывая их в армию? – задается вопросом мать “забракованного солдата”, которого упорно держат в части. – Какая в этом необходимость? Зачем обрекать родителей других солдат-срочников на вечное расстройство и дурные мысли “а не расстреляет ли какой-нибудь неуравновешенный солдат с явными признаками шизофрении моего ребенка?” Для кого растили сына?! На самом деле страшно ведь, господа военкомы и члены призывных комиссий. Очнитесь!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров