Опубликовано: 560

Самый старый собор столицы и самая молодая мечеть Нур-Султана: какие они

Самый старый собор столицы и самая молодая мечеть Нур-Султана: какие они Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Граждане Казахстана исповедуют множество религий, но основные – ислам и христианство. У одних зал молитв – это минимум рисунков, дабы ничего не отделяло от общения с Создателем, у других – богатая роспись и позолота, чтобы было понятно, что самое лучшее – создано Им и принадлежит Ему. Такие разные, но в то же время похожие. А сегодня мы решили рассказать о самом старом и самом новом из религиозных зданий столицы.

Угадайте, каким конфессиям они принадлежат?

Два места одной церкви

Не местному жителю Константино-Еленинский собор найти будет непросто: церковь надежно спрятана между столичных пятиэтажек и высоких деревьев. С одной из главных городских магистралей – проспекта Республики – не видно ни куполов, ни крестов. Но внутри тихого церковного дворика вот уже более ста лет кипит жизнь.

Вообще в этом году у собора юбилей: 165 лет со дня основания.

Это не только самое старинное религиозное здание города, но в принципе, и одно из самых старых сооружений Нур-Султана. Заложили его в 1854 году на высоком холме Акмолинской казачьей станицы.

Сейчас там стадион имени Кажымукана Мунайтпасова. Но станица росла, а река Ишим начала разливаться сильнее. В итоге к концу XIX века было принято решение перенести церковь в более приличествующее место. Деревянный храм разобрали, как конструктор “Лего”, и перенесли туда, где он стоит и ныне. Конечно, с тех пор здание не раз ремонтировали и достраивали, но в основании нынешнего Константино-Еленинского собора все та же казачья церквушка 1854 года выпуска.

– Думаю, наш город может по праву гордиться тем, что служба в церкви прекращалась лишь однажды – в годы самой лютой борьбы большевиков с верой.

В 1937 году здание переоборудовали под краеведческий музей, потом, по различным данным, в первые годы войны здесь размещался то ли госпиталь, то ли отделение связи. Но уже в 1942 году, по просьбам верующих, в Акмолинске было разрешено возобновить богослужения. И с тех пор храм не закрывался ни разу. Даже в годы освоения целины и хрущевские антирелигиозные пятилетки здесь шли службы, отмечались церковные праздники, совершались таинства крещения и так далее, – рассказывает протоиерей Дмитрий БАЙДЕК.

Жизнь веселая, монастырская

Более того, именно в 70-е годы прошлого века, когда большая страна вновь решила вспомнить о том, что она отрицает недоказанную наукой религию, в Акмолинске появляется женский монастырь. Первыми его обитательницами стали сосланные сюда еще в 30-х годах монахини.

Из истории создания женского монастыря: “В 30-е годы прошедшего столетия священномученик Павел Гайдай, находившийся в ссылке в захолустном Акмолинске, предсказывал своим духовным чадам: “Какой большой город здесь будет! И трамваи ходить будут, и монастырь еще будет”. Те сомневались: “Батюшка, да какой там монастырь?! Всё закрывают, ломают, кто его будет строить?”. “А кто ломает, тот и построит”, – ответил батюшка. Это свидетельство покойной монахини Евдокии (Левицкой) подтверждает и ее сестра, Параскева З., добавляя: “Прошло много лет. Как-то моя дочь пришла с работы и говорит: “Мама, сегодня пустили первый троллейбус”. Я очень плакала: “Прости, мой миленький батюшка, ведь я тогда не поверила”. В то время на весь Акмолинск было 3 грузовые машины, ездили на лошадях да на верблюдах. А батюшка провидел далеко вперед. Когда в начале 70-х годов архимандрит Кирилл организовал монашескую общину, а потом зарегистрировали монастырь в честь иконы Божией Матери “Взыскание погибших”, я тогда сказала: “Какой у нас был великий батюшка!”.

Сейчас при монастыре живет менее двух десятков монахинь.

У них есть свой огород и послушание при церкви. А еще служители ведут воскресные уроки веры и помогают в организации культурных мероприятий. Последние, правда, проходят в основном при другом столичном соборе – кафедральном Свято-Успенском.

– Мы придерживаемся такого мнения, что не должно церкви заниматься только богослужением. Наша задача – духовный рост прихожан, а для этого нужно и культурное, и спортивное развитие. Поэтому при церкви есть кружки по интересам, спортивные секции. Также мы устраиваем концерты и другие культурные мероприятия, – рассказывает отец Дмитрий.

Энергия веры

Самую молодую мечеть Нур-Султана видно издалека. Вот только распознать Божий дом в футуристическом здании, похожем на цветок из солнечных панелей, может не каждый.

– Начинал строительство мечети Адильбек Джаксыбеков, но помогали ему в этом 37 человек, а потом сообща они решили дать этой мечети имя отца Адильбека Рыскельдиновича. Ырыскельды-кажы заслуженный человек, совершил паломничество, всегда помогал родному городу, тоже строил мечети. Так что мы рады, что наша мечеть носит его имя, – рассказывает главный имам самой необычной и молодой мечети столицы Яхияхаджи ИСМАИЛОВ.

Необычность ее в том, что она, первая, и пока единственная в Казахстане, вырабатывает энергии больше, чем потребляет. Избыток электричества мечеть передает городу.

Поначалу некоторые приходили сюда не только прочитать намаз, но и просто посмотреть на чудо архитектуры. Сейчас ажиотаж поутих. Среди прихожан много жителей близлежащего района, есть те, кого молва за внешний вид относит к представителям деструктивных исламских течений. Яхияхаджи Абдуллаевич признается, что приверженцы радикализма действительно захаживают к ним иногда, но не все, кто носит бороду и укороченные штаны, окончательно радикализованы.

– Мы свою паству каждый день призываем искать истину. Говорим: ты можешь читать Коран, можешь Библию. Дейла Карнеги читай, Карла Маркса… Что хочешь читай! Но анализируй, думай. И так найдешь истину, – говорит он.

На курсах при мечети постоянно занимаются подростки и молодежь. И с каждым годом число желающих растет. Как признает Яхияхаджи Исмаилов, за годы безверия казахстанцы немного потерялись и некоторые стали готовы идти за любым, кто говорит громко. А проповедники радикальных течений кричать умеют.

– К сожалению, мы немного поздно начали работать в нашем государстве со всеми этими течениями. Но не зря же все эти ответвления называются “течения” – много лет они уже существуют, но нигде не задерживаются надолго: протекут, оставив после себя горе. Наша задача сейчас сделать так, чтобы по Казахстану они протекли без вреда. И, слава Аллаху, люди прислушиваются к голосу разума. Я надеюсь, что у нас не будет таких бед, как в братских Таджикистане или Турции, – говорит имам.

Цели одни, методы разные

Казахстану удалось создать весьма устойчивую модель межрелигиозного согласия. Лидеры конфессий дружат, ходят друг к другу в гости. В этом году, например, ауызашар в священный месяц Рамадан устраивали для мусульман католики.

– Еще Пророк завещал, что все религии равны. И, если набожному человеку надо помолиться, он может зайти в любой Божий дом. История знает множество случаев, когда мусульмане в трудные минуты защищали христиан, и наоборот, – говорит Исмаилов.

Да и посыл у религий один, хотя и выражается по-разному. Вот, например, традиционный интерьер церкви – иконы в золотых образах, роспись стен и потолков. Традиционный интерьер мечети – белые стены, ковер без лишних рисунков и лишь под самым куполом – 99 имен Аллаха. И всё это – ради одной цели.

– Приходя в мечеть, человек не должен отвлекаться от молитвы. Белый цвет настраивает мусульманина на праведные думы, – объясняет имам Исмаилов. Предки казахов могли быть христианами - американские ученые

– Всё лучшее создал Бог, всё лучшее – принадлежит Богу. И богатое убранство церкви всегда именно об этом говорит прихожанам. Здесь они могут отключиться от мирского и просто общаться с Ним, – говорит отец Дмитрий.

Где будут новые храмы в столице?

Всего в Казахстане, по данным комитета по делам религии министерства информации и общественного развития, функционируют 3 534 культовых сооружения. Из них 2 626 мечетей, 303 православных храма, 109 католических церквей, 402 протестантских молитвенных дома (пятидесятники – 138, баптисты – 154, меннониты – 4, пресвитериане – 48, адвентисты – 32, лютеране – 18, методисты – 8), 57 молитвенных домов Свидетелей Иеговы, 24 молитвенных дома Новоапостольской церкви, 6 синагог, 3 молитвенных дома Бахаи, 2 молитвенных дома РО “Общество сознания Кришны”, 2 буддийских храма. И с каждым годом число религиозных зданий растет. В основном, конечно, за счет строительства мечетей. На втором месте – открытие православных храмов.

– Мы очень долго просили у городских властей землю под четвертый храм в столице. И по личному распоряжению Елбасы этот вопрос наконец-то решился. Сейчас ведется проектирование храма-памятника в честь всех святых, в земле казахстанской просиявших. Бог даст, в ближайшей перспективе начнем строительство, – делится новостью отец Дмитрий.

Новый храм будет располагаться недалеко от торгово-развлекательного центра “Хан-Шатыр”. В епархии принято решение, что будет он из красного кирпича, семикупольный, чуть больше, чем Константино-Еленинский собор.

В то же время неподалеку от ЭКСПО ведется строительство и новой главной мечети столицы. Как обещают архитекторы, это будет самое крупное подобное здание в Центральной Азии.

И, судя по тому, что во время главных религиозных праздников в мечетях и церквях люди стоят на улице, потому что не помещаются внутрь, новые храмы пустовать не будут.

– Человек рождается верующим. Потом уже родители влияют на то, в какую религию он придет. Но вера всегда живет в его сердце. И даже самый ярый атеист в минуты отчаяния начинает молиться. Потому что Бог – это последняя инстанция, которая может помочь, – объясняет постоянный рост числа верующих в стране Яхияхаджи-имам.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров