Опубликовано: 930

Сами с усами: редчайшую рыбу пытаются вырастить в Казахстане

Сами с усами: редчайшую рыбу пытаются вырастить в Казахстане Фото - Усач в золоте чешуи. Фото Константина Подушкина

Впервые за почти четверть века наблюдений южноказахстанских общественников за пресноводной рыбой – туркестанским усачом, государственные органы предприняли попытку воспроизводства редкого представителя ихтиофауны, занесенного в Красную книгу Казахстана.

Туркестанского усача можно назвать одним из символов Туркестанской области. Ведь неслучайно он и назван одноименно с регионом, где был обнаружен и описан. Впервые это сделал выдающийся исследователь, ихтиолог Карл Кесслер в 1872 году. И тем более обидно и стыдно, что именно в Туркестанской области эта рыба находится на грани исчезновения.

В Узбекистане усач является условно промысловой рыбой, а у нас – на грани исчезновения.

“За последние три десятка лет ситуация с ихтиологией у нас была катастрофическая. 30 лет никто не уделял вопросам сохранения и воспроизводства рыбного поголовья должного внимания, а специалисты либо отошли в мир иной, либо уехали. Специалистов практически не осталось”, – охарактеризовал нынешнее положение в рыбоводстве самого южного региона республики руководитель частного некоммерческого природоохранного фонда ЭКО ОКО Константин ПОДУШКИН.

На протяжении долгих лет общественник пристально следит за уменьшением популяции краснокнижного туркестанского усача в малых реках Южного Казахстана. А увлечение подводной охотой позволило наблюдать самому тенденцию к сокращению поголовья. Обеспокоенность переходом рыбы в разряд исчезающих заставила самым серьезным образом заняться изучением проблем сохранения и воспроизводства усача.

– Почему заинтересованность вызвал именно туркестанский усач и что особенного в этой рыбе, что за нее такое волнение?

– Во-первых, туркестанский усач занесен в Красную книгу Казахстана в числе видов рыб, которые находятся на грани исчезновения или считаются редкими. Усач относится к исчезающим видам, но он один из немногих, которые пока еще есть, живой, в отличие от мифических шипохвостов или аральских осетров, которых уже лет 30–40 никто не видел. Туркестанский усач обитает в наших малых реках: Боралдае, Бугуни, Бадаме, Арыси, притоках Сырдарьи. Не путать с аральским усачом, который обитает в Сырдарье на всем ее протяжении. Обидно, что в регионе, который дал название этому виду рыб, ее практически не осталось, и ничего не делается, чтобы редуцировать поголовье рыбы. Ну и, во-вторых, он вкусный. На мой взгляд, самая вкусная рыба из местных пресноводных рыб.

– А это точно отдельный вид или подвид рыб, к примеру, не аральский усач?

– Однозначно. Будут проводить экспертизу в Москве, в Институте генетики. Я знаю различия – у аральского голова меньше, и нет такого золотистого цвета чешуи, у него анальный плавник не такой большой, как у нашего. Он даже внешне сильно отличается от туркестанского. Туркестанский усач обитает именно в притоках Сырдарьи, но никак не в самой реке. Почему-то ему там “не климат”. Возможно, это зависит от мест нереста. Все притоки Сырдарьи – реки предгорные, а икру усач откладывает на песчано-гравийное дно. На Сырдарье везде глина и песок. Есть еще одна причина, по которой стал интересоваться туркестанским усачом. Во мне жива память – лет 20–30 назад его было несметное количество! Мне, как подводному охотнику, это хорошо известно. На том же Боралдае ныряешь в воду – и под каждым кустом стаи из десятка – полутора десятков рыб размером до двух килограммов стоят спокойно. И в какой-то момент они стали исчезать из моей зоны видимости. Я стал задумываться, в чем причина, – делится обеспокоенностью Константин Подушкин.

Результаты мониторинга

В поисках ответа на вопрос о причинах уменьшения популяции туркестанского усача (а он, кроме как в Южном Казахстане, больше нигде не водится) общественник проинспектировал Боралдай, пройдя по руслу пешком в течение ряда лет, от истоков до слияния с Арысью. Неоднократно были пройдены и другие малые реки – Улкен Бугунь, Бала Бугунь, Бадам, Келес, Чаян.

Справка “КАРАВАНА”

Туркестанский усач – пресноводная рыба из семейства карповых, достигает массы 16 кг. Туркестанский усач распространен в реках бассейна Аральского моря на территории Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии, Таджикистана и занесен в Красные книги этих государств.

– Причин сокращения поголовья несколько. Во-первых, это общая ситуация с сохранением рыбных запасов, то есть пресс браконьерства. У нас током рыбу били и в незапамятные времена. Но я считаю, что это не главная причина. Самое страшное – это карьеры по добыче песчано-гравийной смеси. По руслу реки Боралдай – один карьер “Тумар 21”, который, как оказалось, в состоянии уничтожить саму возможность к воспроизводству усача туркестанского. Карьерами перекапывается русло реки, и дошло до того, что вода уходит в нижние слои, под дно реки. Летом река полностью пересыхает на расстоянии семи километров. Я помню эту реку почти четверть века и знаю точно, что в ней всегда была вода. Бывало маловодье, засуха, в августе из-за поливов истощался поток, но хоть небольшой столбик воды всё же оставался и дно реки было мокрым. А этого было достаточно, чтобы сохранилась кормовая база в реке – мелкие рачки, водоросли, насекомые, и усач с возвращением воды питался ими. Сейчас река пересыхает полностью, а соответственно, пересыхает и кормовая база. Я беседовал со старожилами окрестных поселков, и они в один голос утверждают, что русло реки стало пересыхать после начала работы карьера, – делится исследованиями Константин. Еще одной причиной является нерациональное водопользование. Десяток каналов отводят воду на полив. А контроля за расходом воды просто нет. И так целое лето. И целый сонм заинтересованных государственных служб ничего не делает!

Добыча песка и гравия на реке Боралдай

Добыча песка и гравия на реке Боралдай

А борьбе общественников с карьерами можно посвятить отдельное повествование. Были многочисленные суды, письма в различные инстанции, начиная от местных и заканчивая республиканскими. Разве что к Высшим силам не обращались. Даже хитроумный способ, как помочь усачу дойти до мест нереста, был придуман.

– Я каждый год в марте писал жалобы в областной департамент экологии на карьер, который находится в русле реки Боралдай. Указывал нарушения, приезжала комиссия разбираться. Месяц- два проходили в расследовании. Всегда находился целый букет нарушений – отвод грязи после промывки гравия в реку, рытье в русле реки. Работы карьера на период проверок сворачивались, а за это время рыба проходила на нерест. Хотя бы таким способом старался дать усачу шанс выжить в этих условиях, – делится природоохранной хитростью руководитель фонда. Как отмечает Константин, по результатам проверок работы карьера многое поменялось в лучшую сторону. На карьере сейчас не идет сброс глины прямиком в реку. Выкопали бассейн вдоль русла, возвели небольшую гравийную перемычку для фильтрации воды, которая, очищаясь, проходит дальше по руслу, а глина оседает. Были наложены на нарушителей штрафы – больше двух миллионов тенге. После долгого молчания, наконец, пробудились и официальные органы: “В нерестовый период любая хозяйственная деятельность не должна влиять на воспроизводство рыбных ресурсов. Эту информацию мы обсудим и территориальной инспекции поручение дадим, чтобы они и проработали, и в обязательном порядке приняли меры. По недопущению такой ситуации”, – заявил заместитель председателя комитета рыбного хозяйства министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан Алмас АСЫЛБЕКОВ.

Что делать?

Ответ на традиционный вопрос о том, как вывести усача туркестанского из опасной красной зоны невозврата, находится, по мнению природоохранников, в плоскости оказания помощи со стороны государства.

– Самостоятельно усач вряд ли восстановится – в реках практически не осталось маточного поголовья. Большие трехкилограммовые рыбы (а это маточное поголовье), их уже практически не встретить. Однако есть возможность возрождения и реабилитации путем зарыбления после воспроизводства в искусственных условиях. Были сложности – отсутствие законодательной базы на изъятие маточного поголовья из естественных водоемов. Усача просто под страхом гигантских штрафов было запрещено вылавливать. Сейчас этот вопрос решен. Комитет рыбного хозяйства получил разрешение на отлов маточного поголовья усача для его воспроизводства в искусственных водоемах. Но и здесь чиновники от природоохраны увидели проблему.

Садки с усачом туркестанским в рыбоводческом хозяйстве

Садки с усачом туркестанским в рыбоводческом хозяйстве

“Необходимо разработать биологическое обоснование на изъятие разновозрастных особей туркестанского усача из естественных водоемов для формирования ремонтно-маточного стада, также провести отработку способов разновозрастных особей, провести отработку биотехники выращивания туркестанского усача и провести генетические исследования”, – заявил руководитель Аральского филиала товарищества с ограниченной ответственностью “Научно-производственный центр рыбного хозяйства” Тынысбек БАРАКБАЕВ. Только общественники и здесь, не дожидаясь госорганов, нашли решение. В области есть рыбоводческие хозяйства, которые, осознавая важность работ по воспроизведению исчезающего вида туркестанского усача, на свой страх и риск стали самостоятельно выращивать рыбу в искусственных условиях. Более того, рыба уже дала приплод. Так что даже отрабатывать технологию не придется. Всё уже сделано без сторонней помощи. Осталось лишь законодательно оформить и начать совместную работу государства, общественников и бизнеса по восстановлению исчезающего вида рыбы – туркестанского усача. Правда, и это дело небыстрое, которое займет не один год.

ШЫМКЕНТ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи