Опубликовано: 140

С какими сложностями приходится сталкиваться людям с особенностями здоровья в Казахстане

С какими сложностями приходится сталкиваться людям с особенностями здоровья в Казахстане Фото - Тахир САСЫКОВ

После работы в знойный июльский день жительница столицы хотела проехать до дома на общественном транспорте – боялась, что в инвалидном кресле по жаре ее настигнет солнечный удар. “Когда автобус приехал, я несколько минут просила водителя помочь мне въехать в салон. Потом он спросил, где я выхожу. А узнав, что ехать мне пару остановок, возмутился: “Что, не могла сама на своем кресле прокатиться?!”.

Помогите там с коляской

С таким хамством и нарушением прав гражданам с особыми потребностями в нашей стране приходится сталкиваться ежедневно.

– Я 3 года боролась с этим статус-кво. По закону, водители общественного транспорта обязаны вытащить пандус для пассажира в инвалидном кресле (эти приспособления должны быть в каждом автобусе) и завезти его в салон, прикрепить к специально предназначенному месту. Но ни разу никто из них не помог мне. Я видела лишь грубое обращение либо полное игнорирование, – рассказывает Алина ТАКЕНОВА. – Человек, не сталкивавшийся с такой ситуацией, не поймет сложностей, которые людям с инвалидностью приходится преодолевать каждый день.

В прошлом году мне приходилось часто бывать в столичном акимате. У центрального входа есть пандус, у остальных – нет. И меня постоянно поднимали и спускали сотрудники в костюмах. Что говорить о доступной среде, если в самом акимате такие условия – точнее, они отсутствуют. Наверное, чиновникам не хочется, чтобы люди в инвалидном кресле заходили в их здание и решали свои проблемы.

Правозащитник, член Координационного совета при правительстве РК по делам людей с инвалидностью Вениамин АЛАЕВ знает об этой и других проблемах казахстанцев с особенностями здоровья не понаслышке, поскольку сам входит в эту категорию.

– Я сам был свидетелем того, как водитель кричал с места: “Пассажиры, помогите там с коляской!”. Но не вставал с места и не закреплял ремнями безопасности. Таких нужно наказывать однозначно. В стране работает служба “Инватакси”, но машин не хватает. По правилам, спецавтомобиль нужно заказывать за сутки, а получить услугу пользователь может только по месту жительства. В мобильном приложении служб такси нужно обязательно предусмотреть возможность вызова машины для маломобильных, – говорит Вениамин Алаев.

Не дотянуться до услуг

Недавно правозащитник возглавил Проектный офис Народной партии Казахстана по вопросам людей с инвалидностью, который будет заниматься системным решением их проблем.

– У нас есть принцип: “Ничего о нас – без нашего участия”. В противном случае решения принимают за людей с особыми потребностями без их участия, – подчеркивает Алаев.

В Казахстане сейчас проживают более 695 тысяч граждан с инвалидностью, в том числе более 94 тысяч детей до 18 лет. Из взрослых – 66 тысяч лиц имеют инвалидность 1-й группы, более 278 тысяч – 2-й, и более 255 тысяч – 3-й. В стране реализуется Национальный план по обеспечению прав и улучшению жизни лиц с инвалидностью до 2025 года, включающий 64 мероприятия по таким направлениям, как доступ к медицинским услугам и образованию, занятости, эффективная реабилитация, безбарьерная среда.

Численность работающих инвалидов – 85,5 тысячи человек из 430 тысяч людей с инвалидностью трудоспособного возраста. В 2020 году трудоустроено 13 тысяч человек. По данным минтруда, к 2025 году планируется увеличить показатель занятости инвалидов до 30 процентов.

На социальные выплаты, обеспечение техническими средствами реабилитации и услугами выделено 448 миллиардов тенге.

– Крайне остро стоит проблема трудоустройства – есть неприятие и боязнь лишних затрат на организацию рабочих мест для таких сотрудников. Даже получив тендер после привлечения на работу человека с инвалидностью, работодатель понимает, что иной поддержки от государства не будет, бремя расходов ляжет на его плечи.

Возможно, по этой причине он берет не грамотного эксперта с инвалидностью, а другого. К слову, в США к компаниям – участникам госзакупок, предъявляется обязательное требование: иметь в штате сотрудников с инвалидностью. В противном случае они сразу не проходят по квалификационным требованиям. В это время сами люди с инвалидностью боятся заявить о должности, на которую претендуют, даже имея соответствующую квалификацию, – говорит Вениамин Алаев.

Одна из ключевых проблем – доступность информации. Алматинцы попросили депутатов мажилиса прожить день в инвалидной коляске

– Незрячие граждане до сих пор не могут получить полного доступа к самому главному сайту страны – egov.kz. Доступность финансовых услуг – еще одна сложность: лицам с инвалидностью не всегда выдают кредиты, они не могут полноценно пользоваться банкоматами, которые не имеют звукового сопровождения. Пользователи инвалидных колясок не могут снять деньги без посторонней помощи – настолько высоко расположены экраны банкоматов, – продолжает правозащитник.

От зубов до реабилитации

Большой проблемой для лиц с особенностями здоровья остается доступ к медицинским услугам.

– Элементарное лечение зубов вызывает массу сложностей, поскольку мы не можем найти специалиста, готового оказывать полноценные стоматологические услуги на бесплатной основе (входящие в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи). А при существующих пособиях по инвалидности в 50 тысяч тенге получить услуги в платной клинике невозможно, – констатирует Вениамин Алаев и называет еще одну проблему: не во всех больницах есть палаты, доступные для лиц с инвалидностью.

Коллега Алаева – руководитель центра помощи детям-инвалидам “Лучик надежды” Татьяна КРАВЧЕНКО, продолжая тему, рассказывает, как ее знакомая не могла пройти обследование МРТ – ни одно медучреждение не бралось обследовать пациентку, которая не может спокойно лежать в силу заболевания.

– В итоге она уговорила анестезиолога частной клиники сделать легкий наркоз, после чего ей провели МРТ. На курсах повышения квалификации нужно внедрять дисциплину, связанную с работой, на которой были бы задействованы лица с инвалидностью, – говорит общественница.

Немало сложностей и с реабилитацией граждан с особенностями здоровья. Как рассказывает Вениамин Алаев, в стране работает 40 стационарных реабилитационных центров, охват нуждающихся составляет всего 47 процентов.

– Актуален вопрос создания дополнительных реабилитационных центров, в 5 регионах они вообще отсутствуют, в 3 – потребность в них превышает имеющиеся возможности, – констатирует правозащитник.

Продолжает список трудностей недоступность цифровых услуг для лиц с инвалидностью.

– Многие, в том числе мы, сейчас работаем дистанционно. Но пособия по инвалидности не всегда позволяют оплатить услуги Интернета. И приходится выбирать: либо ты покупаешь лекарства, либо продукты, либо оплачиваешь Интернет. Мы предлагаем продумать возможности получения услуг по пользованию Сетью для лиц с инвалидностью бесплатно, – делится с нами собеседник.

Трудности инклюзии

Необходимо решать и вопросы с полноценным внедрением инклюзивного пространства в образовательной среде.

– Нужно повышать квалификацию педагогов, которые не всегда умеют правильно донести информацию до детей с особенностями здоровья. Они теряются эмоционально, не знают, как себя вести правильно с таким учеником. А это влияет на судьбу ребенка в классе, где школьники смотрят на поведение учителя. До пандемии регулярно возникали запросы на решение проблем школьников с инвалидностью, уже обучающихся в обычных средних школах, которых травили дети.

А родители нормотипичных детей просили родителей особенных деток вернуть тех в интернат.

И это говорят взрослые люди, не знающие прав людей с инвалидностью, прописанных в Конвенции о правах инвалидов ООН, которую Казахстан ратифицировал в 2015 году! Необходима антибуллинговая кампания, которая должна коснуться лиц с инвалидностью и других категорий граждан, – говорит Вениамин Алаев.

В большинстве вузов республики до сих пор нет центров поддержки студентов с инвалидностью, исключение составляют лишь несколько университетов в мегаполисах.

– Такие центры впервые появились в 2015 году. Это то место, где студент с инвалидностью может получить информационную, психологическую и иную поддержку от преподавателей и другого персонала в удобном формате.

В МОНе, к сожалению, нет соответствующей программы (по развитию центров поддержки). Между тем, когда человек получает хорошее образование, он может трудоустроиться и стать налогоплательщиком, а не иждивенцем, – отмечает Вениамин Алаев.

Среди открытых вопросов – снижение пенсионного возраста для граждан с инвалидностью, повышение размеров пособий, учет потребностей лиц с редкими заболеваниями и заболеваниями ментального характера.

– А пока в сферах трудоустройства, здравоохранения, строительной инфраструктуры и др. не будут работать люди с инвалидностью, ситуация не изменится, – резюмируют казахстанцы с особыми потребностями.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи