Опубликовано: 760

Алматинцы попросили депутатов мажилиса прожить день в инвалидной коляске

Алматинцы попросили депутатов мажилиса прожить день в инвалидной коляске Фото - Тахир САСЫКОВ

Алматинцы с ограниченными возможностями просят депутатов мажилиса парламента сесть в инвалидную коляску и прожить хотя бы день в их “шкуре”. Народные избранники рассматривают поправки в законодательство, в том числе касающиеся ограничения часов работы индивидуальных помощников для инвалидов первой группы, имеющих затруднение в передвижении.

Поход в магазин, поликлинику, аптеку, на рынок, по любым другим делам для лиц с ограниченными возможностями, особенно тех, кто передвигается на коляске, без сопровождающего просто невозможен! Инвалиды рассказали, что инфраструктура города устроена так, что в большей части он не доступен для людей на коляске – слишком крутые спуски и пандусы, отсутствие поручней, а также лифтов, пандусов в старых зданиях, барьеры в виде ступеней, арыков, ям…

Инвалид первой группы, колясочник, гражданский активист Галина ШВЕДОВА пользуется услугами индивидуального помощника по 8 и более часов в день:

– Помощнику оплачивается 248 часов в месяц, по 8 часов ежедневно, включая выходные и праздничные дни. В поправках это время хотят урезать до 176 часов в месяц. Получается, мы сможем пользоваться услугами гораздо меньше часов, что является нарушением прав людей с инвалидностью.

С другой стороны, новшество скажется на размере оплаты услуг индивидуальных помощников. Они и так социально не защищены, за них не перечисляются обязательные пенсионные взносы, взносы на медстрахование, соцотчисления (час работы стоит 358,26 тенге, получается в среднем 60–70 тысяч тенге в месяц. – Прим. авт.). А будет еще меньше. Помощник не может еще где-то работать, в большинстве случаев это – его единственный доход, без отпускных, льгот. Часто индивидуальные помощники – родные. Много историй, когда женщины бросают работу и посвящают жизнь ребенку или супругу с инвалидностью. Для них зарплата – большое подспорье.

– Некоторые инвалиды приглашают помощника со стороны, – продолжает моя собеседница. – И на мизерную зарплату им будет сложно найти себе такого, человек окажется запертым в четырех стенах. По факту, помощник не только сопровождает нас из пункта А в пункт Б и при посещении. Многим он помогает в бытовых делах – принять ванну, одеться, еду приготовить, уборку сделать, зачастую бесплатно!

“Разве мы не члены этого общества?”

Алматинка, инвалид 1 группы Наталья ДОСАНОВА тоже передвигается на коляске и не представляет своей жизни без индивидуального помощника. До своего 50-летия она вела активную жизнь – организовывала международные выставки, постоянно находилась в командировках. Но серьезные проблемы со здоровьем (почечная недостаточность, процедуры гемодиализа) круто все изменили:

– Последствия болезни – хрупкость костей. Получила переломы шейки бедра обеих ног. Уже 9 лет не могу одна выйти на улицу, нужен помощник. Центр гемодиализа выделяет транспорт таким, как я. Машина подъедет, но как я на коляске выйду из дома? Меня должен помощник вытащить, посадить в машину, это целая процедура.

Сейчас в новом законопроекте делают упор на услугу сопровождения – допустим, помощник привез меня в поликлинику, а потом должен уйти. А дальше я как? Из кабинета в кабинет как переезжать?

Там, где не могу проехать, помощник на своем горбу меня тащит. А хочется еще сходить в театр, на выставку, прогулку. Разве мы не члены этого общества? А с сокращением часов получается, что в праздники, выходные инвалиды должны сидеть дома! Прикованный к инвалидному креслу казахстанец помогает братьям по несчастью и здоровым людям решать их проблемы

Сейчас мы заполняем акты – расписываем каждый день, куда я пошла и зачем. Что за слежка за инвалидами первой группы? Унизительная процедура!

“Без мамы-помощника – никуда”

Свою историю “КАРАВАНУ” рассказала 28-летняя Мария КЕНЕСОВА, инвалид первой группы по зрению. Девушка также проходит лечение в центре гемодиализа. Но при этом ведет активный образ жизни – ходит на фитнес, учится на психолога.

– Все мои передвижения по улице – только с помощью сопровождающего, – говорит Мария. – Если его не будет, я буду дома сидеть. Живу с мамой и сестрой. Мама – мой индивидуальный помощник, ухаживает за мной. Конечно, если сократят часы, зарплату, она все равно будет меня сопровождать. Но ее зарплата – огромная финансовая помощь, ведь мама больше нигде не работает.

Я – гражданский активист, защищаю права инвалидов, информирую, сама обучаюсь на курсах психологии. Хожу на семинары, скоро начну консультировать клиентов. Подключиться к видеоконференции, сделать видеозвонок мне помогает помощник. Конечно, сокращение часов ущемляет наши права, очень обижает – мол, сидите дома в праздничные дни, чтобы вас не видно, не слышно было…

– Видимо, разработчики проекта считают, что инвалиды могут из своего кармана доплачивать за уход, сопровождение. Если не секрет, какая у вас пенсия?

– 65 тысяч 400 тенге. На лекарства деньги уходят. У меня может давление до 200 подняться. Препараты дают в поликлинике, но они не помогают, приходится более дорогие покупать – 8 000 тенге стоит упаковка. Еще покупаю биологически активные добавки, чтобы поддержать здоровье, так как гемодиализ вымывает все микроэлементы из организма.

Труд адский, платят за него немного

Пенсионерка Надежда – индивидуальный помощник своего сына – инвалида 1 группы, колясочника. Говорит, занимается им 24 часа в сутки:

– Поехали в отделение банка, там охранник с большим трудом помог поднять коляску. В итоге зацепили за торчащий конец трубы куртку, порвали. То лифт не работает в медцентре, то еще какие-то препятствия, отравляющие жизнь колясочнику. Ну как, скажите, можно сокращать часы работы индивидуального помощника таким людям?

Мои собеседники с горечью вспоминают слова представителя минсоцтруда на презентации законопроекта, который приводил международный опыт работы индивидуального сопровождающего – максимум, 180 часов в месяц. Говорят, как можно сравнивать условия, в которых находятся инвалиды там и здесь, их соцпакет, размер пособия?

На курортах, в самых красивых туристических местах, музеях, стадионах, ресторанах Европы встречаешь множество людей на инвалидных колясках. Там сделано все, чтобы человек с ограниченными возможностями не чувствовал себя изгоем, мог также наслаждаться искусством, вкусным обедом или спортивным зрелищем. И спокойно передвигаться везде. Он может путешествовать, доплачивать сиделке и не выпрашивает у государства памперсы, лекарства или новую современную коляску.

А много ли может позволить себе казахстанский инвалид на пенсию в 65 тысяч тенге, или 155 с “хвостиком” долларов?

Сомневаюсь! А труд индивидуальных помощников, как выразилась одна моя собеседница, “адский” – хрупкие женщины часто таскают на себе мужчин весом в 100 и более килограммов, за что им, между прочим, не доплачивают. Ну не оставлять же человека в беде!

Когда верстался номер, стало известно, что сообщество алматинских инвалидов написало письмо Президенту Казахстана Касым-Жомарту ТОКАЕВУ, в котором просит не ущемлять их права, рассказывает о своих проблемах, в том числе с получением жилья, путевок в санаторий и так далее.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Нурстанец 2 марта

Комментарий удален