Опубликовано: 610

Не бездельник, а спортсмен

Не бездельник, а спортсмен

“Я просто выживаю”, – сказал о себе в видео, которое стремительно разлетелось по пабликам в социальных сетях, успешный казахстанский паратанцор Михаил БЫЧКОВСКИЙ.

Отец троих детей, мастер спорта по плаванию и по паратанцам, поведал в нем историю преодолений и достижений своей жизни, а также посетовал на отсутствие поддержки со стороны спортивных функционеров. После чего молодому человеку позвонили якобы от имени… Рамзана Кадырова и предложили переехать в Чечню.

Без своего угла

Сегодня Михаилу Бычковскому негде жить, а своего жилья в Алматы никогда не было. Снимал квартиру, как-то решал эту проблему. На период карантина его приютил тренер. В свое время в поисках лучшей жизни он перебрался в южную столицу из Уральска. Одним из основных видов заработка здесь стала продажа сувениров, однако при ЧП этот скромный бизнес заглох. А спорт, которому отдано столько сил и времени, никаких дивидендов до сих пор не принес.

На медали и дипломы семью, а она у Михаила большая – подрастают трое детей 16, 13 и 3 лет – не прокормишь.

Скольких моральных сил молодому мужчине стоило признаться на всю страну, что он испытывает финансовые трудности, – известно только тем, кто пережил подобное:

“Я ничего лишнего не прошу, в чужой карман не лезу. Единственное: хочу, чтобы была хоть какая-то поддержка паралимпийцам, справедливость чтобы была”. Михаил предлагает заказать у него сувениры или онлайн-уроки по общей физической подготовке, по спортивным бальным танцам: “Я не бездельник, я спортсмен. Занимаюсь спортом, а также помогаю людям, таким же, как и я, которые после аварии не могут встать на протез. Помогаю им почувствовать себя ценным, полюбить себя таким, какой ты есть, быть полезным себе и обществу”.

– Основной посыл моего видео – чтобы у нас справедливость была. Я затрагиваю не здоровый спорт, а именно параспорт. Последние 2 года я профессионально занимаюсь паратанцами. Когда только пришел, мне обещали зарплату. Два месяца позанимался и занял финальное место на турнире в Германии, – говорит Михаил Бычковский. – Но всё осталось на стадии обещаний. До этого я занимался плаванием – получил мастера спорта, выиграл 11 медалей на чемпионатах Казахстана.

Недавно звонили из паралимпийского комитета и говорили: танцы – это же не олимпийский вид. Вы же понимаете, мы за него не отвечаем.

Вот, если будете плавать или бегать, станем с вами работать, выступите на чемпионате, но не обещаем, что сразу попадаете на зарплату…

То есть, если я вернусь в плавание, мне надо опять доказывать, а я и когда выигрывал там – ничего не получал. Потратить на это год, ради стипендии… и все равно уверенности нет.

Бычковский профессионально преуспел во многих видах спорта, причем совершенно в разных. Он единственный в Казахстане, кто бегает на протезе, участвует в городских марафонах. Дистанции выбирает стайерские – 5 км, 10 км. Самое длинное расстояние, которое преодолевает, – 21 км. Мечтает одолеть классическую марафонскую дистанцию – полные 42 км. Бегает он на спортивном протезе, который больше полутора лет назад был приобретен при поддержке неравнодушных казахстанцев, властей Алматы и корпоративного фонда “Болашак”.

– Все равно мы не молодеем. Насколько я буду конкурентоспособным на чемпионатах мира в беге – не знаю. Знаю, что в танцах – я могу танцевать, у меня есть соперники, они примерно мои ровесники, этот спорт еще развивается. А бег в Европе – это как “с добрым утром”, там все бегают, – комментирует он.

Не мог слышать слово “инвалид”

Правой ноги Михаил лишился в 1999 году вследствие автомобильной аварии. Сейчас имеет III группу инвалидности. Вопрос о возможности переосвидетельствовать группу – также поднимается в его нашумевшем видео.

– Многие говорят и я тоже так считаю, что у меня неправильно установлена группа. Помимо того что у меня нет ноги выше колена, есть еще сопутствующее заболевание. Во время аварии было сильное сотрясение мозга, височно-колотая рана – из моей головы вытащили 2-сантиметровую железку, чудом остался жив. Я всю жизнь стою на учете у невропатолога и травматолога. А группа у меня – третья.

На момент установления инвалидности в 2003 году я даже слышать слово “инвалид” не мог, как мне рассказывала мама. Она видела, что я мучился с этими больницами, протезами. Нам сказали, что могут дать II группу либо по ноге, либо по голове, но на год, затем надо пройти переосвидетельствование. Но есть нюанс – эта группа считается нерабочей, будет ограничение в выборе профессии.

А III группу давали бессрочно и не надо каждый год бегать. Мама подумала и согласилась на малое, на третью, а мне тогда было без разницы.

Параллельно с профессиональным спортом Бычковский занимался продажей сувениров. Каждый день выходил на улицу, предлагал их на рынках, на алматинском Арбате и т. п. Делал это в любую погоду, на одной ноге, пока не получил электрический протез.

– Я сначала один приехал в Алматы. Здесь людей больше, думал, буду потихоньку себе на протез копить. До этого у себя в городе занимался ремонтом – сантехника, электрика, вентиляция, кондиционирование воздуха. У меня истекла лицензия, потом протез сломался, и я решил переключиться на сувениры. Видите, я целый день на ногах, хожу много – утром ушел, вечером вернулся. Раньше сам их изготавливал, потом возникла проблема с материалом, решил посредничеством заняться, покупал оптом статуэточки, магниты на холодильник и продавал (стоимость их смехотворная – 200 тенге). Не скажу, что всем нужны эти сувениры. Люди покупали, чтобы меня поддержать, за счет этой поддержки я и кормил семью.

Звонок от главы Чечни

Также Михаил работает в городском обществе инвалидов помощником тренера, имеет там зарплату, плюс пенсия по инвалидности. Спрашиваю, хватает ли этих средств на жизнь? Спорт ограниченных возможностей

– Откуда, что вы. 35 тысяч тенге – пособие, 50 с лишним тысяч – зарплата, но у меня нет своего жилья, – говорит он. – Раньше снимал квартиру за 80–85 тысяч тенге и еще комуслуги, в итоге ничего не остается. Я бы хотел перевезти семью, но сейчас непонятно, что с жильем, надеюсь, решу, может, из людей кто поможет. У меня жена – россиянка, она поехала с сыном в Самару к сестре, а назад в Казахстан ее не впустили из-за карантина. Сейчас дочки временно проживают с моей мамой в Уральске. Наверное, и, слава богу, вряд ли бы нас взяли на постой всей семьей.

После опубликованного видео на Михаила обрушился поток звонков и сообщений – только в WhatsApp их пришло больше тысячи со словами поддержки: все-таки отзывчивый у нас народ.

Спортсмен говорит, что в жизни по телефону столько не разговаривал, как в те первые дни после публикации. Так вот, среди звонивших были и люди, предлагавшие перебраться… в Чечню.

– Сказали, что видео якобы дошло до главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, что меня хотят пригласить в Грозный, предоставить жилье, чтобы я там занимался спортом. У меня, конечно, нет 100-процентной уверенности, что звонок действительно был от представителей Кадырова, но мне так представились. Я, если честно, насчет переезда никогда не думал.

...А пока Михаил хочет привлечь общественное внимание к проблемам параспортсменов и надеется, что сможет зарабатывать профессиональным спортом, как это делают, например, казахстанские футболисты. Чем они лучше?

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи