Опубликовано: 440

Появится ли в Казахстане первый наукоград

Появится ли в Казахстане первый наукоград Фото - Аллы БЕЛЯКИНОЙ

Восемь лет столица казахстанской ядерной науки – город Курчатов – просит придать ему статус наукограда. А министры и акимы до сих пор спорят, кто из них имеет право это сделать.

Налоги из лаборатории

Есть города, экономика которых завязана на производстве. К примеру, Усть-Каменогорск, где градообразующими предприятиями являются крупные промышленные гиганты. Это значит, что город развивается благодаря тому, что именно на этих заводах работает большая часть горожан, отсюда идет львиная доля налогов в казну, на которые Усть-Каменогорск строит дороги, больницы и скверы. Есть города, экономика которых исторически вращается за счет торговли. Например, Семей, в котором, со времен Великого Шелкового пути и купеческих конгломераций XIX века, до сих пор базар – главное место деловой жизни тысяч людей.

А еще в мире есть такие города, жизнь которых вращается за счет и вокруг науки. На Западе их называют технополисами, на постсоветском пространстве – наукоградами. Это населенные пункты, в которых самое главное предприятие – крупный университет или научный центр. Именно в нем трудится большая часть местных жителей, от него в казну идет большая часть отчислений, он же определяет все локальные социальные вопросы.

Первыми придать таким городам особый статус еще 70 лет назад придумали американцы. Тогда в штате Калифорния появился технополис под названием Кремниевая долина, а в Массачусетсе – Рут-128. И очень быстро стало понятно, что наукограды быстрее развивают науку, а также превращают ее в прибыльный бизнес, заодно подтягивая жизнь всего города на высокий уровень. То есть делают то, чего не могут любые другие города, где вся наука – от скромной лаборатории до большого университета – живет за счет государства. А тут появилась модель, работающая наоборот. Поэтому идея быстро распространилась по всему миру. Вскоре самым известным наукоградом Англии стал Кембридж, во Франции – Мей-лан-Гренобль. Позже в Китае такой статус получили города Шэньчжэнь и Гуандун, в Корее – Даедук. В Японии сегодня уже 19 технополисов, а в России – 15 наукоградов.

Есть всё, кроме статуса

И только Казахстана в этом списке как не было, так и нет. Между тем для появления первого в истории нашей страны технополиса уже много лет есть всё. Речь идет о городе Курчатове, когда-то построенном для главной военно-научной испытательной площадки СССР – Семипалатинского ядерного полигона. С 1992 года, когда здесь был создан Национальный ядерный центр РК, бывшая территория военных экспериментов давно стала крупнейшим научным комплексом. Не будет чрезмерным пафосом сказать – уникальным для всей планеты. Во-первых, больше нигде в мире ученым не открыли беспрецедентное поле для научных исследований, на котором когда-то 40 лет испытывали ядерное оружие. Нигде ни разу еще не проводили столь масштабных исследований, способных определить, какие земли из 18 тысяч квадратных километров полигона являются зараженными радиацией, а какие – пригодными для жизни, как это сделали в НЯЦ. Таких примеров со словами “впервые в мире только здесь” о Курчатове и НЯЦ РК можно приводить много. И местные ученые не только сохранили, но и приумножили свой авторитет. Именно поэтому НЯЦ имеет множество совместных проектов в атомной промышленности наравне с ведущими странами-лидерами в этой отрасли. Это и атомная энергетика, и безопасность АЭС, и радиоэкология, и геофизика. Неслучайно именно ядерщики НЯЦ работали над вопросами безопасности после аварии на японской АЭС “Фукусима-1”. Наши ученые – в числе разработчиков ядерных реакторов из Франции, Японии и России.

А главное – здесь научились зарабатывать на науке. И примеров таких успешных коммерческих проектов казахстанской науки тоже немало.

 

– Можно отметить проведение на базе НЯЦ РК исследований по безопасности новых проектов энергетических ядерных реакторов на быстрых нейтронах и водо-водяных реакторах по проектам Японии – “EAGLE”, “COTHELS”, “Fukusima De-bris TOSHIBA”, Франции – “SAIGA”, Евросоюза – “INVECOR”, России – “Брест-ОД-300”, – пояснил заместитель генерального директора НЯЦ РК Сергей ЛОКШТАНОВ. – Такой положительный опыт обусловил интерес, например, французского комиссариата по атомной энергии. И НЯЦ РК получил семилетний контракт с этим французским ведомством по изучению топливной сборки реактора “ASTRID” в условиях аварии.

 

Успешные коммерческие проекты есть и в сфере технологий управляемого термоядерного синтеза. Например, США, Япония, Южная Корея, страны Евросоюза, Швейцария, Россия, Индия создали международную организацию по термоядерному синтезу. Это попытка создать первый реактор для коммерческого использования термоядерной энергии. И часть работ для этого крупного международного проекта выполняли ученые НЯЦ РК. Многие страны платят и готовы платить за казахстанские исследования по радиационной безопасности, а в этом вопросе нашим ученым тоже есть что предложить. В целом, НЯЦ РК ежегодно заключает более 200 коммерческих контрактов, привлекая иностранные инвестиции.

Кто должен решить, чтобы столица атомной науки Казахстана стала наукоградом
Кто должен решить, чтобы столица атомной науки Казахстана стала наукоградом

 

Какую инстанцию спросить?

Словом, есть и наука на мировом уровне, и специалисты, и оснащение, и коммерческая прибыль. 24 процента экономически активного населения Курчатова работают в НЯЦ РК. Сам Национальный ядерный центр – градообразующее предприятие. То есть, по сути, есть готовый наукоград. Но нет статуса просто потому, что никто в стране не знает, кто может принять такое решение. Еще в 2014 году была разработана концепция кластера “Наукоград Курчатов”. Подготовлен проект закона. Было отправлено письмо с ходатайством о присвоении статуса тогдашнему акиму ВКО.

– Однако областное управление экономики предложило управлению образования совместно с акиматом Курчатова отработать этот вопрос с министерством индустрии и новых технологий РК. По иерархии государственных органов аппарат акима г. Курчатова является нижестоящим исполнительным органом по отношению к правительству. Поэтому акимат не вправе вносить подобные предложения, – отметил заместитель гендиректора НЯЦ РК.

А дальше каждая инстанция отказывалась принимать решение и передавала эту заботу кому-то другому. Из Курчатова ушел запрос мажилисменам, те отправили запрос премьер-министру. А тот виртуозно опять сложил всю ответственность… на акимат Курчатова, так как, по его словам, “основная роль по формированию региональных кластеров возложена на местные исполнительные органы”. В итоге так и непонятно, какая же именно инстанция имеет право придать Курчатову статус наукограда.

Создать реактор или помочь японской АЭС проще, чем получить статус
Создать реактор или помочь японской АЭС проще, чем получить статус
 

Этот вопрос “КАРАВАН” адресовал вице-министру энергетики РК Жандосу НУРМАГАНБЕТОВУ.

– Это очень интересное предложение. И в целом никто не против. Однако вопрос в том, что надо же прописать механизм придачи такого статуса. Соответственно, сначала профильное министерство науки должно проработать этот вопрос. Мы в министерстве энергетики двумя руками за то, чтобы Курчатов получил статус наукограда. К тому же НЯЦ РК является еще и подведомственной организацией нашего министерства. Но как только мы скажем, что нужен закон о наукограде, все спросят – он один должен быть в стране? Или их может быть несколько? Возможно, в других регионах люди тоже хотят наукограды строить? А ведь есть еще вопрос финансирования, строительства инфраструктуры. Такой статус тянет за собой большие затраты. Это не такой простой вопрос, как кажется. Но основания для того, чтобы Курчатов стал наукоградом, на мой личный взгляд, имеются, – заявил вице-министр энергетики.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи