Опубликовано: 8400

Пошли на жир? В Актау массово пропадают собаки

Пошли на жир? В Актау массово пропадают собаки Фото - На этой свалке за селом Умирзак несколько лет назад обнаруживали десятки трупов собак – ими были наполнены многочисленные ямы. Фото Ольги ЗОЛОТЫХ

В городе и области бесследно исчезают собаки. Причем не только бездомные, но и домашние. В основном это собаки крупных пород.

Зоозащитники подозревают, что животных используют для получения собачьего жира, который сейчас считается чуть ли не панацеей при лечении коронавирусной инфекции и пневмонии. При этом сам собачий жир в Актау достать трудно – его покупают из-под полы.

У Сергея БАБЕНКО месяц назад пропал друг – немецкая овчарка по кличке Шерлок. Собака исчезла ночью со двора частного дома. Пса сначала искали собственными силами, потом подключили социальные сети, но все без толку – собака как сквозь землю провалилась.

− Когда разместили объявление о пропаже, многие нам писали в комментариях, что искать уже бесполезно, делали предположение, что ее пустили на жир – собака ведь крупная и довольно упитанная. В последнее время очень много пропаж собак, причем практически все были украдены со дворов домов. Также люди отпускали собак погулять, и они не вернулись. Кстати, резко сократилось и число бездомных собак. В бывших дачных поселках стаи бегали раньше, а сейчас – редко, когда увидишь одну-две собаки, − рассказывает владелец пропавшей овчарки.

Отправляюсь в Мунайлинский район – сейчас это десятки сел, которые раньше были дачными массивами. Жители много лет подряд жаловались на стаи бездомных друзей человека. Забегая вперед – за пару часов езды по району я увидела всего две особи – обе с ошейниками. По дороге вспоминаю, как лет восемь назад, тогда еще работая на ТВ, снимала сюжет о трупах собак на одной из несанкционированных свалок недалеко от Актау: десятки желтых мусорных пакетов, а в них останки животных. После выхода материала прокуратура провела проверку – выяснилось, что это дело рук одного из корейских ресторанов в Актау. Заведение тогда оштрафовали. Сейчас на месте той свалки идет строительство. Та же история и за селом Умирзак – здесь несколько лет назад также обнаруживали десятки трупов собак – ими были наполнены многочисленные ямы, которые используются тут под свалку. Поиски не дали результатов.

Еду обратно в Мунайлинский район – есть информация, что здесь в одном из дворов специально выращивают собак на убой.

Показывать дорогу к этому злополучному дому решается мой сосед Анатолий. Несколько лет назад его болонку сбила машина, и ему посоветовали поехать на автодром за другой собакой.

− Там живет женщина – у нее огромный участок и множество клеток – в каждой по несколько собак. В основном мелкие и средние, крупных она не держит. Мне тогда сказали, что она их выращивает до двух лет, откармливает, а потом сдает на мясо и на жир. Там я и взял свою Белку, которая до сих пор живет с нами. Эта женщина сказала, что на днях как раз собиралась отправлять ее на убой, − рассказывает мужчина.

И на этот раз – неудача. Дом есть, но здесь теперь другие владельцы. Новые хозяева участка рассказали, что купили его в прошлом году, но он был пустой. Местные жители подсказывают – если нужен жир, то продается он на центральном рынке. Еду на рынок – да, действительно продается, но в заводской бутылке – производство: Новосибирск и Барнаул. Из “самодельного” жира только тюлений. Продавцу намекаю, что тюленей давно запретили убивать ради жира.

− Насчет этого не знаю, мне привозят этот жир из Форта-Шевченко. А домашний собачий жир вы сейчас нигде не найдете – это большой дефицит. Еще и цена на него выросла – раньше за бутылочку просили 2 тысячи, теперь 5–7 тысяч, − объясняет продавец.

Следующая остановка – небольшой рынок в центре города. Одна из женщин достает из холодильника бутылку из-под уксуса: “Вот, последние две бутылки остались, берите – не пожалеете!”. Цена за половину 180-миллилитровой бутылки – 5 тысяч тенге.

− Это зимняя заготовка, свежего нет, и, скорее всего, не будет. Женщина, которая нам поставляла жир, больше этим не занимается. Но у меня он самый натуральный – у других могут что-то подмешать. У меня берут все и не жалеют, − расхваливает “товар” продавец.

Через ряд продают овощи, интересуюсь у словоохотливого продавца – где можно купить?

Он тут же “сдает” некоего мужчину, который приходит несколько раз в неделю на рынок и предлагает жир и собачье мясо, однако когда он приходит и как его найти, к сожалению, не знает.

При этом добавляет – его знакомые брали товар с рук в Мунайлинском районе. На вопрос, как его можно купить, отвечает, что там продают только через “своих”, проверенных людей.

Объявлений о продаже собачьего жира именно в Актау в Интернете всего три. Зато есть десятки объявлений из других городов: Алматы, Нур-Султана, Семея, Караганды, Уральска. Практически все утверждают, что жир чистый, домашний, а некоторые продавцы даже готовы отправить его в другие регионы. Цена за 100 граммов варьируется от 3 до 8 тысяч тенге. Некоторые даже предлагают горячий бульон из собачьего мяса, рассказывают в объявлениях о “целительных” свойствах этого продукта и дают рекомендации по лечению жиром. Звоню по нескольким номерам, говорю, что жир нужен для больного родственника, но кроме жира нужна еще и справка или какой-либо документ, подтверждающий, что собаки были здоровы.

− Вам что, нужна справка о смерти собаки? Можете не сомневаться, у нас чистый, домашний жир, нам привозят его. Мы этим уже 20 лет занимаемся, и ни одного нарекания ни разу не было. Это не какие-то бродячие собаки с улицы – их специально для этого выращивают, − говорит женщина из Нур-СултанаКому – друг, кому – рагу

− Вы первая, кто спрашивает про документы. Нам привозят из одного питомника. У нас все берут в Уральске, из Актобе и Актау заказывают, – рассказывает женщина из Уральска.

Один из продавцов – мужчина – поведал историю о том, что жир, ради которого он убил собственную собаку, предназначался для родственницы – она заболела пневмонией. Однако спасти ее не смогли, а жир остался. Мужчина даже рассказал о тонкостях его приготовления.

− Есть те, кто по много продает, но они часто смешивают с другими жирами. У меня всего 300 граммов. Это внутренний жир – на пару, а не как многие делают: варят собаку, а потом с бульона жир собирают.

В Актау женщина отметила, что берет жир на перепродажу – откуда, не уточнила. На вопрос о документах, подтверждающих здоровье собак, ответила, что, если есть сомнения, то покупайте жир в аптеках. Кроме того, я поинтересовалась, действительно ли тот жир, который ей поставляют, – собачий. Женщина заверила, что точно собачий, ведь она различает его по запаху!

Зоозащитники в Актау утверждают, что, скорее всего, в пригороде Актау есть какой-то подпольный “разделочный” цех.

− Сначала бездомные собаки исчезли, теперь переключились на домашних. Во-первых, это жестоко, бесчеловечно и бессмысленно. А во-вторых, где гарантия, что все эти собаки были здоровы. Сейчас очень много случаев чумки, причем разных ее видов. Понятно, что она не передается человеку, но животное ведь больное – это факт. Кроме того, сейчас к нам очень много привозят щенков, которые умирают от паразитов − они съедают внутренние органы. Эти глисты размножаются в мозге, в легких, в печени собак, и вот они как раз очень опасны для человека, − рассказывает зоозащитник Ольга БАХТЕЕВА.

В Алматы общественный фонд “КARE-Забота” отправил запрос в комитет контроля качества товаров и услуг МЗ РК по вопросу использования собачьего жира и мяса в качестве метода лечения. Ответ от ведомства пришел в начале июля.

“Мясо собаки не применяется в качестве пищевой продукции и не допускается для приема в пищу. Реализация и использование для пищевых целей животных, не подвергнутых в установленном порядке ветеринарно-санитарной экспертизе, запрещается. Экспертиза мяса собаки не предусмотрена национальным законодательством и законодательством Евразийского экономического союза”, − говорится в ответе комитета.

Выходит, что все сертификаты и прочие документы, подтверждающие качество, которыми так хвалятся продавцы в объявлениях, – липовые.

Кроме того, в официальном ответе на запрос отмечается, что любое мясо, мясные и другие продукты убоя подлежат ветеринарно-санитарной экспертизе для определения их пригодности к использованию в пищу. На территории Евразийского союза продукты убоя сопровождаются ветеринарным сертификатом, который выдает уполномоченный орган, и товаросопроводительными документами.

“Мясо собаки, в том числе собачий жир, может стать источником серьезных инфекций, прежде всего это ряд антропозоонозных заболеваний (общих для человека и животного), которыми заражена собака. Например, вирусные инфекции (бешенство, листериоз), бактериальные (сальмонеллез, кишечная палочка) и паразитарные (трихинеллез, лептоспироз, гельминтоз, токсоплазмоз). Официальная медицина не рекомендует применять собачье мясо и жир для профилактики и лечения тех или иных заболеваний”, − отмечается в ответе ведомства.

Больше всего вопросов у актауских зоозащитников к городскому отделу сельского хозяйства и ветеринарии.

− В Актау собак не отлавливают, как это положено по закону, а отстреливают. Я много раз говорила руководителю нашего отдела ветеринарии, что необходим именно отлов, по закону животное – “вещь”, которую должны в течение 60 дней где-то содержать, кормить, поить, холить и лелеять, искать хозяев, стерилизовать, а если животное больное и агрессивное, то усыплять. Но у нас нет такого места, где можно было бы содержать собак, поэтому у нас их просто отстреливают, − говорит Ольга Бахтеева.

На уничтожение бездомных животных, по словам руководителя актауского городского отдела сельского хозяйства и ветеринарии Нурбергена МАМУТОВА, акимат средства не выделяет. Ветеринарная станция работает только по заявкам жителей и отлавливает собак.

− А так как нет места, где содержать отловленных животных, то они уничтожаются – сжигаются на скотомогильнике за городом, − рассказал руководитель отдела.

В 2011 году местные власти приобрели крематорий, в котором планировалось сжигать трупы животных. За него заплатили пять миллионов тенге.

Как выяснилось, он вышел из строя шесть лет назад, так как в 2015 году планировалось приобрести передвижной крематорий за ту же цену. Однако ничего так и не купили. Теперь планируется строительство современного скотомогильника с крематорием вместимостью в 2 тонны. Зоозащитники несколько лет назад предлагали приобрести передвижной крематорий за 1 миллион тенге, однако местные власти не согласились.

− Мы обращались также к нескольким компаниям, но нам отказали. Передвижной крематорий очень удобен, так как умирает много животных в городе. Но у нас их сжигают. При этом, когда мы просим показать место, где именно сжигают, нам не показывают. Поэтому мы подозреваем, что их все-таки не сжигают, а отправляют на жир и мясо, − отмечает Ольга Бахтеева.

К слову, руководитель отдела удивился вопросу о цехе для приготовления собачьего жира, заявив, что впервые об этом слышит.

− В черте города такого точно нет. У нас есть 5 убойных пунктов, работу которых мы контролируем, но там не убивают собак, а только скот. Я лично не поддерживаю употребление в пищу собачьего мяса. Да и вообще, я сильно сомневаюсь, что продают именно собачий жир. Скорее всего, под его видом продается какой-то другой, − сказал Нурберген Мамутов.

Однако есть подозрения, что в Мангистау этот бизнес поставлен на широкую ногу. Руководитель одной из компаний по изготовлению печатной продукции в личной беседе признался, что недавно здесь заказали больше сотни этикеток “под заводские” с надписью “Собачий жир”.

АКТАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи