Опубликовано: 17000

Подростки, осужденные за изнасилование которого не было, переведены в колонию

Подростки, осужденные за изнасилование которого не было, переведены в колонию Фото - Тахир САСЫКОВ

Мини-зоопарк, цветы, белки на деревьях, чисто убранная территория и массивные ворота на автоматическом замке… Это не санаторий, а учреждение ЛА 155/6 для несовершеннолетних в Алматы.

Недавно сюда перевели героев наших публикаций (см. материалы “Мой ребенок – девственница!” от 15 марта, “Мама, ты только держись…” от 19 апреля и “Не знаю, что со мной будет дальше…” от 25 апреля 2019 года) – Максима В., Никиту Ш. и Валентина Л. За их судьбой следят многие казахстанцы, и мы в том числе.

Корреспонденты “КАРАВАНА” посетили учреждение в День открытых дверей, что прошел 1 июня.

Такие праздники осужденные ждут с особым трепетом, ведь каждый может пригласить близких родственников и провести с ними драгоценные часы. К 10 часам утра на контрольно-пропускном пункте было оживленно. Родные проходили положенные процедуры досмот­ра, шелестели пакетами с передачами. Я купила лапшу быстрого приготовления, конфеты, мармелад. Хотела передать гостинцы в общий котел.

Сотрудники, поглядывая на мои большие пакеты, удивлялись: лапша-то зачем? Мол, кормят осужденных хорошо.

В это время на территории детской колонии вовсю готовились к празднику – на улице установили скамейки, подключили микрофоны. В гости к обитателям ЛА 155/6 приехали футболисты из городского дворового клуба – провести очередной матч. Это традиция. А еще творческие коллективы общеобразовательных школ Илийского района, представители ОФ “Жартас Казахстан”, ОФ “Международная ассоциация социальных проектов”, акимата Жетысуского района, прокуратуры, ОФ “Нурлы Багдар”, семейный ансамбль Басыгараевых и другие.

Все 50 осужденных надели белые футболки и кепки. Читали душевные стихи, от которых щемило сердце. Пели, танцевали. Те, к кому приехали родные, сидели, держась за руки. Встреча с самыми дорогими людьми – главная мотивация, чтобы потом изменить свою жизнь.

Поздоровалась я с Никитой, Максимом и Валентином, их родными. Нарушать семейную идиллию расспросами не стала – эмоции взрослых, подростков хорошо читались на лицах.

– Конечно, мы очень рады, что дали возможность побыть с сыновьями, все посмотреть, – мамы пацанов еле сдерживали слезы.

“Приходит понимание, насколько дороги родительский дом, свобода”

Елена приехала из Усть-Каменогорска навестить сына Андрея. Они давно не виделись – у женщины нет возможности ездить в Алматы:

– Руководство учреждения знает о моей ситуации, оплатило дорогу, помогло с продуктами, мы два дня вместе проведем (женщина приехала на длительное свидание. – Прим. авт.)! Когда узнала, что выпал такой шанс, за десять минут собралась. Увидела сыночка – успокоилась.

– В четвертый раз я в колонии, – рассказывает Виталий, папа одного из осужденных. – Больно видеть здесь детей… Сын постоянно звонит, подбад­ривает. Я не буду молчать: известный правозащитник рассказал о жизни по ту сторону проволоки

– А что вы ему говорите в ответ?

– Сынок, мы тебя любим и ждем! Мечтаем, чтобы быстрее вышел, начал новую жизнь с новым мышлением.

– Все условия есть, только свободы не хватает, семейной теплоты, – замечает начальник отряда Ернар САБИТОВ. – У каждого осужденного – своя история. Одни говорят: не в то время, не в том месте оказался. Многие в школе хорошо учились. Есть даже выпускник, награжденный медалью “Алтын белгi”. Другие понимают, что водились не с теми друзьями. Некоторые под воздействием алкоголя, наркотических средств пошли на преступление.

Конечно, пацаны сожалеют, что сюда попали. Здесь приходит понимание, насколько дороги родительский дом, близкие, свобода.

Почти каждый день я нахожусь здесь с подъема до отбоя. Сироты мне говорят: дядя Ернар, вы мне как отец…

В исправительном учреждении Cабитов уже 7 лет проводит воспитательные, спортивные, концертные мероприятия. Вместе с подопечными отвечает за “живой уголок” – огражденный участок с утепленным помещением. Здесь живут кролики и голуби. Ухаживают за живностью подростки. Мечтают поселить еще цесарок, павлинов – все веселее будет.

Начальник воспитательного отдела Алма БАЗИЛЬБАЕВА в детской колонии работает 15 лет:

– Ребят всех жалко, они все-таки дети. Кто-то не понимал, что делал, кто-то на поводу у взрослых пошел, кого-то общество таким сделало, у многих социальное положение тяжелое. Раз вынесен приговор, они оказались в учреждении, наша задача – помочь им, чтобы не потерялись, не отстали от жизни, чтобы общество от них не отвернулось.

– Когда пацаны выходят на волю, звонят вам?

– Конечно. В этом году освободился мальчик, его не хотели в школу принимать. Позвонил, рассказал все. Вместе с управлением образования мы решили его вопрос. В законодательстве указано, что осужденных должны без проблем принимать в школы, колледжи. Некоторые радуют своими успехами. Один наш выпускник окончил в учреждении кулинарные курсы. Вышел, открыл небольшой бизнес. Сейчас он повар в одном из ресторанов города.

Подъем – в 6.00, отбой – в 22.00

Пока шел концерт, осмотрелась вокруг – все-таки это тюрьма, и попасть в нее можно только с разрешения комитета уголовно-исправительной системы РК. Думаю, это будет интересно почитать и родным обитателей ЛА 155/6, у которых не получается навещать детей, внуков.

Колония построена до Великой Отечественной войны, в 1941 году.

Есть школа, где осужденные продолжают учебу, а после окончания получают аттестат об общем образовании. 25 мая, как и во всех учебных заведениях, здесь прозвенел последний звонок. В каникулы школа закрыта, мы в нее не попали. Зато зашли в общежитие, где спят осужденные.

Две комнаты с двухэтажными кроватями, в каждой по 25 человек. Чтобы как-то оживить казенную обстановку, на стены наклеили картины с видами природы, животными. В помещении воспитательной работы – кресла, ковер на полу, телевизор, подключено кабельное ТВ. В другой комнате – теннисный стол.

Общий санузел с умывальниками и туалетами. Раз в неделю – банный день. За подростками наблюдают видеокамеры. В помещениях нет дверей.

Иду дальше, в санчасть. Лаборатория, стационар, процедурный кабинет, стоматологическое кресло, инфекционный блок для изоляции больных. Медперсонал сообщил: с 2014 года в учреждении не приходилось кого-либо изолировать. Профосмотр обитателей колонии проводится 4 раза в год, с приглашением врачей из городской поликлиники № 5.

На территории стоят таксофоны, в летнее время включены в течение дня.

Да, подъем в учреждении в 6 часов утра, отбой – в 10 вечера, в праздники, такие как День защиты детей, – в 23.00. Завтрак, обед, ужин, мероприятия – все согласно режиму. Все-таки это исправительное учреждение, напомнили мне сотрудники.

Шаг к свободе

– 15 дней карантинного отделения хватает, чтобы выучить, что нельзя, а что можно делать, – рассказывает начальник учреждения ЛА 155/6 подполковник юстиции Ертай ШАКЕНОВ. – Мы сразу разъясняем – чем лучше будете себя вести, тем быстрее освободитесь. Если не будете нарушать режим, дисцип­лину – это шаг к свободе. Есть условно-досрочное освобождение, замена части наказания более мягким видом – пробационным контролем.

– А это реально?

– Да. Например, за 2018 год более 20 человек освобождены по ЗМН – замена неотбытой части наказания более мягким видом. Ограничение свободы. Подросток освобождается из учреждения, находится дома, раз в неделю отмечается в службе пробации. Работает или учится.

За прошлый год только одному несовершеннолетнему объявлен выговор за нарушение. Пацан забывал надевать форму на построение. Три месяца преду­преждали, потом сделали выговор. Но он стал себя лучше показывать и освободился досрочно.

Тот, кто совершил особо тяжкое преступление, должен отбыть половину срока. Если преступление средней тяжести – одну треть, после подаются документы.

В 2019 году около 10 человек освобождены условно-досрочно. Когда ребятам по 18 лет исполняется, они могут подать ходатайство оставить их здесь. Ведь во взрослой колонии совсем другие условия!

– Чем подростки будут заниматься на каникулах?

– Второго июня открывается летняя спартакиада – футбол, волейбол, армрестлинг. Два-три месяца проводим. Кто занимает призовые места по разным видам спорта, рукоделию (лепка, рисунок), выбираем 7–8 человек и в августе выезжаем в город. Есть такой вид поощрения.

– Бывают у них слезы, депрессии?

– Они друг друга очень поддерживают. Вот родные передачи оставят, общий стол накроют, будут угощаться.

– А кто покупает сиротам одежду, обувь, другие вещи?

– Государство полностью покупает все. Но вещи же рвутся, изнашиваются. Если к кому-то не приезжают родные, неправительственные организации оказывают помощь, в виде обуви, одежды.

На содержание одного заключенного детской колонии ежедневно выделяется около 7 тысяч тенге (еда, обувь, одежда, коммунальные услуги). В год это 234 миллиона тенге.

Трудоустроили самых нуждающихся

В праздник родители, спонсоры, сотрудники акимата побаловали подростков мороженым, фирменными бургерами. Интересуюсь у начальника тюрьмы: чем еще угощать будут?

– У нас праздничный обед – плов, салаты. Некоторые думают, что здесь голодают. Посмотрите меню: по четвергам – манты, по понедельникам – бризоль.

– Это – на бумаге. А на самом деле хватает ли растущим организмам мяса, фруктов?

– Если во взрослой колонии положено каши 200 граммов, у нас – 250. Из следственного изолятора многие приходят худые, потом набирают вес и растут, спортом занимаются. Все витамины прописаны в меню. В понедельник на завтрак – овсяная каша, чай с сахаром, хлеб с маслом, сыром, яйца, конфеты. Обед – суп гороховый, бризоль с картофельным пюре, хлеб, сок. Каждый день яблоки даем. Есть общий и диетический стол. Тех, кто только к нам прибывает, у кого недовес, по болезни, ставим на диетпитание.

– Подростков к работе на кухне привлекаете?

– 10 ребят трудоустроены, из них четверо – на кухне, помогают картошку чистить, убирать со стола, манты лепить. В первую очередь трудоустроил тех, у кого тяжелое материальное положение. Рабочий день – 4 часа. Зарплата – 20–24 тысячи. Желающие обучаются кондитерскому делу. Получают сертификаты и после освобождения могут трудоустроиться.

Также сотрудники профтехшколы обучают заключенных профессиям токаря, слесаря и механика – на воле любые навыки пригодятся!

Пацаны, которых я пыталась разговорить на темы о житье-бытье, планах на будущее, были немногословны. Ни на что не жаловались. Лезть в душу к ним не хотелось. Мы поняли друг друга без слов.

Когда за мной лязгнул металлический замок, я снова оказалась на улице, наконец-то выдохнула. Солнце нещадно пекло, гарь, копоть отравляли воздух. А я улыбалась и с наслаждением вбирала легкими этот смрад. Воздух свободы, который дороже всех денег мира!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров