Опубликовано: 260

Почему волонтеры обходятся государству дешевле строительства реабилитационных центров

Почему волонтеры обходятся государству дешевле строительства реабилитационных центров Фото - Алла БЕЛЯКИНА

Общественники, помогающие людям с ограниченными возможностями, обходятся государству дешевле строительства реабилитационных центров.

Сегодня нередко можно услышать, что родители определяют своего психически нездорового ребенка в частный развивающий центр, инватакси покупают меценаты, за памперсами для лежачего пациента идут в аптеку волонтеры, а фестиваль для особенных детей организовывают НПО. Хорошо или плохо, что за маленькие гранты общественники выполняют государственную работу?

Волонтерская стезя

Сегодня все больше общественных организаций занимаются социальной поддержкой. К примеру, в Семее ОО “Центр творчества детей и молодежи “Исток” охватывает огромный пласт работы в этой сфере.

– В течение десяти лет мы занимаемся проектом “Забота”. Оказываем людям с психоневрологической патологией специальные социальные услуги. Они самые разные – педагогические, психологические, культурные, бытовые, правовые, трудовые, экономические и медицинские, – пояснила председатель ОО “Центр творчества детей и молодежи “Исток” Людмила МИХАЙЛОВА. – В этом году мы помогаем 261 человеку из Семея и окрестных поселков и сел, чтобы повысить их качество жизни.

Для своих подопечных ОО “Исток” организовывает оздоровительные поездки, экскурсии по музеям. Например, в этом году ездили в Астану, Усть-Каменогорск, на озера Шошкалы и Окуньки.

В 12-й раз состоялся ежегодный фестиваль творчества детей и молодежи с ограниченными возможностями “Солнечный мир”, в котором неизменно принимают участие свыше 400 ребят. Среди них немало учеников специализированных интернатов. Дети с психическими отклонениями уже второй год занимаются в инклюзивном театре.

Есть и клуб пенсионеров. Старики вместе ходят на спектакли, в музеи, общаются за чашкой чая, выезжают на пикники.

Минувшим летом они побывали в Катон-Карагайском национальном парке. Большую часть этой работы делают волонтеры.

– Наши волонтеры оказывают помощь ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла. Это бытовая уборка жилья, помощь по хозяйству, приготовление пищи. Они вместе ходят к врачу, покупают лекарства и продукты, – говорит Людмила Михайлова.

И это только одно общественное объединение. А ведь таких неправительственных организаций, оказывающих различные социальные услуги, немало.

– Еще одно общественное объединение “Асыл” оказывает специальные социальные услуги на дому и в полустационаре. Они имеют помещение, спортивный зал с тренажерами, массажными ковриками, беговыми дорожками, кабинет, оборудованный специальной техникой. Полустационар рассчитан на 26 человек, в том числе и для пациентов с психоневрологическими проблемами, – отметил заведующий сектором отдела занятости, социальных программ и регистрации актов гражданского состояния Семея Айдар САМАЕВ. – При этом все социальные работники имеют педагогическое образование и опыт работы. То есть НПО предоставляют качественные услуги. При этом люди реально помогают государству.

В одной связке

Общественники берутся за подобные дела по зову сердца. Но одного энтузиазма недостаточно.

НПО приходится участвовать в конкурсах, чтобы выиграть гранты от государства. Это небольшие деньги, и большая часть услуг оказывается безвозмездно.

– НПО свойственны профессионализм, мобильность, гибкость, новаторство, соответствие услуг нуждам людей и низкая себестоимость. И в новых экономических условиях целесообразно и выгодно развивать неправительственный сектор в целях перераспределения ответственности за ряд социальных программ, которые так или иначе уже осуществляются неправительственными организациями, – заявил Айдар Самаев. – Взаимодействие власти и НПО – это обоюдный процесс, в котором общественная инициатива должна бережно взращиваться и использоваться в интересах общества, и при этом ни власть, ни общественный сектор не могут быть самодостаточными вне зависимости друг от друга. Мы друг другу нужны, взаимодополняем друг друга, помогаем, плодотворно сотрудничаем, – подчеркнул он.

Но иногда сложно понять логику властей. Когда весной нынешнего года саперы взорвали лед, и в домах выбило все стекла, не саперы возмещали ущерб. Аким Семея Ермак САЛИМОВ заявил, что берет происшедшее на себя. И окна были вставлены за бюджетные деньги. А за несколько месяцев до этого в семейской школе № 29 поменяли ветхие деревянные оконные рамы на пластиковые за счет иностранного грантодателя – в казне на школьные окна денег не нашлось.

А председатель ОО “Дети полигона” Бахыт АЛИМБАЕВА всякий раз с благодарностью перечисляет имена усть-каменогорских врачей, которые соглашаются бесплатно лечить маленьких пациентов из сел, расположенных в непосредственной близости от границ бывшего полигона.

Но вряд ли можно назвать правильной ситуацию, когда общественники ищут врачей с волонтерскими убеждениями. Минувшим летом в Семее скончалась 12-летняя Дильназ АБУГАЛИ – единственная в Казахстане с диагнозом синдром CINCA/NOMID. Для спасения жизни ребенка нужны были дорогостоящие препараты, которые государство не могло купить из-за бюрократических проволочек. Диагноз девочки не внесен в реестр редких заболеваний. И деньги пытались найти общественники. Но 22 миллиона – слишком большая сумма, и девочка умерла раньше, чем деньги были собраны.

Между тем на протяжении многих лет семейчане поднимали вопрос о медицинской реабилитации населения, пострадавшего от ядерных испытаний, и в городе пообещали построить специализированный реабилитационный центр. Но его так и нет.

Дело в том, что на его строительство дали лишь половину стоимости – изначально он был оценен в 20 миллиардов тенге, но из республиканского бюджета на строительство было выделено лишь 10 миллиардов. Ядерную медицину Семею ждать еще год

Так как этих денег не хватало, их перенаправили на другие цели. Поэтому нередки случаи, когда реабилитацией в Семее занимаются в рамках проектов НПО. Но уже был в городе пример, когда общественная организация открыла развивающий коррекционный центр для детей с ограниченными способностями. Однако проект закончился, а вместе с ним и деньги.

Общественники и рады были бы на волонтерских началах продолжить работу, но нужно было платить за аренду помещения, а денег на это не оказалось.

Все НПО ограничены сроком действия своего проекта, а реабилитация больных или обездоленных требует системности.

– Конкурсы завершаются к началу весны, иногда проект только набрал силу, а время уже закончилось, поэтому хорошо было бы, если бы конкурсы на проекты проводились из расчета на полтора-два года, чтобы хватало времени для реализации всего задуманного, – считает заместитель председателя общественного совета Семея Жанна ЖИБРАЕВА.

Любое общество делегирует защиту своих интересов государству, но принимать добровольную помощь волонтеров – одно дело, а перекладывать на их плечи часть работы по реабилитации людей с ограниченными возможностями – совсем другое.

Семей

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров