Опубликовано: 1600

Они тратят свои деньги, время и здоровье. А еще им угрожают

Они тратят свои деньги, время и здоровье. А еще им угрожают Фото - Тахир САСЫКОВ

Почему казахстанским добровольцам нужен юридический статус

Коронавирус внесет нужные поправки и в действующий Закон “О волонтерской деятельности”, и в новый законопроект о благотворительности. Его сейчас разрабатывают по поручению Президента Касым-Жомарта Токаева. У волонтеров и меценатов накопилось много предложений по решению проблем, которые вскрылись в результате карантина и режима чрезвычайного положения. Остановимся на самых горячих.

По словам главы национальной волонтерской сети Веры КИМ, материальной помощи от государства некоммерческие добровольные объединения не просят. Но есть проблема, которую надо решать уже сегодня.

Мы тратим свои накопления на тех, кому нужна помощь

– Когда объявили чрезвычайное положение, когда ограничили перемещение людей и грузов, мы обнаружили, что нам не хватает складских помещений. Не только в Нур-Султане, почти во всех регионах. Негде разгружать и фасовать продуктовые наборы, медикаменты и далее по списку.

– Но бизнес же как-то помогал вам?

– Не все. В любом случае большое спасибо тем, кто поддержал. Конечно, инфекция, пандемия многое вскрыли. Например, у нас есть поисковые группы, которые занимаются розыском пропавших людей, детей. Поисковикам же надо где-то хранить большие фонари, аккумуляторы к ним, специальное обмундирование, сапоги, рации, рюкзаки, медикаменты? Конечно, небольшие офисы нам тоже нужны. Не хоромы, а место, где мы можем собраться и спланировать свою работу. Не на лавочке же в парке (смеется) это делать? Утрирую. У нас же системная, комплексная работа со своими правилами, графиками, уровнями ответственности.

– Один мой приятель-волонтер случайно проговорился, что с начала карантина потратил более 300 тысяч тенге на покупку масок, перчаток, лекарств и продуктов для инвалидов и стариков.

– Мы все тратим свои сбережения для тех, кто нуждается в помощи. Им в эти дни было труднее, чем многим из нас. А большинство добровольцев, даже со средним достатком, развозили продукты и медпрепараты на своих машинах. При этом опасность заразиться ковидом оставалась. Должна отметить, что министерство информации поддержало наших людей грантами. 300 тысяч тенге – не очень большая сумма. Но как правильно ею распорядиться? Помощь бездомным животным, защита окружающей среды, очистка территорий национальных парков от мусора – в период карантина приоритеты были понятны. Ясно же, что важнее…

– Вера, как вы прокомментируете поручение Президента учитывать волонтерство в трудовом стаже?

– Ну-у-у… это уже много раз обсуждали. У нас люди часто работают всего пару часов в неделю. В выходные дни тоже. Но годами! Как тут высчитать стаж? Надо искать какой-то алгоритм. Потому что волонтеры тратят еще свои деньги и свое время. И при этом рискуют здоровьем.

– Карантин показал, что у волонтерских организаций были проблемы во взаимодействии с госорганами.

– К сожалению, в некоторых регионах они до сих пор есть. В частности, с полицией. Пытаемся навести мосты через группы общественного контроля. Когда народ начал возмущаться нехваткой в аптеках и больницах масок и лекарств, мы провели рейды. Сейчас еще и с антикоровцами – по подготовке школ к нормальному учебному году. Увидели, что не везде. А теперь еще знаем, что все лекарства поступят потребителю вовремя и по нормальной цене. Всю информацию размещаем не только на своем портале, но и в социальных сетях – люди должны быть в курсе, что происходит на этом фронте. Президент же сказал, что мы все сегодня на войне. А наши группы общественного контроля – не карательный орган. Мы просто мониторим ситуацию и даем рекомендации.

От услуг некоторых “добровольцев” не раз приходилось отказываться

– Нашим активистам общественного контроля в Атырау, когда они попытались посмотреть, как кафе, рестораны и клубы соблюдают санитарный режим, не раз говорили: “Еще раз зайдете – вам точно что-то будет”. Типа город маленький, все друг друга знают, чужакам здесь не место, – соруководитель общественного объединения “Я – алматинец” Саида ТАУКЕЛЕВА еле сдерживает себя, чтобы не выругаться. – Это же были прямые угрозы! В некоторые заведения нас не пускали со словами: “А вы знаете, кому оно принадлежит?..”.

– Саида, а почему вы, алматинка, поехали в Атырау и Актау?

– Я – республиканский координатор общественного контроля. Задача – узнать, как регионы подготовились к второй волне инфекции. Побывали в аптеках, медучреждениях, на которые граждане жаловались больше всего: состояние, оснащение медтехникой, препаратами. С нами были представители СЭС, облздрава, горздрава, СК “Фармация”. Убедились, что склады забиты всем необходимым чуть ли не под потолок. Запасов хватит на 2–3 месяца. Заодно посмотрели, кто из медиков получил положенную компенсацию. Некоторые технические работники, санитарки, водители до сих пор ее ждут.

– Наверное, были сигналы от местных коллег?

– Конечно! А еще местных жителей бесили масочный и дистанционный режимы. И работа заведений только до 22.00. Почему-то многие местные бизнесмены воспринимали визит членов мониторинговой группы общественного контроля как личную месть. Что за бред?

– Как вам удалось наладить сотрудничество с акиматами?

– В Атырау – классно. Все шли на контакт. В облздраве новый начальник всего 1,5 месяца, он вообще сразу всю информацию предоставил. Все вопросы решал оперативно. Есть вопросы – тут же давал поручения. Совсем открытый! Этим сильно меня удивил. Раньше к нам, волонтерам, отношение было как к группе скандалистов. В лучшем случае как к бесплатной рабочей силе. Пандемия показала, что движение добровольцев – реальный человеческий ресурс, своевременные инициативы, реальные действия. Причем на безвозмездной основе. К нам стали присматриваться и прислушиваться. Потому что коронавирус показал, как много мы можем сделать.

– Вам все-таки нужен юридический статус?

– Если закреплять волонтерство как институт, то, видимо, надо. У нас работают разные люди. Например, в нашем колл-центре есть одна тетенька, бывший социальный работник. Ей 64 года. Если стаж работы у нас поднимет ей пенсию, почему нет? Между прочим, у нас и безработные иногда волонтерствуют!

– Что за чудо?

– Если все те часы и дни, которые человек посвятил нам, зачтут ему в трудовой стаж, это же справедливо? А мы фиксируем все наши действия, кто кому что купил и отвез. От кого, в каком количестве и для кого получили помощь…

– Саида, один мой знакомый несколько лет у вас волонтерствовал. Недавно сказал, что вы его выгнали. Часто приходится отказываться от услуг добровольцев? Знают наперед – найдут ли человека живым: как ведет поиски пропавших крупнейшее движение волонтеров

– Приходилось. И не раз! Были такие, которые просто хотели хайпануть, пропиариться. Когда ввели режим чрезвычайного положения, кто-то хотел спокойно ездить по городу с нашим “вездеходом”. Такие говорили: у меня есть машина, я готов развозить грузы 2–3 часа в неделю... Этих я сразу отправляла куда подальше (смеется). Еще были желающие попасть в группы общественного контроля. Один такой вообще заявил, что хочет в Талгарском районе... 

– Он там живет?

– У него бабушка в местной больнице лежит. А его к ней не пускают. Заявил: сделайте мне аккредитацию и пропуск, я буду за ней присматривать...

– Сейчас депутаты мажилиса, которые вместо отдыха волонтерили, готовят поправки в Закон “О волонтерской деятельности”. В работе – законопроект о благотворительности. Полагаю, у вас тоже накопились предложения на основе личного практического опыта?

– Конечно! Я бы очень хотела, чтобы там появилась статья об обязательном страховании жизни волонтера. Когда в стране началась эпидемия, некоторые наши ребята тоже подхватили эту заразу. Слава богу, все живы. Но мы же еще работаем по чрезвычайным ситуациям – паводки, оползни, пожары. Помните взрыв складов боеприпасов в Арыси?

– Еще бы!

– Наши люди там тоже помогали местному населению. Был же риск? А сколько раз неадекватные персонажи избивали волонтеров, которые развозили продукты неимущим: почему им, а не нам? Добровольцы у нас никак пока не защищены. Нужна хоть какая-то страховка. Мы же иногда рискуем не только здоровьем, но и жизнью. Но я хочу еще сказать, что наконец-то мы создали прецедент, впервые в Казахстане общественность достучалась до самого верха – волонтеров из народа допустили до решения дел на государственном уровне. А наши группы общественного контроля – не какой-то кнут для бизнеса и госорганов. Это сильный инструмент, который, прежде всего, призван им помогать.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи