Опубликовано: 4700

"Нужна третья жена': к чему привели халяльные сайты знакомств

"Нужна третья жена': к чему привели халяльные сайты знакомств

В 1998 году Казахстан первым из стран Центральной Азии отменил уголовную ответственность за многоженство, но при этом и не легализовал такие браки.

За это время выросло не одно поколение детей, рожденных в полусоюзах, не имеющих никаких прав. Сегодня они пытаются найти правду в судах.

И количество таких дел будет только расти, учитывая моду на исламизацию и резкий рост случаев многоженства в стране.

Как признают юристы, сегодня Семейный кодекс остается в стороне при решении подобных споров. А количество их с каждым годом растет. Если в прошлые годы число мужчин, у которых вторые и третьи семьи, было стабильно мало, то сегодня мы имеем тренд на исламизацию общества и как вытекающее из этого последствие – резкий скачок многоженства. Особенно на западе и в Южном Казахстане. В Интернете появилось огромное количество так называемых халяльных сайтов знакомств.

Мужчины ищут вторых, а бывает, что и третьих жен, с намерением сделать никах – религиозный брак. И эти объявления пользуются повышенным вниманием.

Причина проста: в стране много женщин, а также разведенных с детьми. А современные султаны предлагают опеку над всеми отпрысками от прежнего брака, отдельное жилье и сумму на содержание. Впрочем, эти золотые горы часто оказываются миражами в пустыне. Совершив никах и посеяв семя, глава семьи вдруг говорит о материальных трудностях. Вторая жена переезжает со снимаемой до этого квартиры в общий барак. И начинается жизнь в реалиях отечественных султанов. Или мужчина просто исчезает, оставив вторую жену с детьми. Таких случаев очень много, и, судя по международному казахскому порталу “Казах.ру”, где можно найти сотни объявлений о поиске вторых жен, там разворачивается такая Санта-Барбара, что мама не горюй.

Там же, на просторах этих сайтов, вторые и третьи жены пытаются отыскать пропавших мужей:

“Мой муж сделал со мной никах, у него была первая жена, обещал построить дом, обеспечивать нашего ребенка, но пропал. Братья, сестры, ради Аллаха помогите мне его найти!”. “Ищу нашу сестру, вторую жену моего мужа, он с ней сделал никах пять лет назад, потом поссорился и разошелся с ней, сейчас жалеет, ищет своего сына от этой сестры…”.

Погрузившись в этот мир, полный драм, я больше не воспринимала тему многоженства как пустой треп, когда надо повеселить общественность и на повестке встает вопрос о легализации многоженства. Это реальная жизнь, и вторые, и третьи семьи живут вне правового поля. Веселого здесь мало. А рожают в таких семьях много, немудрено, что вскоре встанет вопрос об обеспечении детей, наследстве. Через несколько лет после бума на многоженство, который сегодня переживаем, мы можем получить вал судебных дел.

Пора переписать Семейный кодекс?

– Доказать права детей от вторых и третьих незарегистрированных браков не так-то просто. Порой приходится прибегать к ДНК-экспертизе, – говорит адвокат Асем АУЛЬБЕКОВА. – В Законе о браке и семье нет понятия вторых и третьих браков, законным браком признается только тот, что зарегистрирован в органах загса, сожительство признается, но оно в законах ничем не подкреплено с юридической точки зрения. Однако можно попытаться этот вопрос урегулировать с помощью Гражданского кодекса. Есть понятие возникновения общей собственности. От чего нужно спасать женщину Востока, или Как бесплодный Абдулла жен угнетал

Женщина, которая не была в законном браке, может иметь имущественные права, если подаст исковое требование и докажет, что имущество было куплено на общие средства. Но вторые и третьи жены редко работают.

По поводу наследства детей, рожденных во вторых семьях, тут необходимо установить отцовство. И даже если свидетельство о праве наследства уже получено первой законной семьей, а после были установлены новые наследники, то это свидетельство о праве наследства можно признать недействительным через суд. И такие дела есть.

Не пришла ли пора честно посмотреть на проблему и сделать Семейный кодекс актуальным? Но готово ли общество к признанию многоженства?

Заказ от авторитетного мужчины!

“Дорогие девушки! Пришел запрос от мужчины 50 лет на жену. Нужна третья жена. Мужчина – высокий и очень интересный, имеет свое дело, владеет большим производством, в подчинении много людей. Для третьей жены будет построен отдельный дом. Пожелания к жене: красивая, здоровая, желающая родить детей”, – такое сообщение среди своих клиенток разместила руководитель общественной организации “Возрождение семейных традиций “Аруах, ХХI век” Идея МУСАЕВА. Увидев такое сообщение, я немного оторопела. А спустя несколько недель все-таки позвонила Идее, чтобы узнать, каковы успехи ее поиска.

– Мы уже этот заказ закрыли, очень быстро нашли жену, девушку 18 лет, ее родители ко мне обратились, – сообщила известный психолог и коуч по семейным отношениям.

– Я, кажется, безнадежно отстала от жизни. Как часто у вас заказы от многоженцев? – спрашиваю…

– Бывают, и я не вижу в этом ничего неправильного. В таких семьях, наоборот, вижу, что мужчина становится более мужественным, а женщины – женственными. И подобные союзы очень крепкие. Есть законы природы, а есть общества. Семья должна жить по природным законам, но не нарушать их. Если в государстве многоженство не запрещено, значит, разрешено. Законы общества занимаются только регламентированием, а не создают жизнь. Те люди, которые хотят, чтобы их семью регламентировали, обращаются к государству. Те, кто не нуждается в регламентировании, не обращаются, а строят семью по природным законам.

Это наша ментальность!

Сторонники легализации многоженства называют несколько причин. Исторический факт, который предполагает, что нашей ментальности не чужды такие союзы, – у Абылай хана было 15 жен, а Абай был рожден от второй жены, говорят они.

Кандидат филологических наук, доцент Южно-Казахстанского государственного педагогического института Байгут в своей работе пишет о составе семей казахов ХIХ века так: “…Первую, старшую, жену называли байбише. Она руководила младшими женами, вела хозяйство, муж прислушивался к ней. Дети байбише также имели преимущество над детьми других жен. Вторая жена – токал. Она полностью зависела от первой жены и имела меньше прав. Иногда из ревности байбише относилась к токал очень строго, порой несправедливо. Дети, родившиеся от токал, также имели меньше прав, чем дети от байбише. Третья жена – наксуйер. Она полностью подчинялась байбише, была моложе токал, а потому та ее недолюбливала, старалась выставить в дурном свете. Четвертая жена – акколтык, самая молодая. Обычно четвертой женой выбирали девушку-сироту или из бедной семьи. На ней женились для продолжения рода и ведения хозяйства”. Многоженство являлось объективной необходимостью в степи, где многочисленность рода гарантирует его успех. Больше жен – больше сыновей. Больше сыновей – больше воинов. Больше воинов – больше побед. Многоженство в степи всегда было важным. И этот архетип до сих пор актуален у казахов, среди которых бытует пословица: “Если разбогатеет узбек – построит дом, если казах разбогатеет – он женится”, – отмечает историк Арман НУРМУХАНБЕТОВ.

– Но сегодня другое время, актуально ли многоженство в новых реалиях?

– На самом деле ничего не изменилось. Аргумент в пользу многоженства как оправданного биологического закона – это данные статистики. Посмотрите, сколько у нас женщин и мужчин. По разным данным – 9 к 1. В отличие от других стран у нас значительное преобладание женщин. Перспективы выйти замуж усложнены. А в нашем менталитете до сих пор важно, чтобы женщина была пристроена, имела семью. На фоне этого многоженство выглядит вполне нормальным проверенным тысячелетиями решением проблем, – говорит Арман Нурмуханбетов. – И многие женщины сегодня не прочь быть вторыми и третьими женами. Как живет популярный казахстанский певец Нурлан Амиров с пятью женами и шестью детьми

“Это провал в идеологии!”

Другие эксперты считают, что современное многоженство как один из трендов массовой исламизации – это признак провала в идеологической работе государства с обществом. И вместо легализации таких многочисленных браков призывают заняться духовно-просветительской работой среди населения.

– Отмена уголовной ответственности за многоженство – это уже шаг к гуманизации, который был предпринят давно, если люди живут до сих пор в средневековье, почему мы должны переписывать законы светского государства под них? – спрашивает общественный деятель, автор бестселлера “Ситуативный казахский” Канат ТАСИБЕКОВ. – Мы не какая-то отсталая страна, мы живем в современном мире. Вторая и третья жены в прошлом – это была чистой воды экономика. Если муж брал жену и это означало, что теперь у него будет больше детей, будет сделано больше работы, приготовлено, постирано, то сегодня наши женщины сами работают и сами себя обеспечивают. Часто я слышу предложения, что нужно ввести статью за кражу невест, но тоже не вижу в этом смысла, у нас есть статья в Уголовном кодексе о похищении человека, она должна применяться и в этих случаях. И наказание должно быть таким же суровым. Говорят, традиции. Но мы живем в других реалиях сегодня. Законы у нас уже написаны, и они соответствуют нормам международного права.

О чем говорит “Фейсбук”?

Всю прошлую неделю на просторах казахстанского “Фейсбука” обсуждали выступление кандидата филологических наук Омара Жалела, который, читая лекцию в университете, сравнил женщин с маркерами и пропагандировал многоженство. Впрочем, у скандального абаеведа нашлись не только противники, но и последователи.

Среди тех, кто поддержал Омара Жалела, нашлось немало женщин, в основном в казахоязычном пространстве “Фейсбука”. В своих постах и комментариях они соглашались с мнением педагога. Оправдывая это традициями и демографической ситуацией в стране.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи