Опубликовано: 420

Ни к селу, ни к городу: как жители нескольких округов Семея подвергались дискриминации по месту жительства

Ни к селу, ни к городу: как жители нескольких округов Семея подвергались дискриминации по месту жительства

Почему госфонд несколько месяцев оставался без денег, каких специалистов не хватает в банках и отчего у малого бизнеса дефицит “маленьких” идей?

Деньги закончились еще весной

В последнее время государство предпринимает беспрецедентные меры поддержки предпринимательства. В пользу бизнеса меняются законы, радикально ограничивается вмешательство чиновников, выделяются колоссальные средства. В том числе создано несколько государственных программ, по которым представители бизнеса могут получить субсидии или льготные кредиты.

Но начиная с апреля один из крупнейших государственных финансовых агентов – фонд развития предпринимательства “Даму” – временно прекратил субсидирование.

Денежная поддержка вновь стала доступной только сейчас.

– В связи с тем, что у нас достаточное количество предпринимателей, причем активных, готовых реализовать свои проекты, деньги на субсидирование, которые были выделены на весь 2018 год, закончились еще в апреле. И до 7 ноября средств не было. В результате фондом временно было приостановлено субсидирование, – пояснила директор регионального филиала фонда развития предпринимательства “Даму” по Восточно-Казахстанской области Анжела МАСЛОВА. – Сейчас из республиканского бюджета выделено 500 миллионов тенге на остаток года, и финансирование бизнес-проектов вновь восстановлено. Поэтому мы хотим, чтобы предприниматели активнее начали обращаться в банки с новыми проектами.

Много финансистов, мало аналитиков

У банков свои сложности с оформлением кредитов на развитие бизнеса. Напрямую ли предприниматель обращается в банк, чтобы получить заем на развитие бизнеса, претендует ли он на льготный кредит, как участник госпрограмм, в любом случае основной риск ложится на банк.

Будет ли проект успешным, реально ли на нем заработать, чтобы вернуть заемные государственные деньги? Все это требует тщательных подсчетов и изучения.

И тот, кто такими расчетами занимается, должен быть на голову выше обратившегося бизнесмена. Но много ли таких интеллектуалов с аналитическим складом ума и предпринимательской жилкой, готовых к карьере банковского клерка? Залог для кредита – зло или благо?

Много выучено в стране финансистов, а в банках между тем испытывают ощутимую нехватку кадров в отделах по работе с МСБ.

Дефицит профессионалов сказывается на участниках госпрограмм – сотрудники банков на местах не успевают справляться с тем объемом проектов, которые поступают от малого и среднего бизнеса.

– Все думают: сидят в офисе, пишут бумажки. Но это аналитическая работа, и не каждый может ее качественно выполнить в вопросах МСБ, потому что мы должны просчитывать каждый нюанс. Получая проект на рассмотрение, мы считаем, какие у предпринимателя будут доходы и расходы. Есть ли какой-то риск? Как будет развиваться дело?

Если вдруг какой-то клиент перестанет покупать продукцию, какие предусмотрены варианты выхода из такой ситуации, и многое-многое другое.

Для понимания всего этого нужен аналитический, логический склад ума, и наши ребята нередко засиживаются с расчетами допоздна. Но кто-то не может, кто-то не подходит для такой работы, потому что это тяжело на самом деле, – подчеркнул начальник отдела МСБ АТФБанка по городу Семею Багдат ИБРАЕВ.

Административный казус

Впрочем, в некоторых пунктах программ по поддержке ощущается нехватка логики. К примеру, жители сельских округов Семея не считаются сельчанами для участия в госпрограммах для сельского бизнеса. Так случилось, что в 1997 году город был лишен областного статуса, однако эту роль все равно фактически продолжает выполнять, так как к городу официально относятся 14 сельских регионов. Но так как статус не позволяет, их назвали не районами, а округами. Ну и, поскольку нужно было хоть как-то оправдать, почему села оказались в подчинении у города без статуса, жителям сел дали городскую прописку.

Вот так и получилось, что жители села Абралы, расположенного более чем в 250 километрах от города, прописаны в Семее, и из-за этого сельчанами не считаются, хотя живут в ауле.

Все это можно было бы считать просто забавным административным казусом, если бы статус “деревенских горожан” не оборачивался потерями. Дело в том, что про особенности сельских округов забыли при составлении государственных программ по поддержке развития бизнеса и сельского хозяйства.

Так, “ни к селу, ни к городу” оказались они для программы “Дорожная карта бизнеса-2020”. А в этой программе разные условия для городских и сельских предпринимателей.

В селе можно получить поддержку на любой вид бизнеса, в городе – только на определенные отрасли. Сельскому предпринимателю государство возвращает половину от ставки вознаграждения банка, а городскому – на 10 процентов меньше.

– По программе “Дорожная карта бизнеса-2020” для предпринимателей из сельских населенных пунктов районов субсидирование составляет 50 процентов от ставки вознаграждения банка, а для жителей городов – 40 процентов. По условиям второго направления программы жители сельских округов Семея приравнены к городским субъектам частного предпринимательства. Все они получают господдержку, но в данном случае – в том размере, который определен для горожан, – пояснила Анжела Маслова.

Поэтому предпринимателям из сельских округов остается либо довольствоваться десятипроцентной разницей в субсидии и отраслевыми ограничениями, либо участвовать в других программах, где нет дискриминации по месту жительства.

К примеру, для программы развития массового предпринимательства жители округов Семея считаются именно сельчанами и в рамках этой программы могут получить кредит уже от другого государственного финансового агента – Аграрно-кредитной корпорации.

Фирма вяжет веники

Ну и, наконец, сами предприниматели испытывают дефицит интересных идей для бизнеса. Казалось бы, благодаря госпрограммам есть возможность бесплатно обучиться основам предпринимательской деятельности, есть реальный шанс получить под минимальные ставки кредит или вложить собственные средства, часть из которых будет возвращена государством.

Дело за малым – придумать, куда инвестировать знания и деньги, чтобы заработать на них. Но тут вступают в игру стереотипы.

К примеру, в Семее львиная доля бизнес-проектов касается торговли и общепита. Два столетия назад город был знаменит на всю Среднюю Азию и Сибирь своими масштабными ярмарками. Прошли века, а торжище с чайханой, пусть и трансформировавшиеся в торговый дом и ресторан, так и остаются столпом бизнеса по-семейски. В Казахстане нашли способ раскрутить частный бизнес

Помимо этого, по словам специалистов, предприниматели Семея не готовы мыслить маленькими категориями. Если уж какая-либо из госпрограмм предполагает, что максимальная сумма может составлять 2,5 миллиарда, то потенциальные участники думают, что нужно браться за грандиозный проект. Хотя именно у маленького дела больше шансов на успех на первых порах.

– Я часто привожу в пример предпринимательницу пенсионного возраста, которая занимается изготовлением березовых банных веников. Причем вполне успешно, и, несмотря на небольшие объемы, она считает, что ей более чем достаточно зарабатываемых средств.

Хорошая идея – это не обязательно должен быть большой проект. Ведь чем меньше вложения, тем меньше риски.

Просто надо найти свою нишу. Ведь для каждой госпрограммы по поддержке бизнеса главное, чтобы человек смог кормить самого себя и создать рабочие места для других, – констатировала Анжела Маслова.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров