Опубликовано: 8600

На постоянную работу требуются бессмертные сотрудники: к чему приводит стремительное старение населения

На постоянную работу требуются бессмертные сотрудники: к чему приводит стремительное старение населения Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Это еще не катастрофа, но наши эксперты уже прогнозируют проблемы, связанные с провалом рождаемости в 90-е годы и начале нулевых.

Год назад тогда еще депутат сената Бырганым АЙТИМОВА заявила: “По классификации ООН, если численность граждан в возрасте 65 и выше составляет 7 процентов, такое общество считается стареющим. К концу 2020 года этот показатель может составить больше 7 процентов”.

Пару недель назад читаю в Инете: “На начало 2019 года процент людей старше 64 лет в Казахстане составляет 7,4 процента”. Бырганым Сариевна ошиблась? Мы стареем еще стремительнее?

В сентябре прошлого года в ходе парламентских слушаний в мажилисе нацио­нальный эксперт в сфере занятости Жаксыбек Кулекеев огорошил всех сообщением: мол, население Казахстана ежегодно уменьшается в среднем на 12 процентов. Опа… А как же рост рождаемости в последние 10–12 лет?

Сегодня в республике больше миллиона всё еще действующих пенсионеров. И многие из них вовсе не собираются на заслуженный отдых. По мнению экспертов, эти ветераны не дают шансов молодым трудиться и карьерно расти.

Старикам – всегда у нас дорога. Молодым сейчас пока почет?

Социопсихолог Алтай Абылгазин сначала хохотнул, потом задумался: опытные специалисты не хотят уступать места молодым сменщикам? Боязнь конкуренции. Желание больше заработать на старость?

– Алтай, способны ли сегодня молодые кадры конкурировать с ветеранами? Помните же известное высказывание: “Если бы молодость знала, если бы старость могла?”.

– Я бы обозначил это как профессиональный баттл между советским опытом и капиталистическим креативом: старые мозги боятся – новые рискуют и совершают ошибки. Получают по башке? Это нормально. Это же опыт. Не все пенсии позволяют жить с комфортом после выхода на заслуженный отдых. Поэтому старики цепляются за любой шанс остаться на работе еще на год-два. Кому как повезет. Если я не ошибаюсь, на сегодня в Государственном пенсионном фонде более 10 миллионов вкладчиков. Средняя пенсия составляет менее 90 тысяч тенге для большинства. Поэтому граждане предпенсионного возраста зубами держатся за свои места.

– И всячески отстреливаются от молодых конкурентов?

– Потому что те – еще не совсем “обработанный” материал. А старое поколение – еще не совсем “отработанный”. Некоторые ветераны умудряются сейчас даже на двух работах вкалывать. Три года назад мы проводили исследование. Среди всех страхов главный – потерять работу. Не здоровье, не что-то еще. Это о многом говорит.

– Не так давно генеральный секретарь Казахстанской конфедерации труда Мурат Машкенов сказал, что “для молодых должна работать система социальных лифтов. А для людей, достигших зрелого возраста, должна быть материальная мотивация для передачи опыта. Поскольку в Казахстане практически напрочь отсутствуют механизмы подготовки молодых специалистов, когда бы люди, уходящие на пенсию, могли подготовить себе достойную смену”.

– Правильно сказал. Уже несколько лет сужается разрыв между работающим населением и неработающим. Пока ситуация некритичная – трудящихся где-то 70 процентов. С учетом того, что средняя продолжительность жизни у нас уже в районе 69 лет, с учетом увеличения расходов государства на социальную сферу (в республиканском бюджете на 2020–2023 годы больше на 13,5 процента. – Авт.), с учетом достижений современной медицины можно предположить, что этот разрыв продолжит сужаться. Поэтому деды свои позиции так просто не отдадут. Пока не накосячат как следует. Да, проблема наставничества есть. Но я бы не сказал, что она такая острая. Умные молодые казахстанцы или уезжают за рубеж, или подаются в мошенники. Остальные "пытаются работать" - бизнесвумен

Акела промахнулся!

По мнению начальника отдела кадров одной из казахстанских компаний Геннадия Каирова, проблема в том, что вузы готовят именно кадры, но не специалистов.

– Я больше тридцати лет работаю в этой сфере, в свободное от работы время подрабатываю в одном учебном центре, преподаю кадровое делопроизводство и HR-менеджмент – управление персоналом. Часто приглашают провести кадровый аудит.

– Значит, вы востребованны! Передаете опыт?

– У нас как? Часто берут своих – без знаний и опыта. Когда начинаешь знакомить этих “молодых специалистов” с кодексами – у них глаза из орбит лезут. Наставничество должно быть. Есть испытательный срок, но нет адаптации молодых. Адаптационный период должен быть обязательно. Именно в этот период ветераны должны учить новичков, воспитывать себе смену. И в бюджете каждой компании средства на это необходимо закладывать. Подходит пенсионный возраст у какого-то работника – надо дать ему учеников. Заложить такие средства на 3–4 месяца. А бесплатно никто никого обучать не станет.

– Ну да, бесплатно только птички поют.

– Вот-вот. За так я никого обучать не буду. Просто встану и уйду. После меня – хоть бардак.

– А где организации взять деньги? Особенно той, которая сидит на строгом бюджете?

– Эти средства должны быть предусмотрены. Когда закладывается штатное расписание по всем нормам, там расписаны доплаты и надбавки: за выслугу лет, за вредность, переработку, наставничество и так далее. Наставничество может быть и в рабочее время, и во внеурочное. И штатное расписание это должно предусматривать. Чтобы стимулировать труд работника. Мотивировать его не только зарабатывать, но и готовить себе смену. Это практикуется в нефтянке, металлургии, горнодобывающей и банковской сфере. Потому что там действуют профсоюзы, коллективные договоры. В офисных конторах – далеко не всегда.

– Вы уже пенсионного возраста. Берете себе, допустим, двух учеников…

– Штат нашего ТОО не предусматривает таких учеников. За счет чего я буду их дрессировать? И когда? Если в рабочее время – то кто будет меня замещать? Брать на мое место кого-то со стороны? Например, в том же учебном центре я не просто обучаю молодых работать с законодательными актами, но и применять эти знания на практике.

– Готовите себе конкурентов?

– Рано или поздно я тоже уйду на заслуженный отдых. Если начальство не расторгает со мной трудовой договор, значит, я еще нужен. Если увидит, что я недорабатываю, допускаю ошибки, – за месяц предупредит меня о расторжении договора. Я не вижу здесь никакого конфликта поколений. Есть закон. Точка. Как там, в сказке про Маугли: “Акела промахнулся”? Уступи место другому…

Что такое старость? Это отдых!

– А знаете, почему еще многие ветераны так цепляются за свои рабочие места? – Алтай Абылгазин хитровато прищуривается. – Они не столько боятся старости, сколько того, что могут потерять в этой новой для них жизни. Другой, непривычный уклад. Некоторым гражданам трудно понять и принять новый этап в жизни.

– Потому что человек не привык сидеть дома, а теперь никуда не надо торопиться?

– Первое: утрачивается социальный статус. Был нужен многим, а теперь только своим домашним и близким. Второе: физиологические процессы сначала тревожат, потом пугают. Третье: общество перестает воспринимать старика всерьез, отношение к нему меняется. А он сам не успел встроиться в новую систему координат.

– И не очень представляет, как это сделать?

– Изменить схему мышления не так-то просто. Рядовым работягам почему-то проще. Большим начальникам о-го-го как сложно. Был бастыком – а теперь кем командовать? Катастрофа! Меня вычерк­нули из списка уважаемых людей! Тут несколько вариантов. Одни спиваются. Другие становятся домашними тиранами, потому что не могут избавиться от привычки командовать.

– Семейная дедовщина?

– И так можно сказать. Агрессия, нервные срывы, скандалы… Третьи впадают в депрессию: был всем – стал никем. Замыкаются в себе, не знают, чем себя занять. Тупо пялятся в телевизор. Хорошо, если остались друзья-коллеги по возрасту. Это лучший вариант. Карагандинские ветераны намерены отстоять права двух миллионов пенсионеров Казахстана

– Всё так плохо?

– Зачем же? Некоторые становятся аксакалами – уважаемыми людьми. У них большой профессиональный и жизненный опыт. К ним прислушиваются, как к советчикам, третейским судьям.

Главное для вышедших на пенсию – найти свою нишу на этом этапе биографии. Осознать, что с выходом на заслуженный отдых жизнь не заканчивается, рано или поздно это происходит со всеми.

Что сейчас они могут разрешить себе все то, что раньше казалось недоступным или на это не хватало времени. В общем, найти себе занятие по душе и жить в свое удовольствие. В конце концов есть дети-внуки, до которых раньше руки не доходили.

– Знаменитый кинорежиссер Вуди Аллен однажды сказал: “Человек рождается, живет, портится и умирает”.

– Ха-ха-ха!

– А ему в следующем году 85 лет. И он продолжает работать.

– Пусть наши дедушки и бабушки работают, пока им голова и руки помогают.

P. S. “Рост продолжительности жизни казахстанцев не способствует снижению пенсионного возраста, – сказал в среду первый вице-премьер, министр финансов Алихан Смаилов. – Предложение о снижении пенсионного возраста будет рассмотрено, но во всем мире идет обратный процесс. Женщины выходят на пенсию в 65–67 лет. Потому что уровень и продолжительность жизни в мире повышается, улучшается… Доля населения у нас старше 65 лет тоже растет. Уже больше 7 процентов. Это считается страна со стареющим населением”.

И добавил: “Этот процесс – суровые реалии жизни”.

От редакции. Наверное, это здорово, что мы стали дольше жить. Но лучше ли, чем в других странах мира?

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров