Опубликовано: 560

Можно ли быть искусным ювелиром и страстным коллекционером старины одновременно

Можно ли быть искусным ювелиром и страстным коллекционером старины одновременно Фото - Сержан БАШИРОВ

Казахстанский художник Сержан БАШИРОВ – яркий тому пример. Начав с одной серебряной монетки, он собрал богатую этнографическую коллекцию. Мы поговорили с мастером на тему, почему современная публика ценит то, что выглядит “дорого-богато”, и падка на гламурные вещи.

В эти дни в столице проходит его выставка “Хранитель знаков”, на которой представлены авторские ювелирные произведения, инсталляции, а также антикварные предметы быта казахского народа (XVIII–XX веков). Сержан Баширов родом из села Акжар Восточно-Казахстанской области, окончил алматинские художественное училище и театрально-художественный институт. Его работы представлены в Польше, Германии, России, во многих областных музеях нашей страны, а также в Нур-Султане и Алматы. В последнее время он предпочитает жить в столице. “Здесь климат лучше, аллергии нет, да и в степной зоне себя лучше чувствую”, – признается художник. Спрашиваю, как на него повлияла нынешняя пандемия?

– Люди изменились в разные стороны, кто в лучшую, кто в худшую. Радует, что начали хорошо работать онлайн-коммуникации. Сейчас заказы получаем и продаем через социальные сети, делаем доставку изделий в любую географическую точку. Пока сидел в мастерской, много что смог обдумать, впервые за последние годы стал делать работы большого формата, в основном из дерева.

– Для любого творческого человека персональная выставка – большое событие, – говорит Сержан.

Художник не должен пребывать в состоянии застоя, надо давать о себе знать хотя бы раз в 2–3 года. Полезно не только себя показать, но и на других посмотреть, тем более что за период карантина многие истосковались по живым встречам с настоящим искусством, не через веб-камеру. Баширов за годы выработал собственный стиль – этноавангард. Его работы эксклюзивны, узнаваемы. Он использует только те материалы, которыми пользовались предки-кочевники, – дерево, камень, кость и т. д.

– Я думаю, когда человек занимается любимым делом, у него лучше получается, и жизнь проходит не впустую. Мне нравится что-то мастерить – я не только ювелир. Создаю небольшие инсталляции. Также изучаю технологию создания старинных этнографических предметов. Работаю с серебром, медью, латунью, кожей, костью, использую дерево ценных пород как казахстанское, так и привозное. В начале своего творчества я делал ювелирные украшения, копировал из серебра. Серебро – очень податливый, хороший, приятный материал, с золотом совсем не работаю, применяю камни, которые всегда были в ходу у нашего народа, – сердолик, бирюзу, лазурит. Предпочитаю больше работать по народным технологиям. Незнание современных цифровых технологий немного ограничивает меня.

Свои украшения встречаю как на молодых, так и на пожилых людях. Что касается украшений, делаю по 10–15 копий, соответственно, цена их небольшая. Но это не значит, что они один к одному штампованные. Во всем мире художники делают свои копии. Мои интерьерные изделия больше подходят под холлы современных гостиниц, офисов, других учреждений, музеев, также частные квартиры, дома ими оформляют. У меня есть разработки малых скульптурных форм – небольшого размера каменные инсталляции, которые можно было бы использовать в экстерьере, в парках.

Коллекция началась с монетки

Бережное отношение к степному искусству вылилось в многолетнее коллекционирование. Еще студентом Баширов начал собирать старинные ювелирные украшения и предметы быта казахской кочевой культуры. Сержан – проводник между прошлым и будущим. На выставке в Нур-Султане представлены ковры, сундуки, колыбели, двери юрт из его частной этнографической коллекции. А также около 70 эксклюзивных работ самого художника.

– Мой первый предмет в коллекции – царская монета. У бабушки был сюртук – жилетка, на которой были нашиты в качестве украшений серебряные монеты. И вот я помню, кто-то их срезал, и там осталась лишь одна монета, которую она мне подарила. Это был примерно 1983–1984 год, я еще в училище учился. Я ее очень берег, с тех пор начал собирать сначала монеты, потом украшения, постепенно перешел на казахские этнографические предметы, – рассказывает Баширов. – В парке имени Горького в Алматы на танцплощадке еще в советское время собирались любители монет, значков, марок. В том числе там продавали и старинные предметы быта. Конечно, иногда бывало, что загоришься и не успокоишься, пока какую-нибудь вещь не приобретешь! Своим собранием горжусь, есть раритеты, которых нет в музеях.

Коллекционер рассказывает, что старается “законсервировать” некоторые предметы, чтобы не допустить их дальнейшего разрушения или по возможности починить. Однако даже такой большой мастер не берется за реставрацию всего подряд.

– Собираю уже на протяжении 25–30 лет, стараюсь выбирать редкие экземпляры, такие, которые есть у нас в музеях, о которых рассказывают в книгах. Есть вещи, которые забыты, утрачены, стараюсь их искать, даже в коврах – нахожу уникальные орнаменты, знаки. Многие коллекционеры или любители у нас предпочитают гламурные серебряные или покрытые золотом предметы из Западного Казахстана. Они выглядят дорого, роскошно, но есть вещи, которые украшены небогато, но они вышли из оборота около 100 лет назад, тем и ценны.

Конечно, таких мощностей и возможностей, какие есть у современных музеев, у Баширова нет, поэтому хранение подобных экспонатов – дело сложное и трудоемкое. “Температурный режим должен быть соответствующий, всё сложено на разных полках, в отдельных упаковках. Текстиль и шерстяные изделия, например, надо постоянно оберегать от моли и других насекомых”, – говорит он.

Интересуюсь, есть ли в коллекции вещь, о которой сожалеет, что не он ее создал. “То, что я не первый, сожаления нет, каждый работает в своем направлении, стиле, у меня свой путь развития”, – философски отвечает мастер.

Вкусы публики

Недавно Казахстан занял одно из последних мест в рейтинге за 2021 год по культурному наследию. Спросила, что Сержан думает об этом как представитель креативной индустрии?

– У нас зритель не подготовлен, очень мало посещают музеи, вообще, понимание искусства – не на должном уровне. На ярмарках, выставках я часто на это обращаю внимание. Конечно, у нас есть молодежь, творческие люди, которые очень хорошо воспринимают искусство. А есть старшее поколение, которое как будто бы застыло в одном месте, возможно, из-за советского влияния. В последнее время людям нравится гламур, яркое, привозное, блестящее в изобразительном искусстве. За это немножко обидно.

В Алматы, на Арбате и во многих городах, где продают картины и другие сувениры, наши предпочитают лошадей, волков, юрты… Но всё в таком исполнении не на высоком уровне, часто просто репродукции. Один, увидев такое дома или в офисе у другого, тоже хочет, своего вкуса нет…

Также вся барахолка забита китайским, индийским ширпотребом, сувенирами, которые сделаны из пластмассы, покрашены сверху ярко, и людям кажется, что это супер. У нас, когда украшения покупают, всегда спрашивают только золото-серебро, людям хочется именно драгметаллы, хотя очень красивые произведения можно сделать из разных материалов – бронзы, меди или кости.

Выставка Сержана Баширова продлится в Центре современного искусства “КУЛАНШИ” до 20 августа 2021 года.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи