Опубликовано: 15000

Почему исторический образ казахской женщины до сих пор вызывает множество споров?

Почему исторический образ казахской женщины до сих пор вызывает множество споров? Фото - Кадр из клипа "Медина"

Об образе казахской женщины с учетом современных реалий и исторического контекста.

Известный эксперт, публицист и автор серии книг "Ситуативный казахский" Канат Тасибеков недавно обратился к феминисткам, которые, по его мнению, неверно представляют себе образ казахской женщины, сложившийся в контексте истории.

"К сведению феминисток и феминистов, плохо знакомых с историей нашего народа, скажу, что положение женщин-казашек никогда не соотносилось с хрестоматийным "угнетенная женщина Востока", - написал в Facebook г-н Тасибеков.

Тасибеков добавил, что женщины у казахов пользовались уважением и широкими правами, могли, например, на равных состязаться с мужчинами в айтысах, на больших тоях проводилась женская борьба, и наиболее известные победительницы выходили бороться даже против мужчин.

"Были женщины, ставшие родоначальницами родов, – Айша-биби, Домалак-ана. Қарашаш – жена непревзойденного Жиренше-шешена - не менее знаменита, чем ее муж, благодаря своему уму и находчивости.

Может быть, это и послужило причиной того, что среди женщин – участниц Великой Отечественной войны единственными представительницами народов Востока, удостоенными звания Героя Советского Союза, являются казашки Алия Молдагулова и Маншук Маметова", - подметил писатель.

Эксперт продолжил, что в декабрьских событиях 1986 года в Алма-Ате именно девушки-казашки проявили наибольший героизм и высокий национальный дух. Да, наши девушки не такие скромницы, как узбечки или таджички, но это наши девушки.

"И еще, тем, кто думает, что обязательная камча в доме казаха висит для устрашения и наказания жены, скажу: есть поговорка "Қамшы бар жерде шәйтан жүрмейді", что подразумевает именно то, что в каждом доме есть обычай вешать камчу, а не бить жену", - резюмировал Тасибеков.

В последнее время в казахстанском обществе действительно время от времени возникают дискуссии по поводу образа казахской женщины. Одни в этих спорах апеллируют к историческому опыту традиционного общества, в котором она пользовалась многими свободами, недоступными для ее современниц, представительниц других восточных народов. Другие же выступают за следование консервативным установкам ислама, настаивая на вторичности роли женщины в системе общественных отношений. А третьи привержены самым современным гендерным тенденциям, предполагающим абсолютное равенство женщин с мужчинами.

Медиа-портал Caravan.kz приводит мнения разных экспертов на этот счет.

"Действительно, по свидетельствам историков и этнографов, положение казахских женщин в традиционном обществе имело свои особенности, - считает Земфира Ержан, эксперт, культуролог и главный редактор портала kieli7su.kz. - Очевидно, что это было связано с большей степенью их непосредственной вовлеченности в хозяйственную деятельность кочевого социума; продиктовано условиями разделения труда.

К слову, ссылаясь на казахский фольклор, можно утверждать, что проблемы, имеющие отношение к "феминизму", издавна не были чужды казахской среде".

При этом культуролог не берется утверждать, что представление, что мужчина – главный в семье, а удел женщины – рожать детей, заботиться о них, беспрекословно слушаться мужа и т.п, может быть распространено и популярно ныне. В том числе в силу элементарной экономической необходимости, в условиях которой большинство женщин вынуждены работать, для того чтобы прокормить свои семьи.

"Добавьте к этому социальную незащищенность многодетных матерей. Одно дело – предаваться фантазиям о патриархальном рае. Другое – не иметь на то социальных и экономических оснований в виде эффективной государственной политики поддержки семьи и роста демографических показателей. Кроме того, современные казахстанские реалии свидетельствуют, скорее, об иных тенденциях", - отмечает г-жа Ержан.

В этом отношении Ержан предлагает посмотреть на последние назначения в высших эшелонах власти. На должностях вице-министров сегодня работает достаточное число молодых амбициозных женщин.

"Если отказаться от стремления формировать национальный женский идеал с сугубо мужской точки зрения (что проявляется даже в этом опросе), то главным его критерием должно было бы стать такое качество, как «счастье».

Идеальная казахская женщина – это счастливая женщина. Конечно, большое значение для нее имеют семья и дети. Равно как и реализация ее профессионального потенциала. Мера "счастливости" женщины в таком случае будет определяться степенью совпадения ее идеальных представлений о своем месте в социуме с их воплощением в реальности, - отметила Земфира Ержан.

Блогер Асель Баяндарова утверждает, что ей неизвестно, каким был идеальный образ у предков, но, как описывали путешественники, судьба кочевницы была трагичной.

"Практически это была тяжёлая участь вьючного животного. И не потому, что такова особенность наших предков. В те времена все жили сурово и не были защищены достижениями науки, техники и медицины так, как современный человек.

Свобода кочевницы – а это всего лишь отсутствие паранджи и возможность вести себя воинственно – была продиктована необходимостью выживания, поскольку риски и нагрузки кочевой жизни были значительно выше, чем у оседлых соседей. Говорить об идеях феминизма в казахском обществе тех времен вряд ли возможно, они формируются только сегодня", - отмечает Баяндарова.

По ее мнению, в условиях кризиса, зыбкости политического и экономического будущего нашей страны и при наличии тех инструментов, которые подарил нам Интернет, было бы глупо в проекте "семья" делать ставку только на одного партнера.

"Двоим полноценным и сильным личностям выжить легче, чем если всю семью будет тянуть на себе один кормилец. Ну, а женщине тем более глупо надеяться только на мужа, ставя себя в зависимое, а значит, и уязвимое положение. Быть независимой – это выгоднее прежде всего ей же самой", - добавила Баяндарова.

При этом блогер отметила, что предугадать, как и куда повернёт история в ближайшее время, очень трудно – слишком много переменных. Но сохранение прежней роли женщины будет означать для нее поражение. И здесь Казахстану, на ее взгляд, гордиться пока нечем.

"Да, женщина уже не всегда вьючное животное, но в то же время далеко ещё не полноценный человек. Она не вправе иметь своё мнение, распоряжаться свободно собой и своим телом.

Глобализация и Интернет сотрут различия в восприятии мира значительно быстрее, чем мы можем себе представить. И в этом стремительно меняющемся мире будут не так важны этническое происхождение, раса и даже пол человека. Поэтому, может, пора перестать искать свой особый казахский путь развития? Не лучше ли попытаться понять, что значит быть просто человеком? Ведь человека делает человеком уж точно не то, какой пол дан ему от рождения", - полагает Баяндарова.

Феминистка Алия Кадырова ведет свой блог на YouTube и выступает за гендерное равенство, за права ЛГБТ-сообщества, за просвещение и считает, что в каждой современной казашке скрыт некий конфликт.

"Современная казашка – это девушка городская и продвинутая. У неё есть карьера и интересы. Современная казашка умело жонглирует своей работой и семьёй, поэтому иногда она очень устаёт и примерно догадывается, что есть в её жизни какая-то несправедливость. Но казашка слишком любит комфорт и слишком дорожит статусом, чтобы что-то менять. Есть в современной казашке некий конфликт. Серьёзно, есть, в каждой! Например, она носит хиджаб, но любит ругаться матом. А может, она всё время говорит о феминизме, но сама готова сделать для мужчины что угодно, когда влюблена. 

Мы поколение постоянного внутреннего конфликта. Но в какой-то степени это прекрасно. По-моему, довольно большая часть казахстанской идентичности строится на многообразии культур, этничностей, которые живут в нашей стране. Так давайте распространим эту гордость и на разнообразие религиозных вероисповеданий, отношения к браку и материнству, предпочтений в искусстве. Есть мусульманки, а есть феминистки (а есть мусульманки-феминистки, кстати), кто-то из девушек уже воспитывает троих детей к 25 годам, а кто-то о браке и не задумывался.

И все мы можем чему-то друг у друга научиться, если будем оставаться самими собой, но слушать и уважать другие позиции. Вот, собственно, как быть казашкой сегодня", - считает Кадырова.

 Журналист и колумнист Мади Мамбетов зачастую высказывается в масс-медиа в пользу гендерного равенства в стране.

"Существует казахская женщина, живущая в головах депутатов. Это покорная жена, верная мать, женщина, которая, тем не менее, никогда хиджаба не носила, которая гордая женщина степи, она скачет на лошади, как в "Девушке-джигите". Потом она выходит замуж и превращается в мать семейства, которая к свёкру не обращается по имени, у которой глаза вечно опущены долу и прочее-прочее. Это такая легендарная женщина, которой, как мне кажется, никогда не существовало. И которую никто не видел. То есть мы знаем, что такой женщины не было, но к ней все апеллируют. Что она должна быть такая: целомудренная, робкая, но не забитая.

Второй образ – это тот, который можно встретить у нас на улицах. Это женщина замордованная, зарабатывающая меньше денег, чем мужчины. Которая не пользуется должным уважением в своём доме, она стоит у плиты, при этом она же должна ещё и работать. Она может подвергаться бытовому насилию, но ни в коем случае не должна выносить сор из избы. И, наконец, это женщина, которая не должна ни в коем случае показывать своё бельё, как Асель Баяндарова. В таком виде её никто не должен видеть. Желательно, чтобы она носила юбку ниже колена, блузки с рукавами. Чтобы были прикрыты грудь и желательно шея. Это то, что я вижу.

Женщина, которую мне хотелось бы видеть на улицах, – это женщина современного типа, получившая образование, получающая хорошую зарплату, наравне с мужем проявляющая заботу о детях. Женщина, у которой точно такие же права, как и у мужчин. Женщина, которая представлена в правительстве, бизнесе и других сферах", - считает журналист.

Говоря о семейном и социальном статусе женщины-казашки сегодня и в историческом контексте, старший научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, кандидат исторических наук Инга Стасевич отметила, что, когда меняются социально-политические и этнокультурные условия существования этноса, меняется и активность модернизационных процессов, и каждая эпоха дает нам свои критерии оценки социального статуса человека.

"Если мы говорим о традиционном обществе, то, конечно, здесь наиболее актуальным для казахской женщины оказывается семейный статус. Исходя из ценностных ориентиров казахского этноса, по традиции, казахская женщина – прежде всего мать. Казахское общество патриархально, ведущую роль в семье и обществе играет мужчина, но это ни в коей мере не говорит о том, что женщина была полностью подчинена мужу. Конечно, многое зависит от традиций конкретной семьи, но женщина часто выступала в роли советчицы мужа. Иистория знает примеры скрытого женского лидерства в семье.

На плечах казахской женщины лежало и поддержание коммуникативных связей в рамках всей семейно-родственной группы, включая обрядовую жизнь, сложнейшую систему дарообмена. Да, и казахское гостеприимство – это в первую очередь гостеприимство казахской женщины, умение достойно принять гостя, соблюдая ряд этикетных норм, это качество женщины высоко ценилось казахами. А уж о том, что в хозяйстве роль женщины огромна, и говорить нечего, об этом много пишут европейские наблюдатели и исследователи быта казахов XIX – начала ХХ века.

С возрастом статус женщины повышался. Чем старше она становилась, тем больший вес в семье она приобретала, переходя из группы снох семьи в группу старших женщин, знающих традиции, нормы поведения достойной женщины, обучающих им уже молодых девушек и невесток. 

Известны случаи, когда вдова наследовала семейный, а отчасти и социальный статус своего мужа, становясь главой семьи.

Что нам приносит XX век? Это, несомненно, сложное время трансформации традиционного казахского общества, активизации модернизационных процессов в Центральной Азии. Сейчас мало кто рассматривает модернизацию как однозначно прогрессивный процесс, особенно в Центрально-Азиатском регионе с его традиционно патриархальным укладом жизни. Как показало время, догоняющая модернизация принесла в регион новые, прогрессивные с точки зрения европейской цивилизации, достижения экономического, социально-политического и культурного характера, но она же повлекла за собой и заметную утрату исторической памяти народов его населяющих, нивелирование культурной специфики на фоне общих процессов глобализации. 

Так или иначе, новый век дал казахской женщине больший выбор жизненных стратегий, появилась возможность получения образования, карьерной реализации. С точки зрения этнографов, коим я и являюсь, важно, как сами носители традиций, скажем, казахские женщины, оценивают свое положение и динамику его изменения.

Могу сделать вывод, что современные казахские женщины научились сочетать семейный и общественный статус. Именно в рамках семьи традиционные ценностные ориентиры очень сильны, и современная казахская женщина не может не учитывать силу традиции. Она мать, добрая советчица супруга, но при этом с активной общественной позицией, в том числе и вне семьи", - считает г-жа Стасевич.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи