Опубликовано: 310

Места не столь укрепленные: почему за 300 лет из Усть-Каменогорской тюрьмы сбежал лишь один заключенный

Места не столь укрепленные: почему за 300 лет из Усть-Каменогорской тюрьмы сбежал лишь один заключенный

В следующем году городу исполнится 300 лет. В Восточно-Казахстанском областном историко-краеведческом музее собрана масса сведений о заложенной в 1720 году крепости, где среди первых капитальных строений были казарма и… тюрьма.

Для историков ничего удивительного в этом нет. Любой, кто погружался в изучение прошлого казахстанских городов и форпостов на Иртыше, знает, что из-за постоянной угрозы со стороны джунгар в гарнизонах поддерживали жесточайшую дисциплину. За любое нарушение устава, в том числе за пьянство и драки, солдат отправляли в тюрьму.

В XIX веке к узникам в Усть-Каменогорской крепости прибавились еще политические ссыльные.

Здесь, например, отбывал срок декабрист Степан Семенов. Позже содержались члены польского заговорщического “Общества военных друзей” Иван Высоцкий и братья Феликс и Карл Ордынские.

Сложно поверить, но историческое учреждение, укрытое за крепостным валом, до сих пор играет роль места заключения.

В эпоху советской милиции здесь размещался следственный изолятор, сейчас действует исправительное учреждение ОВ 156/1.

Знают ли те, кто оказался за решеткой, про знаменательное прошлое своих камер? Вряд ли. Скорее, им ближе содержание Уголовного кодекса. Но вот для историков старинная постройка до сих пор является предметом исследований. Например, уже в 2000-е годы при ремонтных работах на хоздворе был раскопан надгробный камень с именем и регалиями коменданта крепости. По соседству рабочие вырыли из земли кандалы, казенную чернильницу. Ну, собственно, какое место – такие и находки.

Любопытнее всего, что за 300 лет крепостная тюрьма прослыла своего рода местной Бастилией. Никому из арестантов отсюда никогда не удавалось бежать. Точнее, почти никому.

Единственный случай побега, происшедший больше 30 лет назад, по сей день во многом кажется мистическим.

У опытнейшего сыщика, пенсионера МВД Виктора Горшкова и сейчас нет объяснений, как беглец сумел остаться невидимкой для многочисленных часовых.

Дело было в середине 1980-х годов. Сейчас слово “гастроном” практически исчезло из нашей речи. Люди закупаются в супермаркетах, на оптовках, наконец, в магазинчиках шаговой доступности. А в советское время торговый сервис был представлен типовыми гастрономами – по одному в микрорайоне. В общем зале на полках были хлеб, крупы, молоко. В подсобках – пресловутый дефицит: сыр, масло, колбасы, паштеты, столичные конфеты в коробках.

Дефицит продавали с черного крыльца, или, как тогда говорили, по блату. Вот в надежде на деньги от продажи продуктового блата однажды ночью в известный на весь город гастроном “Колос” залез вор.

– Это был некто Анатолий Маканов по кличке Макан, – рассказал бывший следователь управления по борьбе с организованной преступностью УВД Восточного Казахстана Виктор ГОРШКОВ. – Он был отлично известен нашему уголовному розыску. Макан искал деньги, перевернул всё в подсобке, ничего не нашел. Стащил две бутылки водки, колбасу и еще какую-то закуску. Его сразу вычислили по характерным следам взлома и другим уликам. Посадили в следственный изолятор. Дерзкое ограбление на Севере Казахстана завершилось массовым убийством преступников

Магазины в то время были государственные, товары в них являлись госимуществом. Поэтому даже за небольшую кражу грозил суровый срок – от 7 до 9 лет.

Следственный процесс – дело не одного дня. Собираются показания, готовятся экспертизы, проводятся допросы. Пока следователь занимался оформлением материалов для передачи в суд, преступник задумал побег. В один из дней во время прогулки по внутреннему дворику тюрьмы он просто исчез.

Пуля – не дура

– В советское время побег из мест заключения, тем более из следственного изолятора, считался чрезвычайным происшествием союзного масштаба, – пояснил детектив. – На ноги подняли всех сотрудников городского управления внутренних дел и районов. Патрули днем и ночью просматривали каждый закоулок, прочесывали окраины. Были задействованы все оперативные каналы. Автобусный парк тогда имел отличный штат высокооплачиваемых, толковых работников. Им раздали фотографии Макана. Такой же разговор провели с руководством и водителями таксопарка. Если бы беглец решил куда-то поехать, об этом немедленно узнали бы сыщики.

Через сутки оперативники имели точную информацию: преступника не было на автостанции, на железнодорожном вокзале, в аэропорту. Другими словами, он все еще в городе.

Круг поиска сузился. Спустя полдня от источника поступили сведения о месте, где отсиживался вор. Речь шла о квартире в многоэтажке по улице Алма-Атинской.

– Отправили всего двух оперов, чтобы не привлекать внимание, но лучших, – передал события пенсионер. – Они поднялись в подъезд, а во дворе возле машины остался водитель Владимир Львов. И вот он видит: из-за угла выруливает и уверенно направляется к дому Макан. Собственной персоной. Владимир хватается за кобуру и кричит, как и положено по инструкции: “Стой, стрелять буду”. Преступник посмотрел на него и ухмыльнулся: “Не смеши, кишка тонка”. А водитель Львов как раз всегда имел отличные показатели по владению табельным оружием. Макан бы сбежал, но точный выстрел в ногу его остановил.

В общей сложности, по словам немолодого детектива, преступник пробыл на воле двое суток.

Некоторые детали его побега сыщикам помог раскрыть заключенный из соседней камеры. Вор наобещал ему выход на свободу и уговорил подставить плечи, чтобы перебраться через внутренний забор.

Конечно, обманул. Приятель остался в растерянности под забором, а Макан пересек общий двор и вышел спокойно из ворот. Как? Ответа на этот вопрос нет до сих пор. Охранники стояли на вышке, на проходной, на воротах. Но преступник как по волшебству прошел мимо них незамеченным.

Суд приговорил Анатолия Маканова помимо наказания за кражу еще и к сроку за побег. Сидеть в СИЗО, а затем и в исправительной колонии ему пришлось от звонка до звонка. Говорят, он надоедал сокамерникам разговорами о старинном дымоходе. Мол, через него можно выбраться на волю. Но ему не поверили. Угольные печки в СИЗО давно демонтировали, учреждение отапливалось от городской теплоцентрали.

Возможен ли гипотетически побег из учреждения ОВ 156/1 (с функциями СИЗО)?

Этот вопрос мы задали департаменту уголовно-исполнительной системы Восточно-Казахстанской области. Как заверили в департаменте, система охраны является стопроцентно надежной.

– Ввиду усовершенствования системы надзора за спецконтингентом учреждение оборудовано современной надежной системой охраны, – отметили в департаменте. – Кроме того, по периметру учреждения, на территории и в камерах установлены системы видеонаблюдения. Территория учреждения огорожена высоким забором сплошного исполнения, с противопобеговыми инженерно-техническими средствами надзора и контроля. Также осуществляется вооруженная охрана учреждения.

УСТЬ‑КАМЕНОГОРСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров