Опубликовано: 1400

“Лицо зашивали три часа. Наложили 30 швов…”

“Лицо зашивали три часа. Наложили 30 швов…”

Ежедневно в Казахстане домашним агрессорам, избивающим женщин, выписывают 218 защитных предписаний.

Как минимум, 4 пострадавших оказываются в больнице с тяжелыми увечьями, одна – погибает. Совершают попытку покончить с собой – 5. Насилуют – 4. “С введением карантина возросло число обращений на телефоны “горячей линии” ОФ “Не молчи.kz”. “Мы работаем в авральном режиме, по 18–19 часов в сутки”, – констатирует президент фонда Дина СМАИЛОВА. – Опасаемся, что пойдет волна убийств на бытовой почве. Это пострашнее пандемии будет…”.

В Китае после отмены режима карантина увеличилось количество обращений в загсы от желающих расторгнуть брак. Психологи многих стран отмечают волну агрессии в отношении женщин, находящихся 24 часа в кругу близких. В Казахстане также возросло число звонков от представительниц прекрасной половины, подвергающихся бытовому насилию, отметили в фонде “Не молчи.kz”.

Законы не работают

– Ежедневно поступает 10–15 звонков. Женщины рассказывают страшные истории, присылают фотографии обезображенных лиц, истерзанных тел, – рассказывает Дина Смаилова. – Во многих семьях мужчины стали больше пить, и это факт. Порой разговор затягивается на 3–4 часа, чтобы успокоить жертву, довести всё до логичного конца. Мы работаем без выходных. Ресурсов нет. Но бросить этих женщин я не могу, потому что период очень тяжелый. Мы отмечаем состояние беспомощности жертв.

Зачастую женщина отказывается идти в полицию, понимая, что агрессор останется на свободе и особого наказания не понесет, а ей придется с ним жить дальше.

Поэтому она выбирает – терпеть. Из 10 женщин только две соглашаются идти в полицию, и то если совсем вопиющий случай, тяжелые побои, больница, деваться некуда.

– Может быть, полиции сейчас просто не до этого… Или почему это происходит?

– Нет, так работает Закон о бытовом насилии. Полиция максимум задержит его на 3 часа и вернет обратно. Мы сейчас бьем во все колокола. Просим обратить внимание на эту проблему и защитить женщин в условиях режима ЧС Президента ТОКАЕВА. Только от его решения будет зависеть судьба казахстанок. Потому что нереально в условиях карантина, когда можно выйти только в магазин, аптеку, искать способы защиты, убежище. Как правило, агрессия происходит в семьях, где есть мать, отец, сестра, братья. Все живут большой семьей. Пострадавшей стыдно кому-то жаловаться. Она лучше промолчит и стерпит побои. А если и вынесет сор из избы, на нее будут оказывать давление родственники мужа: мол, что ты нас позоришь?

“Перелез через балкон, ворвался в ее квартиру…”

– В социальных сетях вы постоянно рассказываете истории жертв. Скажу честно, я не могу дочитать их без слез до конца...

– В том-то и дело, что женщины беззащитны. К нам обратилась пострадавшая из Акмолинской области. Как только ее избил бывший муж, на ее территории, она пошла к участковому, благо тот живет рядом, написала заявление. Он забрал агрессора. По закону обязан был его выпустить через 3 часа, что и сделал. Тот вернулся к женщине, несмотря на защитное предписание (оно обязывает не подходить к пострадавшей, не звонить и не преследовать ее в течение 30 дней). Перелез через балкон, избил ее повторно. Она обратилась в фонд “Не молчи.kz“.

Пришлось на всю страну предавать дело огласке, чтобы департамент полиции Акмолинской области обратил на него внимание.

Защитное предписание остается всего лишь бумажкой. Женщины 1–2 раза столкнутся с этим и не будут больше обращаться в полицию. А та, в свою очередь, относится к пострадавшей несерьезно: мол, все равно она к нему вернется, они помирятся.

Комментируя новый Закон о бытовом насилии в январе 2020 года, заместитель генерального прокурора Марат АХМЕТЖАНОВ на всю страну пообещал, что каждое дело будет зарегистрировано в ЕДР (единый дежурный реестр). Нет такого!

Еще нужно доказать, что здоровью причинен ущерб

– Доходят дела до суда?

– Статистика такая. Каждый день домашние агрессоры избивают в Казахстане 218 женщин. Из них 4 получают средний и тяжкий вред здоровью (данные по выписанным “защитным предписаниям”). Выписывают “Особое требование к поведению правонарушителя” – 23 агрессорам. 136 заседаний административных судов проходит по бытовому насилию.

По данным Верховного суда, наказания по административным взысканиям выглядят следующим образом: 55 процентов от общего числа составляли штрафы, 44,6 процента – аресты, 0,2 процента – предупреждения. А сколько женщин молчат! Инцидент, привлекший внимание общественности Казахстана, произошел в ночь с 13 на 14 марта на рабочем месте потерпевшей – в пивном магазине-кафе на окраине Актобе.

Бывший муж, Марат, до полусмерти избил Айгуль (имена изменены) и порезал ей лицо. Она получила множественные открытые раны головы, колото-резаные раны лица. Ей наложили больше 30 швов только на лице, раны зашивали 3 часа. Врач оценил общее состояние потерпевшей как средней степени тяжести.

Полиция завела дело по статье 107 УК РК (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью). Агрессора задержали на 3 дня и отпустили под подписку о невыезде.

Марата арестовали спустя 21 день, после того как через соцсети мы распространили фотографии Айгуль. С ее разрешения. Дело переквалифицировали в ч. 1 ст. 106 УК РК. Исследовав представленный материал, суд частично удовлетворил ходатайство следователя о мере пресечения на 2 месяца и санкционировал в отношении подозреваемого меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 10 суток. Также решил, что нужна экспертиза, которая подтвердит причинение тяжкого вреда здоровью. Хотя факт очевиден! Казахстанцы своими силами собрали более миллиона тенге потерпевшей на проведение пластических операций. Нашелся психолог. А чем ей помогло государство?

Нарушил защитное предписание? В тюрьму – на 3 года

– Слышала, на днях парламент РК будет пересматривать законодательство по бытовому насилию… Один дома не воин: что происходит, если в семье царит не любовь, а зависимость

– Да. Парламент начинает рассматривать закон с немного измененным названием. Раньше он назывался Закон о профилактике бытового насилия, я его назвала Законом о профилактике бытовых убийств. Парламентарии рассмотрят закон о противодействии домашнему насилию. Вносится масса поправок. Его корни формировались еще 3 года назад, когда работал проект “Казахстан без насилия в семье” от Генеральной прокуратуры. Через тех людей, которые писали законодательство, прошло огромное количество жертв в Южном регионе. На основе ситуаций, озвученных пострадавшими, формировался закон. К сожалению, когда он пришел в межведомственную комиссию, речь коснулась бюджетных затрат, многие позиции убрали. Я вошла в рабочую группу. Но не питаю иллюзий, что примут закон, который устроит всех. Очень бы хотела, чтобы 20 депутатов парламента взяли номера телефонов доверия кризисных центров и поработали на них неделю. Тогда они точно изменят отношение к проблеме.

– А каких изменений вы требуете?

– Признать, что в Республике Казахстан насилие над женщинами носит постоянный и систематический характер, ежедневно наносящий вред физическому и психическому здоровью значительной части населения, и вышло на уровень геноцида.

Для примера, пройдут 4 недели. В стране зарегистрируют 120 изнасилованных, 5 232 избитых, 72 изувеченных, 14 убитых женщин, 48 закончат жизнь самоубийством за это же время!

Мы требуем, чтобы агрессора незамедлительно отселяли. А женщина с детьми должна оставаться дома и не бегать по кризисным центрам, которых не хватает. Мы хотим, чтобы за нарушение защитного предписания сажали в тюрьму – на 3 года. Только тогда насильники поймут, что нас нельзя бить.

– После выхода вашего литературного откровения, книги “Подвал”, на телефоны доверия стали больше звонить?

– Пошли истории об изнасиловании. Много анонимных. Понимаете, у людей появилась потребность выговориться. Многим нужна помощь. Хочется всем помочь, но мы не в состоянии. У меня лежит несколько историй, которые некогда публиковать, – катастрофически не хватает времени. Я стараюсь информировать население. Хотелось бы, чтобы нам тоже помогли читатели, покупали книгу.

– У вас сейчас активное сотрудничество с женщинами ООН. Какие звучат предложения?

– У нас была онлайн-конференция с Центрально-Азиатским обществом “ООН-женщины”. На связь вышли несколько активистов. Мы обсуждали проблемы, с которыми женщины столкнулись в условиях карантина. Фактически у всех они одинаковые – агрессия в условиях замкнутого пространства и безработицы только растет. Плюс нагрузка на женщин идет колоссальная. Многие работают в медучреждениях, подвергают себя риску заражения коронавирусом. В этой ситуации государство должно подумать о безопасности матерей, сестер со всех сторон.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи