Опубликовано: 1700

Китайские инвестиции - это не экспансия - министр Касымбек

Китайские инвестиции -  это не экспансия - министр Касымбек Фото - Фото Владимира БАХУРЕВИЧ

Количество неэффективных предприятий, построенных в Казахстане по Госпрограмме индустриально-инновационного развития, сократилось с 47 до 25. О том, как спасали новые заводы, какую продукцию они выпускают и какие предприятия государство будет поддерживать в первую очередь, “КАРАВАНУ” рассказал министр по инвестициям и развитию РК Женис КАСЫМБЕК.

Казахстан привлекает инвесторов со всего мира

– В Казахстане активно реализуются проекты с иностранным участием. Существенные инвестиции вливает Китай, строя у нас целые заводы, в связи с чем не прекращаются разговоры о возможной экспансии со стороны восточного соседа. Какова реальная доля Поднебесной в казахстанской экономике?

– Китай действительно является одним из наших активных инвесторов и находится в первой десятке, но это не основной наш инвестор. В прошлом году, например, наибольший удельный вес прямых иностранных инвестиций пришелся на Нидерланды – 6 миллиардов долларов, США – 3,7 миллиарда (это 17,9 процента), Швейцарию – 14 процентов, Россию – 5,9 процента, Бельгию – 5 процентов, на Китай – всего 4,8 процента от общего объема, на Францию – 3,9 процента, Великобританию – 2,9 процента, Корею – 2,4 процента, Японию – 1,7 процента.

За первый квартал текущего года в Казахстан пришло 6,7 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций. Из них 32 процента – это Нидерланды, США – 24 процента, Швейцария – 9,3 процента, Россия – 7 процентов, Китай – лишь 6,6 процента. Так что ни о какой китайской экспансии в экономике не может быть речи. Мы стараемся привлечь в Казахстан крупный, качественный бизнес со всего мира. Благодаря инвестициям мы приобретаем знания, технологии, опыт и ресурсы, без которых невозможно обеспечить качественный и диверсифицированный экономический рост. Иностранные инвесторы рассказали Президенту Казахстана, что еще им нужно для счастливой и успешной работы в Казахстане

Кадры, которых не хватает

– Но любое совместное предприятие с иностранным участием – это наличие специалистов второй стороны, а значит, угроза развития конфликта...

– Зарубежные специалисты – это нормально. Помните вопросы на месторождении Актогай в Восточно-Казахстанской области, которые возникли между китайскими и казахстанскими рабочими? Это было три года назад. Сегодня на этом предприятии работают граждане только нашей страны. А если в руководстве и остались один-два иностранца, то под ними работают так называемые “теневые директора” – это наши специалисты, которых они готовят. Через год-два зарубежные спецы уезжают, а наши, которые работали рядом, занимают их место. Это обычная процедура. Когда приходят новые иностранные технологии, кто-то должен готовить местные кадры.

– О кадрах. Есть много примеров, когда в предприятие вкладывают деньги, строят, завозят оборудование. Но производство не может эффективно функционировать, потому что не хватает квалифицированных специалистов. Неужели нельзя это предусмотреть заранее?

– Проблема такая существует. Мы недавно были в одном из регионов, где вводится в эксплуатацию китайско-казахстанский завод по переработке металлолома, и там как раз такая ситуация – потребность порядка 200 рабочих. На предприятии планировали получить квоту на привлечение этих кадров из других стран. Что мешало обучать местных жителей, пока строился завод? Мы обратились к руководству местных колледжей: в рамках госпрограммы в городе, области реализуются 10 проектов. Зачем вы готовите невостребованных специалистов, когда вот эти 10 проектов потребуют две, а то и три тысячи квалифицированных рабочих? Теперь мы совместно с министерством образования должны синхронизировать наши учебные программы с производственными, чтобы выпускать востребованные профессиональные кадры.

Но есть и хорошие примеры. В Актогае, например, очень продуманно подошли к делу. Пока строился завод, большое количество людей параллельно обучалось, и кадровой проблемы там не было.

Нужна господдержка

– Какие из новых предприятий занимаются не нефтью и металлами, а производством продуктов, одежды, обуви?

– Легкая промышленность у нас показывает некоторый рост, но отрасль пока на стадии становления. Сегодня мы сами покупаем большой объем продукции легпрома, поэтому на этом этапе стараемся активно работать на внутренний рынок. Конечно, необходимы меры государственной поддержки. В Туркестанской области функционирует специальная экономическая зона “Ontustik”, которая имеет текстильную направленность, есть проекты в Таразе по созданию предприятий легкой промышленности, в том числе по производству обуви. Компания “Ютария Ltd” в Астане достаточно активно обшивает наших военнослужащих, работников бюджетных организаций. Сейчас совместно с министерством образования мы готовим ряд решений, чтобы максимально привлечь казахстанские компании и к пошиву школьной формы. Для развития нужны время, условия и инвестиции.

Продукция на экспорт

– В прошлом году очень хороший рост показала казахстанская фармацевтика – более 40 процентов. В Шымкенте налажен выпуск достаточно большого спектра медицинских препаратов, есть еще ряд фармпредприятий в других регионах.

Мы начали впервые экспортировать нашу фармацевтическую продукцию в Центральную Азию, а это говорит о том, что отрасль активно растет.

На сегодняшний день мы экспортируем порядка 800 обработанных товаров в 123 страны.

По некоторым товарам открыты новые рынки сбыта. К примеру, в 2018 году мы начали поставки машиностроительной продукции и строительных материалов в Узбекистан, химической продукции - в Украину.

Количество экспортоориентированных производств увеличивается каждый год. В Астане совместно с мировым лидером General Electric сегодня выпускают локомотивы, которые идут на экспорт в Таджикистан. Партия их должна уйти в Туркменистан. Сейчас активно работаем по поставке в Азербайджан партии электровозов, которые производятся совместно с нашим французским инвестором – компанией “Total”. То есть география наших поставок достаточно большая.

Доля обработанной продукции в машиностроении, металлургии сегодня составляет треть от общей доли экспорта. Мы поставляем за рубеж уже не только прокат, но и арматуру, изделия из металла. Аккумуляторный завод, который находится в Алматинской области, компания “Alageum Electric”, производящая трансформаторы, большой объем своей продукции отправляют на экспорт, в том числе в Россию, то есть эффективно конкурируют с российскими компаниями. В Актобе начали выпускать рельсы мирового уровня. Своими рельсами мы закрываем наши потребности при ремонте и строительстве дорог, отгружаем их в страны Центральной Азии, имеем намерения расширять географию экспорта. Такого производства у нас никогда не было.

От стекла до колес

– В Казахстане было открыто много предприятий по Госпрограмме индустриально-инновационного развития, рассчитанной до 2019 года. Насколько велика отдача от этих заводов и сколько из них себя не оправдали?

– Сегодня доля обрабатывающих отраслей в промышленном производстве выросла – с 34,4 процента в 2010 году до 41,8 процента в 2017 году, в экспорте – с 27,9 до 32,2 процента соответственно. И это заслуга программы ГПИИР. Благодаря ей создано 100 тысяч рабочих мест и более 1 100 новых производств. За годы индустриализации изменился облик отраслей экономики. К примеру, в металлургии осуществлен переход с производства базовых металлов, полупродуктов и полуфабрикатов на выпуск изделий более высокого передела. Ассортимент продукции машиностроения пополнился высокотехнологичными товарами, которые никогда ранее в стране не выпускались: автобусы, винтовые насосы, прицепная колесная техника, железнодорожные оси и колесные пары. К примеру, если раньше на электролизном заводе в Павлодаре только производили первичный алюминий, то сейчас компания “Giessenhaus” его перерабатывает и выпускает из него автомобильные диски. Появилось предприятие по утилизации автомобилей в Караганде, то есть образовались экологические проекты, дающие хорошие результаты. Начат выпуск новых видов продукции химической промышленности (фосфорно-калийные удобрения, жидкие удобрения КАС), строительных материалов (керамогранитные плиты).

Поэтому эта программа очень своевременная, она дала толчок для многих отраслей, помогла за счет государства привлечь в производства новые технологии.

– И все-таки судьба не всех предприятий сложилась удачно. Многие из них толком не загружены, некоторые вообще простаивают.

– В 2016 году в списке неэффективных числилось 72 проекта. Совместно с акиматами мы помогали им загружать плановые мощности: содействовали в сбыте продукции и поиске инвесторов, в заключении контрактов на недропользование. В результате 47 проектов из этого перечня стали стабильными и вышли на загрузку в 50 процентов и более.

К примеру, предоставление финансирования через БРК-лизинг помогло осуществить загрузку АО “ЗИКСТО”, выпускающему железнодорожные вагоны в Северо-Казахстанской области, что в итоге позволило обновить парк подвижного состава АО “НК “ҚТЖ”. ТОО “OxyTextile” в Туркестанской области, производящему хлопковую пряжу, нашли более эффективного инвестора и рефинансировали кредит через БРК-лизинг.

Но проблемы остаются. Три проекта пока загружены менее чем на половину мощности, два стали банкротами, шесть – перепрофилировали производство. Девять проектов простаивают. Основные причины – низкий спрос на продукцию, отсутствие оборотных средств, финансовые проблемы с кредиторами.

Перспективные отрасли

– Тем не менее индустриальная программа реализуется достаточно успешно, из реализованных проектов более 95 процентов предприятий работают стабильно. Появились рабочие места, налоги отчисляются, созданы целые новые индустрии. К примеру, в этом году в Кызылорде заработает первый стекольный завод ТОО “Orda Glass Ltd”, и Казахстан тогда сможет производить практически всю строительную номенклатуру. То есть мы постепенно замещаем импортную продукцию и выходим на экспортные рынки. И аккумуляторы, и трансформаторы наши вполне конкурентны, в том числе эта продукция востребована даже на таком рынке, как Китай. Почему стекольный завод в Кызылорде до сих пр не построен

Перспективной я считаю пищевую отрасль. Исходя из того, что наша продукция имеет натуральные свойства, не содержит ГМО, она на других рынках воспринимается как органическая. Поэтому мы имеем потенциал в этом направлении – по мясу, пшенице, по продуктам их переработки.

А впереди у нас – третья пятилетка программы индустриализации. В рамках первой в Казахстане создана необходимая инфраструктура, законодательная база. Во второй пятилетке мы определили восемь приоритетных направлений, таких как металлургия, химия, стройматериалы, и сильно их поддерживали. Сейчас с учетом новых глобальных технологических трендов разработано концептуальное видение индустриально-инновационного развития на 2020–2024 годы. Упор будет сделан на поддержку эффективных, конкурентоспособных и экспортоориентированных производителей, то есть заводы должны быть технологичными и современными, с элементами индустрии 4,0: цифровизацией, автоматизацией, роботизацией. Чтобы они могли успешно конкурировать на внешних рынках.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи