Опубликовано: 4500

Хуже Туркменистана: что мешает Казахстану завалить Китай медицинскими масками

Хуже Туркменистана: что мешает Казахстану завалить Китай медицинскими масками

Казахстан ввел запрет на экспорт средств индивидуальной защиты. В список попали маски, респираторы, перчатки, халаты и защитные очки.

“Хотели бы отметить неэтичное поведение производителей и дистрибьюторов масок, они продавали запасы в Китай, в связи с чем правительством введен запрет на экспорт”, – заявил в начале февраля официальный представитель министерства здравоохранения РК Диас АХМЕТШАРИП.

Коронавирусная инспекция

Туркменистан продал Китаю миллион трехслойных масок за 200 тысяч долларов. Цена единицы товара в сделке составила 20 центов. Продукция сделана на местных предприятиях. Неплохой бизнес для страны, которая продает на экспорт только газ и невест. Это пример того, как работают соседи. По примеру Ашхабада Казахстану надо, наоборот, стимулировать экспорт, чтобы наши компании могли зарабатывать. Что, в свою очередь, позволило бы предприятиям найти средства для лучшего обеспечения внутреннего рынка. Если же минздрав так озабочен внутренним рынком, то вполне может закупить те же маски в нужном для страны количестве. Но запрет оказался самым простым решением. По привычке.

По данным министерства здравоохранения, в Казахстане медицинские маски производят 4 предприятия – “Super-pharm” (Жамбылская область), “Dolce” (Алматинская область), “Mega Pharma” (Шымкент) и “Medical Active Group” (Алматы).

Мощность всех их составляет 3–4 миллиона масок в год. Это мизер, так как в сезон гриппа врачи, больные и озабоченные люди покупают до 15 миллионов этих изделий в месяц. Большую часть потребностей закрывает импорт. В основном этим занимается компания “Биола”. Но ее мощности в Китае. Сегодня спрос в мире вырос сразу на треть. К этому никто не оказался готов. Отсюда и дефицит.

5 февраля вице-премьер Алихан Смаилов сообщил, что объем средств из резерва правительства на предотвращение распространения в Казахстане коронавируса планируется увеличить до 3,5 миллиарда тенге. Средства пойдут на закуп медикаментов, масок, тепловизоров и другого оборудования.

Обычная трехслойная маска стоит 10 тенге. Ее изготовление на специализированных станках занимает столько же времени, сколько и производство специализированной маски за 800 тенге. Чем выгоднее заниматься?

Вся неэтичность ситуации в том, что сырье для масок отечественные компании покупают в Китае. Круг замкнулся.

– У нас есть пара станков по изготовлению защитных изделий, – рассказал “КАРАВАНУ” сотрудник одной из компаний, производящих маски. – Они делают в смену по 3–4 тысячи штук двух видов. Больше нам не надо было, так как оборудование дорогое. Обучение оператора тоже денег стоит. Мы готовы нарастить производство. Есть спрос. Но физически сделать этого не можем. Нет сырья. Внешний слой и фильтр мы покупаем в Китае. А КНР запретила экспорт комплектующих, так как им самим не хватает. Сейчас наш директор выехал за границу, чтобы найти сырье. Но когда пойдут поставки, мы не знаем.

Представители других фирм тоже уехали за рубеж в поисках поставщиков.

У семи нянек

Медицинские маски делают по общему ГОСТу “Маски медицинские. Требования и методы испытаний”. В нем нет указаний, из чего конкретно они должны быть изготовлены. Есть только требования по размерам фильтруемых частиц, прочности изделия и степени чистоты основного слоя. И полная свобода по технологии изготовления – фильтрующий слой маски может быть связан, спрессован или помещен между слоями ткани. Казалось бы, товар очень простой.

Китайцы ставят фильтрующим слоем нетканый материал из полипропилена. Может быть, у нас нет своего полипропилена?

Есть. Павлодарский “Нефтехим LTD” получает из казахстанской нефти гранулированный полипропилен. И сам делает из него простой и популярный товар – полипропиленовые мешки. И отправляет его другим для производства упаковочной пленки, труб, электро- и теплоизоляции. А вот нетканый материал в Казахстане никто не делает. Считается, что гранулят для получения нетканого фильтра не подходит. Тот же “Нефтехим” может слегка модернизировать производство, чтобы получить продукт нужного качества. Но делать этого он не будет, так как нет рынка сбыта.

Рынка нет, так как наши производители не могут продать свой товар даже внутри Таможенного союза.

У России, Беларуси и Армении есть свои производства, которые они защищают от конкурентов. При этом их продукция свободно продается в Казахстане.

Ни миннацэкономики, ни минздрав этого не видят.

Проблема масок показывает, в каком положении находится вся наша фармацевтическая промышленность. Обладая третьим по размеру рынком в СНГ, она не может дать даже простые изделия.

Как рассказали “КАРАВАНУ”, сейчас министерство здравоохранения РК разрабатывает программу развития фармпрома на следующие 5 лет. Но из каких показателей исходят ее авторы и какие цели ставят – никому не известно. Почему-то этот программный документ разрабатывается в глубокой тайне.

Причину можно найти в прошлом. Минздрав уже разрабатывал программу развития фармацевтической промышленности на 2010–2014 годы. В 2010–2018 годах реализовано 30 проектов, создано более 3 тысяч рабочих мест, вложено 45 миллиардов тенге. Но вот большей части целей добиться не удалось. Мы производили 5 процентов от потребностей рынка – так примерно этот же уровень и остался. Была зависимость более 80 процентов в импорте сырья – так она и осталась. Не продавали на экспорт – так и не продаем. Какие новые испытания ждет фармацевтический рынок Казахстана

Но зато ввели два взаимоисключающих протокола – обязали аптеки и склады перейти на международные правила продажи и закрыли аптекам право поднимать цены на социально значимые лекарства. В итоге в рознице случился дефицит этих самых социальных, читай – дешевых, лекарств.

Причина простая: в программе по развитию фармацевтической промышленности прямых сумм для развития отрасли нет.

Ее проекты разбросаны по другим документам. “Производительность-2020” возмещает затраты по разработке и экспертизе комплексных планов. Программа “Экспортер-2020” частично возмещает предприятиям траты по продвижению продукции на экспорт. “Дорожная карта бизнеса” финансирует новые проекты. Программа по развитию инноваций дает деньги на перевооружение. Как бы документ есть, цели поставлены, средства выделены, но никто конкретно за него не отвечает. Тут МИД, там минэкономики, здесь – минфин.

Министерства здравоохранения нет.

P.S. Ежедневный объем производства масок в Китае достиг 76 миллионов штук, сообщил государственный комитет по делам развития и реформ. Это в 7,8 раза превышает показатель на 1 февраля 2020 года.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи