Опубликовано: 1600

Художница-самоучка создает удивительные картины

Художница-самоучка создает удивительные картины Фото - предоставлены Динарой Дукенбаевой

Конь в пальто возвращается домой, где его с улыбкой встречает Мона Лиза; малыши наслаждаются десертами в компании котов, облаченных во фраки (один из усатых джентльменов музицирует); а пришедший в гости проголодавшийся Гусь силится постичь высокое искусство в исполнении юной скрипачки.

Однажды я случайно увидела потрясающие работы с этими сюжетами, а вскоре все ведущие соцсети неслучайно предложили мне дружбу с автором этих произведений. Знакомьтесь: Динара ДУКЕНБАЕВА, художник-самоучка, преподаватель игры на фортепиано, концертмейстер.

Музыка живописует

Именно с музыки начинается наш разговор. Собеседница “КАРАВАНА” окончила Алматинский музыкальный колледж, а в детстве обучалась у талантливого педагога.

– Это человек крайностей, оказавший огромное влияние на меня в плане музыки. Были 90-е, она окончила Республиканскую специализированную музыкальную школу для одаренных детей им. К. Байсеитовой и консерваторию им. Курмангазы, каким-то образом попала в деревню, где тогда училась я, 10-летняя девочка, – то ли замуж вышла, то ли еще что. Именно она открыла для меня фортепиано, мир классической музыки, – вспоминает Динара Дукенбаева. – Художественным творчеством тоже занимаюсь с детства: сколько помню себя, рисовала на уроках портреты. Так и “прокалякала” лет до 25. А о том, что стану художником, что о моих работах люди будут говорить и покупать (работы Динары находятся в России, США, Великобритании и других странах. – Прим. авт.), не думала.

В 2004 году взяла в руки масло, настроена была скептически. Но затянуло…

В этом смысле я веду двойную жизнь: музыка и живопись для меня неразделимы. Как неразделимы они были для великих личностей: Эйнштейн был не только гениальным физиком, но и прекрасно играл на скрипке, пианист Рихтер чудесно рисовал, как и певец Шаляпин (не причисляю себя к гениям, просто привожу примеры), – отмечает художница.

Заячье семейство

Заячье семейство

Кстати, в свое время у Динары было желание поступить на отделение живописи.

– А потом я посмотрела, как студенты делают одно и то же изо дня в день: хорошие пейзажи, классные батыры, но все такие одинаковые! Если бы я преподавала рисунок детям, то в основу методики поставила бы наблюдение и раскрытие индивидуальности каждого ребенка. Вот эту уникальность и важно развивать. По-моему, это лучше, чем сидеть и копировать статуи и перерисовывать пейзажи по 10 раз, – говорит наша собеседница.

Эндорфины в пандемию

А широкой публике свои таланты Динара явила… из-за нужды и любопытства.

– Именно эти два фактора привели меня на алматинский Арбат. Я гуляла с сыном, он тогда еще грудничком был, по знаменитой улице мастеров. Шла и восхищалась художниками: как можно сидеть и писать портреты в окружении десятков незнакомых людей, которые говорят “похож – не похож” и от которых на ровном месте ты можешь получить критику. Сколько смелости, думала я, в них!

Но, оказывается, ты плюешь на эту смелость, когда нужно кормить семью. И я вышла на Арбат и стала писать портреты с натуры карандашом, потом пошли шаржи, карикатуры.

Для меня это было равносильно тому, чтобы выйти на улицу без нижнего белья: смотрите, сейчас я буду вам фокусы показывать. Да, чувствовала страх, но мне нравилось это преодоление, – вспоминает Динара, уже не создающая полотна на Арбате.

А в разгар “коронной” пандемии художница устроила шарж-марафон для своих подписчиков в соцсетях.

– Все были зациклены на этой теме, не хватало легкости, улыбок, и я решила поднять аудитории настроение, а еще – заработать, так как осталась без средств. Писать реалистичные портреты было бы не так весело, поэтому и остановилась на шаржах, и людям они были по карману, – рассказывает наша собеседница.

В итоге уровень эндорфинов у казахстанцев в период самоизоляции многократно возрос.

– Поступают заказы на карикатуры политиков, разных знаменитостей, на тему LRT в столице. Поскольку политика меня совершенно не интересует, заказчики сами задавали тему, обрисовывая детали, и я приступала к работе, – говорит художница.

К слову, на карикатуре, посвященной проекту строительства легкорельсового транспорта в Нур-Султане, изображен председатель Нацбанка Ерболат Досаев, вынимающий из мешков заемные у Китая доллары, а венчает полотно надпись: “Нет повести печальнее на свете, чем повесть об ЛРТ в Казнете”.

Умирает ребенок, просыпается прагматик

Недавно вышла в свет книга “В солнечном городе” Томаса Томасова, которую полностью проиллюстрировала Динара. Малыш, тянущий ручки к пирогу; семейные посиделки; сын, рассказывающий маме детские тайны, – каждая из работ возвращает зрителя в его собственное детство, возрождая в памяти дорогие сердцу сюжеты и чувства.

Мистер Фокс

Мистер Фокс

– Хотя рисунки при печати книги получились не такими яркими, как оригиналы, и больше похожи на ретрокартинки из советского прошлого, я рада этому опыту. Сейчас я в процессе работы над иллюстрациями к книге Зауреш Дандыбаевой, мы уже сотрудничали в рамках подготовки “Призраков из прошлого”.

Спрашиваю художницу о том, как проходит процесс творчества.

– Когда приходит вдохновение, я ничего не замечаю: берусь и начинаю писать, напевая всякую ерунду, смеяться, чувствую себя ребенком. А когда вдохновения нет, то включаю Бергмана, Феллини, другие фильмы, читаю, гуляю за городом.

Стараюсь искусственно вызвать в себе состояние ребенка, чтобы написать сказочные полотна.

Для создания реалистичных гор и портретов такие методы не использую и вообще стараюсь реже брать такие заказы – чувствую, когда следую этому направлению, во мне ребенок умирает, а прагматик просыпается, – признается Динара.

Куда уехал Конь в пальто

Герои произведений нашей собеседницы – не только люди, напоминающие ваших близких и вас самих, но и многочисленные представители мира фауны, талантливой кистью превращенные в виртуозных исполнителей, вдохновленных пилигримов, любящих отцов семейства и почитателей изысканной кухни.

– У меня есть одна работа: Гусыня в шляпе и с бокалом вина в руках. Разница в восприятии этой картины у казахстанцев и россиян была большой. Местная аудитория очень сдержанно приняла работу, а россияне чуть ли не дрались за нее. И наоборот: те вещи, которые у соседей встречаются прохладно, нашим очень нравятся, – рассказывает художница.

Тот самый Конь в пальто

Тот самый Конь в пальто

Кстати, в Россию уехал и упомянутый в начале материала Конь в пальто.

Над названиями картин автор особо не колдует: “Кошка и Мышка”; “Инсомния” – девочка ловит бабочек в ночи. Или “Девушка с чемоданами” – автор изобразила себя и свое состояние, когда всё надоело и хотелось бежать куда глаза глядят.

– Я мечтаю о собственной мастерской и рояле в ней. Это если говорить о материальных вещах. Хочу принимать там гостей, показывать работы и продавать их. А если о духовном – хочу дарить людям радость и быть честной при этом. И еще – мне бы хотелось стать автором-иллюстратором детских книг, самой писать короткие рассказы и рисовать к ним картины. Хочу быть интересной именно детям, а не взрослым, – поделилась с нами в завершение беседы Динара Дукенбаева.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи