Опубликовано: 1500

Казахстанские хирурги провели сложнейшее лечение иностранки: операцию не хотели делать в других странах

Казахстанские хирурги провели сложнейшее лечение иностранки: операцию не хотели делать в других странах Фото - Нэли САДЫКОВОЙ

В Алматы на операции по удалению злокачественных опухолей люди едут не только из регионов Казахстана, но и из зарубежья. Недавно здесь в одной из клиник хирурги провели сложнейшее лечение пациентки, за которую до них не брался уже никто.

Из палаты с улыбкой к нам выходит Арафат. Красивая женщина, высокая, стройная, хотя изрядно исхудавшая. Без устали она рассказывает о своих волшебниках-докторах и о случайности, которая привела ее в южную столицу Казахстана.

– Я – НИГМАНОВА Арафат из Ташкента, сама врач, преподавала студентам гигиену и эпидемиологию. И всегда старалась поддерживать свое здоровье. Но в какой-то момент, видимо, что-то упустила в психологическом плане. Была слишком чувствительной, эмоционально лабильной и восприимчивой к чужой боли, – поделилась женщина.

По словам ее лечащего врача, хирурга-онколога, доктора медицинских наук Олжаса ЖАНДОСОВА, на лечение к нему приезжают пациенты из Великобритании, Швейцарии, Германии, Кыргызстана, России. И не потому, что оно здесь дешевле. Едут на имя доктора. Кроме того, в Казахстане есть много преимуществ: относительно теплый климат, казахское гостеприимство, более гибкая ценовая политика, не такие высокие транспортные расходы, как в Южную Корею, Китай или Японию, нет особых затрат на переводчика и гостиницы.

– Вы владеете английским и другими языками? – интересуюсь у доктора.

– Да. На зарубежных конгрессах выступаю на английском, немецком, испанском. И это большое преимущество – общаться с пациентами на понятном для них языке.

В данном случае с пациенткой из Узбекистана общаемся на русском. Болела раком органов репродуктивной системы с 2015 года. Это злокачественная опухоль тела матки, аденокарцинома. К сожалению, в своей стране, где ей провели радикальную гистерэктоми́ю опухоли с удалением матки и придатков, она исчерпала возможности стандартных методов лечения. Там же она получила полный курс химиолучевой терапии, но спустя какое-то время болезнь стала метастазировать и распространилась во внутренние органы.

При позитронно-эмиссионной томографии уже у нас, в Казахстане, мы обнаружили метастатические поражения обеих долей печени, двустороннее поражение легких, опорно-двигательного аппарата (большеберцовой кости) с выраженным болевым фактором. Опухоль рецидивировала от области лона до пупка, разрослась до размеров в 25 сантиметров и вызывала сильнейшую интоксикацию и боль, которую не могли купировать обезболивающие препараты. Параллельно из-за непроходимости желчевыводящих протоков и метастазов в печени появилась механическая желтуха, которая осложняла лечение основного заболевания.

Комбинированные операции – высший хирургический пилотаж

– Здесь мы подходим к симультанной (комбинированной) операции, при которой одномоментно выполняются сразу несколько хирургических задач по поводу заболеваний разных органов, – продолжает доктор. – К сожалению, в ее стране ей отказали в таком спецлечении ввиду невозможности его проведения. Она прилетела к нам, и в срочном порядке по жизненным показаниям на консилиуме мы приняли совместное решение спасать пациентку.

Тут расскажу о хирурге-онкологе, докторе медицинских наук, Марате КУЗИКЕЕВЕ. Прежде он руководил департаментом онкопроктологии на базе КазНИИОиР, сейчас – частнопрактикующий врач, который имеет международное признание. Способен самостоятельно выполнять подобного плана уникальные операции. То есть одно дело, когда врачи командно решают такие задачи, и лишь единицы специалистов на сегодняшний момент могут делать это собственными силами. И это заслуживает особого внимания и государства, и министерства здравоохранения. Потому что хирург такого уровня, думаю, востребован в любой точке планеты. И доказательство тому – благодарные улыбки пациентов.

В этом случае нам удалось: провести пациентке удаление основной рецидивирующей опухоли матки размером 25 сантиметров.

Также, учитывая объем опухоли, было принято решение сделать пластическую операцию по установке сетки на переднюю брюшную стенку, чтобы избежать в перспективе грыжи и чтобы пациентка могла чувствовать себя более комфортно.

Кроме того, опухоль прорастала в участок мочевого пузыря, поэтому частично пришлось резецировать и эту зону. И, учитывая механическую желтуху, мы дренировали холедох (желчеотводящую систему) по Керу и удалили из него 5 больших камней по 1,5 сантиметра. А также удалили желчный пузырь. На данный момент, на 10-е сутки после операции, мы уже удалили все дренажи и активизировали пациентку. Она самостоятельно кушает, ходит в туалет, способна обслуживать себя, обходиться без врачей, и со дня на день может лететь домой в Ташкент.

Повторных операций, по нашим прогнозам, у нее не будет. Однако, учитывая, что была поражена костная система, мы прописали ей бифосфонат-терапию, то есть ввели препараты специального назначения с применением витамина D и кальция. Таким образом, все ее жалобы на сегодня сведены к нулю, и состояние удовлетворительное. Где-то там внутри: о чем рассказывают онкопациенты

Из первых уст

– Болезнь моя дала о себе знать примерно лет 6 назад, – рассказывает свою историю Арафат Нигманова. – Произошло кровотечение в женских органах. Я сама старалась себя как-то поддерживать, к врачам не ходила. Получается, зря тянула время. А когда обратилась, мне в Ташкенте поставили неопределенный диагноз. Поначалу предположили, что опухоль незлокачественная, прооперировали в Институте акушерства. Всё вроде бы прошло благополучно.

.А после постановки диагноза низкодифференцированная аденокарцинома и удаления матки, через какое-то время я встала на учет в горбольницу и получила минимальные дозы лучевой терапии.

Ходила радостная, думала, теперь всё образуется. Но через 1,5 года по проекции послеоперационного шва внизу, под кожей, у меня обнаружили жесткое образование, а сверху всё было чисто. И я подумала, может, просто спайки образовались.

Так прошло время. Сейчас мне 63. А всё это происходило в 2015 году. К одному из врачей обратилась, он сказал, у вас всё хорошо зажило. Но я чувствовала какой-то дискомфорт. Жесткое образование поначалу было безболезненным, а с 2017 года стало давать о себе знать. Если на это место я давала тепло, всё будто бы проходило. И не задумывалась, что там у меня вовсю развивается аденокарцинома, которую греть нельзя! Сейчас, конечно, жалею, что вовремя не нашла хорошего доктора и подробно не обследовалась.

Поэтому хочу сказать всем: всегда обращайте пристальное внимание на свое здоровье! Обязательно найдите причину своего заболевания и вовремя лечите его.

Вот если бы, как сейчас здесь, я прооперировалась в 2017 году, это образование не нанесло бы мне столько вреда!

В свое время еще тогда, в Ташкенте, я обратилась к одному хирургу, который сказал мне: “Приходите на следующей неделе, буду вас оперировать”. Но почему-то у меня сердце не лежало к хирургическому вмешательству. Пошла к другому доктору. Тот после изучения моего МРТ-обследования вовсе отказался оперировать. Были походы и к другим врачам…

Интернет в помощь

– К счастью, в конце концов, одна моя знакомая из Актобе сообщила, что есть в Алматы такой онкохирург Олжас Жандосов, к которому люди со всего мира ездят, найдите его в Интернете. Я нашла, изучила методики, которые он применяет. Среди них – щадящая IPT-химиотерапия, методы, которые не применяются в государственных клиниках, некоторые виды щадящих органосохраняющих операций, тактика переведения текущей 4-й стадии рака в 3-ю. Сначала я обо всем этом лишь читала, потом вела переговоры и интуитивно хотела попасть к нему.

– Но почему в Ташкенте не удалось найти подходящего доктора?

– Там хорошие врачи, но лечение ведется больше по стандартным методикам… Однажды я лежала там в онкоклинике, получала химиотерапию, которая мне, как я считаю, навредила. Все сосуды снаружи исчезли, их стало не видно, потом стали болеть кости, через месяц выпали волосы. И я решила, больше так лечиться не буду. Ведь как от этого страдают иммунная система и все органы! Просто стала поддерживать себя разными методами. Сын принес мне большой пакет ощелачивающих организм БАДов, пептидов.

И что только я не применяла: молитвы, психологические тренинги, благодарность, прощение… Искала и пробовала всё!..

В результате в сопровождении сына приехала в Алматы к Олжасу Каиртаевичу Жандосову. Он собрал хорошую команду. Очень ценю, что встретилась с такими врачами! У меня во время операции был один из лучших анестезиологов-реаниматологов. Я легко вошла и легко вышла из наркоза. Конечно, во всем мне помогал Аллах. И после операции я всего 2 часа находилась в палате интенсивной терапии. В то время как обычно после такого обширного хирургического вмешательства люди сутками пребывают в реанимации. Но Олжас Каиртаевич хорошо подготовил меня к операции. А проводил ее доктор Кузикеев Марат Оразович. Это мастер своего дела! Большая ему благодарность за то, что избавил меня от этой опухоли.

– То есть, если бы хирург не был столь высоким профессионалом, неизвестно, чем бы всё закончилось?

– Конечно. И еще хочу сказать главное: люди, когда слышат диагноз рак, впадают в состояние шока. Так было и у меня. Это слово убивает. Так вот, пусть не боятся, рак излечим, если хочешь жить, искать и бороться. Я знаю, сколько людей погибло у нас от этого диагноза. Здесь нужна воля к жизни, и не надо бояться препятствий. А хорошие врачи и эффективные методы найдутся!

– Есть пословица “Бог помогает тому, кто помогает себе сам”. Опухоль убрали, но, возможно, остались метастазы? Что говорят врачи?

– Они еще раз сделали обследования и в протоколе прописали мне необходимые препараты, поддерживающие пептиды, рекомендовали следить за психоэмоциональным состоянием, поддерживать стремление к жизни, радоваться каждому новому дню. Сейчас я на пенсии, лечение у нас в Ташкенте бесплатное, что еще надо?

– Дорого ли вам обошлись поездка и лечение в Алматы?

– Недешево. Но это того стоит. Ведь раньше опухоль мне не только сидеть, даже лежать не давала. Слава богу, убрали. Заодно удалили желчный пузырь, потому что там оказались камни. И сейчас я даже на жизнь смотрю по-иному. Раньше вроде бы ценила здоровье, но имела какое-то тревожное состояние. Всегда очень сопереживала всем. Сейчас, конечно, руку помощи нуждающемуся протяну, но пропускать его страдания через себя не стану. Это опасно. Буду держать позицию: подальше от людей, излучающих негатив, поближе к позитиву!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи