Опубликовано: 4000

Какие китайские рецепты политики и экономики применимы в Казахстане

Какие китайские рецепты политики и экономики применимы в Казахстане

Побороть бедность и коррупцию – если удалось нашим соседям, сможем и мы. Так считает депутат фракции “Народные коммунисты” в мажилисе, секретарь ЦК КНПК Айкын КОНУРОВ. “КАРАВАН” узнал, какие китайские рецепты экономики и политики применимы в Казахстане.

Эхо Поднебесной

– Айкын Ойратович, недавно вы и другие парламентарии вернулись из поездки в Поднебесную, где встречались с коллегами из Компартии Китая. Чему был посвящен межпартийный диалог?

– Китайские товарищи собрали различные политические партии, чтобы “сверить часы” после XIX съезда Коммунистической партии, где были приняты стратегические планы по развитию китайской экономики. От них зависит дальнейшее развитие мировых экономических и политических процессов. В условиях глобального кризиса для Казахстана итоги съезда КПК значимы вдвойне, поскольку наши экономические связи слишком тесны, и в перспективе они будут только усиливаться.

За прошлый год экспорт казахстанских товаров в КНР составил 4,2 миллиарда долларов, а импорт – 3,7 миллиарда долларов.

Как видим, сальдо в нашу пользу ровно на полмиллиарда. Казахстан поставляет в основном сырьевые товары, взамен получая оборудование для добычи и транспортировки, а также продукцию переработки. Безусловно, это не самая лучшая для нас картина (кому хочется видеть себя сырьевым звеном?). Но подобные экономические отношения называются взаимодополняющими, они самые крепкие, и таких отношений больше нет ни с одной страной. Китайцы съедят все: зачем нам кормить Поднебесную

– Мы зависим не только от китайского спроса на наше сырье, но и от поставок китайских товаров населению и бизнесу. Есть ли вероятность изменить такое положение дел, которое складывалось годами?

– Как показал съезд КПК, все возможно. Во-первых, китайское руководство не намерено форсировать либеральные реформы и переходить к чистому капитализму. Социализм с китайской спецификой остается приоритетом. В то же время “закручивать гайки” частному капиталу Пекин также не собирается. Напротив, он обещает сделать некоторые шаги в сторону большей открытости для иностранных производителей и инвесторов.

Во-вторых, Китай провозгласил переход от стадии быстрого роста к высококачественному. Это означает, что двузначных темпов роста ВВП Китай уже не планирует. В предстоящий период рост намечен на 6–6,5 процента в год, что ограничит возможности наращивания нашего сырьевого экспорта.

Новый курс Китая объективно толкает нас к тому, чтобы вырабатывать новую экономическую стратегию, искать другие способы товарообмена, помимо сырьевых поставок. Это шанс и для нас изменить структуру экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью.

Свою перспективу видят наши аграрии, ведь дефицит только одной говядины в КНР порядка 4 миллионов тонн, есть еще бездонный рынок рыбной и кондитерской продукции.

Средняя температура по больнице

– Китайское руководство за 5 лет вывело из-за черты бедности более 60 миллионов людей. Чему стоит поучиться Казахстану в этом вопросе?

– Казахстан с Китаем движутся в разных направлениях: мы – к свободному рынку, они – к социализму с китайской спецификой, но ключевые проблемы одинаковые. Председатель КНР, генеральный секретарь КПК Си Цзиньпин в своем выступлении подчеркнул проблему растущего неравенства, разрыва между экономическим развитием и потребностями населения. За последние 30 лет бедными в КНР перестали быть 700 миллионов человек. Существует национальный минимум бедности – не более 2 процентов населения. Его-то и хотят свести к нулю за четыре года. Как Китай накормил народ

У нас аналогичная ситуация: экономика растет, но большая часть населения преимуществ не ощущает, что было отмечено в недавнем запросе нашей фракции. В отчете о глобальном благосостоянии за 2017 год, составленном Credit Suisse Research Institute, Казахстан зачислен в группу бедных стран. Аналитики института рассчитывали благосостояние исходя не из общих показателей, а из доходов домохозяйств, их накоплений и долгов.

В Казахстане реальные доходы большинства семей сокращаются, а долги растут куда быстрее накоплений.

Интерес в этом отчете вызывал не столько уровень богатства страны, сколько его распределение. В нем оценивается не только среднее благосостояние, но и медианное, что принципиально важно. Средний показатель – это средняя температура по больнице, когда богатство олигарха-миллиардера складывается с “богатством” тысяч его работников и делится поровну. Медианный же индикатор исключает благосостояние экстремально бедных и богатых, приближая его к реальности.

И если среднее благосостояние на одного взрослого человека в Казахстане в 2017 году составляет 4 441 доллар, то медианное – 334 доллара, то есть в 13 раз меньше.

Во всех странах медианное благосостояние ниже, чем среднее, но такого разрыва нет практически ни у кого. Поэтому важно посмотреть, как будет менять ситуацию Китай, и при успешном решении перенять этот опыт.

И тигры, и мухи

– Чем еще похожи Китай и Казахстан?

– В Поднебесной, как и у нас, идет широкомасштабная борьба с коррупцией. Как говорит лидер КНР, бороться надо “и с тиграми, и с мухами”. За последние 5 лет наказано около 1,34 миллиона чиновников всех уровней. Так же как и у нас, в КНР требуют скромности госслужащих. Там нет пышных торжеств, служащие одеваются скромно, не заметишь дорогих аксессуаров и дорогих частных автомобилей у тех, кто работает на государство. Даже разработаны достаточно скромные стандарты для церемонии похорон.

Через массу приложений для смартфонов китайцы отправляют в антикоррупционное ведомство фотографии чиновников в дорогом авто или ресторане с просьбой проверить.

Обычно до 15 процентов обращений подтверждается, после чего принимаются меры дисциплинарного взыскания. Так что демонстративное потребление предметов и услуг класса люкс и премиум под таким общественным контролем довольно опасно. Чем грозит казахстанским предпринимателям ведение бизнеса в Китае

С развитием технологий и безналичных платежей с каждым годом становится легче вести камеральный контроль, что и делают власти. В Китае есть чиновники, члены семьи которых живут за границей и которые очень часто используются для легализации незаконно полученных средств.

Их называют “голыми чиновниками” – как раз они совершают до 80 процентов коррупционных преступлений. Антикоррупционная служба усиливает борьбу именно с этой прослойкой служащих. Их запрещено повышать в должности, а повышение по карьере ждет только патриотов, не имеющих “запасного аэродрома” за границей.

По коррупционным преступлениям в основном назначаются сроки от 10 лет лишения свободы до смертной казни. Исключительная мера применяется не так часто. И даже приговоренные к смерти при деятельном раскаянии – выдаче сообщников и преступных схем, полном возмещении ущерба – получают снисхождение и замену казни на пожизненный срок.

В обществе поддерживается нетерпимость к “мажорам” и известным людям.

Сын всемирно известного актера и режиссера Джеки Чана привлечен к ответственности за предоставление помещения для лиц, употребляющих наркотики. Выдающегося режиссера Чжана Имоу за нарушение политики “одного ребенка” оштрафовали на 1,2 миллиона долларов США.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров