Опубликовано: 4243

Сайфолла САПАНОВ: Об интересах Китая, позиции Казахстана и отношениях с Россией

Сайфолла САПАНОВ: Об интересах Китая, позиции Казахстана и отношениях с Россией

Сайфолла САПАНОВ, доктор исторических наук, профессор кафедры китаеведения Казахского национального университета имени аль-Фараби, в интервью “КАРАВАНУ” рассказывает о стратегических интересах Китая по созданию “Экономического пояса Шелкового пути” и о том, с чем мы сталкиваемся, строя отношения с другими странами.В условиях политического давления

– Что вы думаете по поводу инициативы Казахстана по транспортировке российского газа в Китай через территорию нашей страны?

– Эта идея не новая, она обсуждалась еще в докризисный период – до 2007 года, там фактор был геополитический. Возвращение к теме произошло в связи с санкциями, которые наложили на Россию. Китай заинтересован в больших энергоресурсах, мы – в поддержке нашего соседа по Таможенному союзу. После создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС) многие вещи у нас пересматриваются. В том числе транспортировка энергоресурсов в рамках Таможенного союза, единая тарификация, единые рынки и так далее. Конечно, большая проблема связана с санкциями против России. На нас тоже давят со всех сторон, но мы не должны допускать какие-то меры в отношении этой страны. При этом полностью перей­ти на российскую сторону мы не можем, у нас многовекторная политика.

Конечно, Казахстану экономически выгодна транспортировка через нашу территорию российского газа в Китай – ничего строить не надо, это альтернатива для нашей экономики, тем более в условиях кризиса. Россия подпишется с двух позиций: чтобы держать Казахстан в своем геополитическом пространстве и иметь надежного союзника. С другой стороны, Казахстан и Россия – это страны, обладающие 50 процентами всего мирового энергетического запаса. От санкций, по большому счету, сейчас выигрывает только Китай. Причем выигрывает по-крупному. Это, конечно, упущение Запада. Россия – очень большой сырьевой рынок.

– Казахстанцы дружно закупились подешевевшими автомобилями в России. А еще нам от санкций какая-то выгода была?

– Мы, конечно, радуемся дешевым товарам из России, но это сильно тормозит экономику Казахстана. У нас встал автопром, возникают новые проблемы в сельском хозяйстве. И стратегически мы проигрываем. Например, есть дешевые окорочка: почему бы их не купить, думает потребитель. В связи с санкциями для России закрылись привычные рынки, и этот товар приходит к нам. А мы не можем с ним конкурировать.

Почему не умолкает неприятие ЕАЭС

– Не рано ли прозвучала идея создания Единого валютного союза внутри ЕАЭС?

– Все будет зависеть от российской политики, в фарватере которой мы будем. Европейский союз 40 лет шел к единой валюте. Конечно, если политическое решение принято, мы никуда не денемся в рамках ЕАЭС. Как это на все повлияет? Хотелось, чтобы наши политические деятели не торопились с решением. Евразийский экономический союз сначала должен окрепнуть.

– Утихли ли разговоры о том, что создание ЕАЭС – шаг назад, в советское прошлое? Или, наоборот, стали громче?

– Они не утихли и в Казахстане, и особенно в западной прессе. Западные аналитики говорят, что, если мы будем в экономическом союзе, это отбросит нас лет на 10 назад, поскольку российская экономика еще слабая. Интегрироваться лучше в мощные союзы с экономически развитыми странами. При этом надо анализировать экономические реформы, которые предлагаются в России. А главное – не допустить по вопросам интеграции раскола в казахстанском обществе. Это очень опасно. Мы уже знаем на примере Украины, что происходит, когда стоит выбор – или европейское направление экономики, или евразийское.

– Чему нас уже научил опыт пребывания в Таможенном союзе?

– У нас интеграционный нигилизм муссировался и в прессе, и в общественном сознании. А вот Турция и другие страны, наоборот, хотят вступить в Таможенный союз. Потому что это выгодно, убираются таможенные пошлины. Китай тоже мог бы с удовольствием вступить в Таможенный союз, но мы боимся китайских товаров. С другой стороны, мы при создании Таможенного союза форсировали события, не учитывая национальных интересов. Это те ошибки, которые в будущем надо не допускать.

Три стратегических направления

– Какую роль для Евразийского экономического союза играет соседство с Китаем?

– Серьезную. Китаю сейчас нужно строить новые отношения. Если раньше он их строил по принципу Россия – Китай, Казахстан – Китай, то теперь надо строить отношения Китай – Евразийский экономический союз. Есть китайские аналитики, которые выступают против ЕАЭС. Почему? Они считают, что Россия не готова к свободным торговым отношениям с союзниками. Они в чем-то правы. Это мы наблюдали буквально год назад, когда в рамках Таможенного союза Казахстану был запрещен ввоз узбекских автомобилей, якобы технически они не соответствовали. А это была политика России, чтобы ввести к нам российский автопром. В Китае считают, что Россия где-то непоследовательна… По­этому много критики и по поводу ЕАЭС, и по поводу российско-казахстанских отношений.

– В чем преимущество “Экономического пояса Шелкового пути”, инициированного Китаем?

– По мнению казахстанских аналитиков и политических деятелей, для нашей страны возможны три стратегических направления. Это так называемые стратегемы. Первая – идея Президента Казахстана по созданию ЕАЭС. Вторая – появление “Нового Шелкового пути”, который предложили США. Третья – строительство нового “Экономического пояса Шелкового пути” в Центральной Азии – это инициатива Китая. К американской идее мы скептически относимся: во-первых, они предложили расширить понятие “Центральная Азия” и включить в него Монголию, СУАР (Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая), Афганистан, часть Ирана. Это чисто политический проект, направленный против Китая и в обход интересов России. Теперь посмотрим, для чего Китаю большой экономический пояс? Демографический и экономический рост в этой стране не позволяет снижать темпы на 2–3 процента, это будет катастрофично. Поэтому Китай готов вкладывать в сотрудничество. В 90-х – начале 2000-х центральноазиатский рынок был ему нужен по политическим соображениям. Тогда Китай был заинтересован в стабильности в регионе в вопросах усилившегося уйгурского сепаратизма (китайцы считали, что страны Центральной Азии так или иначе поддерживают это движение). Сейчас от политических интересов Китай переходит к экономическим. Над этим там много работают. Китай заинтересован в европейских рынках и торговых портах, а самый близкий путь к ним – через Россию, Казахстан. Подтверждение тому – строительство автомагистрали Западная Европа – Западный Китай. Мы поддерживаем идею экономического пояса, это было заявлено на достаточно высоком уровне Касым-Жомартом Токаевым.

Усыпляющая мягкость

– Недавно в китайских архивах открыты новые документы о дипломатических связях Казахского ханства и Цинской империи. Какого рода информация может еще там храниться об истории нашего государства?

– До 1997 года китайские архивы были закрыты для наших специалистов, а ранее – для советских. Так как было много нерешенных проблем по делимитации и демаркации государственных границ. До сих пор есть моменты, которые являются госсекретом Китайской Народной Республики. Равно как и с нашей стороны. В истории Казахстана есть белые пятна в эпохе ханского периода и российской колониальной политики. А особенно много во время Гражданской войны. Сюда можно отнести и документы периода оттепели, когда границу то открывали, то закрывали. В китайских архивах можно найти ответы на вопросы по государственной политике, сотрудничеству, дипломатическую переписку. То есть речь идет об исторических этапах развития Казахстана. Все-таки Абылай-хан принял подданство Цинской империи, подчинялся и выполнял ее требования, чтобы сохранить нашу территорию. Сейчас наша кафедра работает над проектом, цель которого выявить в китайских архивах переписку Абылай-хана, где много интересного можно узнать и о его личных качествах. Все, что интерпретировалось советской историей, на самом деле было по-другому. Но, повторюсь, Китай не будет полностью открывать свои архивы, это не в его интересах. Китай сравнивают с черносливом – вроде мягкий, уступает. Но когда до косточки дойдешь – зубами не раскусишь. Когда доходит до национальных интересов Китая, то хоть расшибись, а не сломаешь этот орешек.

– Сейчас становятся известны истории казахстанских студентов, которые попадаются в Китае с наркотиками…

– Первый мой совет для студентов, уезжающих не только в Китай, но и в США и Европу, – надо быть достойными гражданами своей страны. Мы уже видим печальный опыт отправления нашей молодежи в исламские ближневосточные университеты, знаем, какие люди оттуда вернулись… В Китае очень жесткие законы в отношении наркотиков. Эта страна в своей истории пережила наркотический бум, вспомните опиумные войны середины ХIХ века. Тогда вся нация боролась против ввоза опиума из Индии! Современный Китай продолжает серьезную борьбу с наркотиками. Казахстан же сейчас, увы, вошел в число стран, где употребляют сильные наркотики. Это очень опасно для нации. Сегодня невозможно в одиночку справиться с наркотрафиком, наркобизнесом, так же как с экстремизмом, терроризмом, сепаратизмом. Казахстан подписал все международные соглашения в отношении общей борьбы с наркоторговлей… Когда попадается с наркотиками человек, это трагедия его семьи. Но другой вопрос, что казахстанский МИД обязан защитить своего гражданина и предоставить все условия, чтобы оправдать его, если есть нарушения со стороны принимающего государства.

Алматы

[X]