Опубликовано: 3800

Чем грозит казахстанским предпринимателям ведение бизнеса в Китае

Чем грозит казахстанским предпринимателям ведение бизнеса в Китае

Бизнесмены из Евразийского экономического союза и боятся своих коллег из Поднебесной, и мечтают с ними сотрудничать одновременно. По мнению российского синолога, страхи вполне обоснованны, и в партнерстве с Китаем многие предприниматели могут существенно проиграть.

На неделе в Астане прошел международный “круглый стол” “Пространство возможностей ЕАЭС: образ будущего”, в ходе которого эксперты отметили важную деталь: бизнесмены стран союза не особенно интересны друг другу. Да, у кого-то есть деньги, у кого-то идеи, случаются даже альянсы. Но почти все они так или иначе преследуют одну цель: выйти на рынок Поднебесной. Или заполучить китайских бизнесменов в партнеры.

– Как сказал крупный кондитер Коркунов: “Мне от Китая многого не надо, я просто хочу, чтобы каждый китаец купил у меня по конфете”. Поэтому вполне понятно, что бизнесмены, в том числе и Томской области, в первую очередь нацелены на сотрудничество с Китаем, – отметил в своем выступлении советник президента по внешнеэкономической деятельности Томской торгово-промышленной палаты Эдуард БЕЛЯЕВ.

Но выйти на китайский рынок простому бизнесмену из Сибири непросто, поэтому в качестве стартовой площадки Эдуард Беляев всем предпринимателям, страждущим международного сотрудничества, предлагает рассматривать ЕАЭС. Как отметили другие эксперты, именно так сейчас и строятся отношения в союзе: бизнесмены сотрудничают друг с другом, но время от времени все же бросают мечтательный взор на Восток. Китайцы съедят все: зачем нам кормить Поднебесную

Все, что делает Китай, он делает для себя. Те их ресурсы, которые они готовы предоставить, мы, конечно же, используем, но стоит понимать, что рано или поздно за все спросится. Я бы отметил еще одну важную тенденцию современности: восточный сосед заставляет нас конкурировать между собой. За его ресурсы – финансовые, логистические, и это уже не просто слова. Пекин говорит: “Мне надо 17 дорог. Представляйте мне свои идеи, а я, как арбитр, буду решать, что лучше”. И это право арбитража прочно закрепилось и принято нами, – говорит профессор кафедры востоковедения исторического факультета Томского госуниверситета Евгений САВКОВИЧ.

Философия Конфуция в Поднебесной тесно переплелась с идеологией рыночного социализма. А в наших странах уже более двадцати лет ни о коммунизме, ни о социализме не говорят вообще. Вот и получается, что, когда бизнесмены из ЕАЭС пытаются налаживать контакты с коллегами из КНР, они просто не знают, как себя вести.

Китай – это социальное государство, это плановая экономика. Мы плановую экономику отбросили не только в качестве бизнес-модели, но и в качестве объекта изучения. В итоге что происходит? Наши предприниматели пытаются выйти на китайский рынок и сталкиваются не просто с такими же предпринимателями, они сталкиваются с государством, – отмечает синолог.

Как результат – многие прогорают. Особенно это касается торговли и других отраслей, которые активно поддерживаются правительством Китая.

Сейчас КНР энергично реализует инициативу “Новый Шелковый путь”, в которой задействованы бизнесмены и России, и Казахстана, и других стран. И, как подчеркивает Евгений Савкович, именно Китай во всех этих проектах главный. Более того, уже становится объективной реальностью то, что Поднебесная – это новый мировой финансовый и экономический центр. Активно растущий и развивающийся. Почему Китаю интереснее вкладываться в Африку, а не в Казахстан

Но как же в итоге нам выжить рядом с таким мощным соседом? По мнению синолога, надо всегда помнить о нескольких вещах: во-первых, со всех своих инвестиций Китай потребует дивиденды, и, во-вторых, рынок ЕАЭС ему нужен. Да, у нас нет такого же большого населения, но вместе мы в любом случае интереснее и сильнее, чем порознь.

Астана

[X]