Опубликовано: 310

Как уникальные яблонники оказались под угрозой исчезновения

Как уникальные яблонники оказались под угрозой исчезновения

По данным ООН, площадь диких яблоневых лесов вблизи Алматы сократилась со 125 тысяч акров, или 50 тысяч гектаров (данные 40-х годов ХХ века) до 10 тысяч акров. И прогнозы неутешительны: при отсутствии мер в Заилийском Алатау высока вероятность распада и гибели популяции дикой яблони. А Джунгарскому Алатау к 2030 году грозит сокращение площади яблонников более чем на треть.

Яблоней Сиверса и проблемой ее сохранения занимается автор этих строк со своей группой. В 2012–2014 годах мы исследовали тему "Биоразно­образие вредных организмов на дикой яблоне", затем изучали тему "Проблемы естественного возобновления яблонников и разработка подходов к ним". Заключительный этап исследований по этой теме продолжается в проекте 2018–2020 годов "Биотические факторы, препятствующие естественному возобновлению яблонников и пути их преодоления". При необходимости проект будет пролонгирован на последующие годы.

Из плодов дикой яблони готовили консервы, компоты, уксус, сидр…

Немного истории. В 1861 году после отмены в России крепостного права многие крестьяне оказались безземельными. Царская власть решила эту проблему путем массового переселения крестьян на вновь завоеванные земли (колонии) на окраине Российской империи. Некоторые из них поселились в Казахстане.

Когда в 60-е годы XIX века переселенцы прибыли в Жетысуский край на ПМЖ, они были восхищены уникальными плодовыми лесами, царством дикой яблони. Склоны гор и прилегающие равнины покрывали густые, непроходимые яблоневые леса.

Если углубиться в историю, из легенд древности и Средневековья, исторических материалов до нас дошли такие сведения.

Вместо истинного названия гор – топонима Алатау (Пестрые горы) – аборигены времен Средневековья стали называть их, вставив одну букву (фонему "м"): Алматау – Яблоневые горы. Видимо, поэтому одним из древних названий Алматы было Алматау.

Вот как описывается путешествие по Великому Шелковому пути в конце XII века флорентийца Франческо Пеголотти: "К Яблоневым горам, у подножия которых приютился маленький городок Алматау, он подошел в период плодоношения садов и в полную меру смог оценить их прелесть".

На прошедшем в 1993 году в Алматы Международном симпозиуме по садоводству был представлен доклад китайских палеоботаников. Они доказывали, что яблонники, широко распространенные в конце третичной геологической эпохи по всему Северному полушарию, в четвертичную эпоху, в период Великого оледенения, повсеместно вымерзли. Исключение составили лишь несколько глубоких горных урочищ, где яблоневые деревья, защищенные от холода, сохранились.

Если яблонники вымерзли еще в доисторическую эпоху, почему бы не предположить, что сад Эдема мог существовать где-то в благодатных урочищах Алатау? Если это так, Адам и Ева были нашими земляками.

Вернемся в наши дни. На Международном конгрессе по садоводству в августе 1930 года в Лондоне академик Н. И. Вавилов в своем докладе отмечал: "Столица Семиречья Алма-Ата в переводе означает "город яблок", ибо весь город окружен лесами, состоящими преимущественно из дикой яблони".

О яблоневых лесах Заилийского Алатау есть воспоминания известного ботаника М. Г. Попова (1940 год): "На северных склонах увалов и в разделяющих их лощинах растет смешанный, главным образом яблоневый лес. В настоящее время эти леса в значительной мере сведены, уничтожены человеком: они занимают лишь одну шестую – одну десятую часть, но и в том виде представляют красу и гордость алма-атинской природы. Осенью начинается работа по сбору и переработке плодов. По ночам в лесах горят костры, доносится стук топоров. Каждый день, особенно в выходные, многие жители города отправляются во фруктовые леса, вывозя и вынося на себе тысячу пудов яблок".

Нечто подобное наблюдалось в 60–70-е годы XX века и в Джунгарском Алатау, чему был свидетелем автор этих строк. На сбор яблок кроме местного населения приезжали из приграничных областей России. Вереница машин вывозила яблоки и доставляла на Сарканский перерабатывающий завод. Сок поставлялся в торговые организации, жмых – на корм скоту, семена – питомниководческим хозяйствам. Говорят, в те годы сок из наших диких яблок закупали зарубежные страны, считая его более целебным, чем сок из культурных сортов. Из плодов дикой яблони готовили консервы, компоты, уксус, повидло, сухофрукты, сидр и многое другое.

Но теперь нет былых урожаев. Сегодня в полной мере не обеспечивается даже семенной материал для питомников, не говоря уже о сырье для пищевой промышленности.

Что имеем – не храним

Что же случилось со знаменитыми яблоневыми лесами? Безусловно, такая ситуация – результат воздействия антропогенных факторов и природных катаклизмов. В последнем случае имеются в виду вспышки массового размножения яблонной моли в 1970-е и в 1997–2005 годы, а в 2017 году – непарного шелкопряда и повторно – яблонной моли. Из-за периодических нашествий вредителей деревья ослабевали, из них 10–15 процентов погибали. Яблоневая страсть академика Джангалиева

Из антропогенных факторов следует отметить кампанию 50-х годов XX века, когда производилась массовая перепрививка деревьев культурными сортами. Намерения были благие – превратить дикие яблонники в культурные сады (лесосады), но насколько это соответствует законам природы – не подумали. Хорошо, эту кампанию вовремя прекратили. Затем началась кампания по террасированию горных склонов под культурные сады, в результате раскорчевывались сотни гектаров яблонников. Наконец яблонники просто вырубали, пуская на дрова. Да и оставшееся не берегли: выпасали скот, косили сено, не защищали от вредителей. Естественное возобновление яблоневого леса практически приостановилось.

Такое бездумное хозяйствование привело к катастрофическим последствиям. Например, в Заилийском Алатау за последние полвека площади под плодовыми лесами сократились на 30 процентов, а местами – и до 70 процентов.

В 1934 году площадь яблоневых лесов только в Малом Алматинском ущелье составляла 190 гектаров, а в 2004-м (через 70 лет) она составила всего 9 гектаров. В Джунгарском Алатау благодаря удаленности от населенных пунктов и отсутствию антропогенного стресса яблонники еще сохранились. Но деревья встречаются всё реже и реже.

Изучением дикой яблони Сиверса в Казахстане занимались разные ученые. Работа академика А. Д. Джангалиева стоит особняком, он посвятил этой проблеме более полувека. В 1997–2000 годах он организовал международную экспедицию, в состав которой входили американские ученые.

Профессор из США Филипп Форстлайн (2003 год), участвовавший в экспедиции, оценивая труды А. Д. Джангалиева, в своей книге пишет: "Из этих трудов можно увидеть, что проведена огромная работа по крайне ценной дикой яблоне Казахстана. Я вижу наивысший приоритет для международного сотрудничества в защите этих плодовых лесов, чтобы дикие яблони могли сохраниться "in situ". Казахи имеют реальный ресурс для этого, если они позволят и помогут продолжаться естественной эволюции этих лесов".

В 2006–2011 годах осуществлялся международный проект ПРООН (Программа развития Организации Объединенных Наций) "Сохранение "in situ" горного агробиоразнообразия в Казахстане", где объектом исследований была яблоня Сиверса.

Академик А. Д. Джангалиев установил, что яблоня Сиверса близкородственна культурным сортам и значение ее генофонда выходит за пределы региона. Авторы проекта ПРООН указывали, "что только здесь сосредоточен генофонд, необходимый для селекции новых сортов, поэтому сохранение этих лесов является важнейшей задачей как национального, так и мирового значения".

Сенсацией начала XXI века стало открытие ученых Оксфордского университета, которые на молекулярно-генетическом уровне установили: большинство западных и британских сортов имеют родоначальников в горных районах Казахстана. Материалы для генетических исследований были собраны в 1997–1999 годах экспедицией, возглавляемой профессором Б. Джунипером, в яблонниках Заилийского и Джунгарского Алатау.

Мировым сообществом признано, что местная дикая яблоня Сиверса – прародительница всех культурных сортов яблонь в мире, а Казахстан – центр происхождения культурной яблони.

Но судьба знаменитой яблони Сиверса незавидна: происходит прогрессирующая деградация яблонников, площади под ними стремительно сокращаются.

По итогам работ международного проекта (ПРООН за 2006–2011 годы) его авторы указывают: "При непринятии срочных мер в Заилийском Алатау в ближайшее время высока вероятность распада и гибели популяции дикой яблони. В Джунгарском Алатау при отсутствии срочных и эффективных шагов очень возможно сокращение площади яблонников к 2030 году более чем на треть".

Наш мониторинг фитосанитарного состояния яблоневых лесов и научные исследования по естественному возобновлению яблони Сиверса в 2012–2017 годах также приводят к неутешительным выводам – уникальные яблонники под угрозой исчезновения!

Природа подарила нам неповторимый феномен, которого нет ни в одной стране мира, а мы со своим преступным отношением можем его потерять.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи