Опубликовано: 230

Как сходить к психологу и не пострадать - советы специалиста

Как сходить к психологу и не пострадать - советы специалиста

Интересно, что лет десять назад ходить на консультации к психологам считалось вроде бы зазорным.

А теперь психотерапия вошла в моду и оказалась занятием даже более престижным, чем походы в фитнес-центры, салоны красоты. Но эта мода породила проблемы, об опасности которых предупреждает алматинский психолог Анастасия СТЕБЛЯНКО.

– Сейчас нередкими стали случаи, когда человек, попав в руки специалиста, уходит от него с еще большей душевной раной, чем пришел. Как выбрать хорошего психолога и не нарваться на шарлатана?

– В моей практике был случай, – рассказывает психолог. – Обратилась молодая девушка, прежде побывавшая на приеме у некоего псевдоспециалиста, который позиционировал себя знатоком в области Эриксоновского гипноза (один из методов лечения при помощи погружения в транс).

После единственной встречи тот объявил, что она уже полностью выздоровела и ходить к нему больше не надо. Но молодая особа пришла же к нему не от скуки, а по причине больших душевных страданий. А эта встреча не только не помогла ей, но и усугубила состояние. И наша героиня стала исследовать, что он за специалист. Через “Инстаграм” выяснила, что мама этого парня исповедует одну из религий, тоже занимается психотерапией и обещает за 4 встречи исцелить от всего...

Когда после настойчивых поисков настоящего психолога девушка захотела записаться на прием ко мне, с ходу выложила целый ряд требований. "Пожалуйста, пришлите мне копии ваших дипломов, когда вы проходили ваше основное обучение, как часто дообучались, я хотела бы знать уровень вашей квалификации”, – заявила она. Обжегшись, она стала настолько взыскательной, что стала задавать такие, довольно адекватные вопросы. А попав на прием, рассказала, как после посещения того непонятного психолога ей стало хуже, поскольку вину за такое ее состояние тот свалил на нее саму.

Анастасия СТЕБЛЯНКО
А
Анастасия СТЕБЛЯНКО

На своем же приеме я выяснила, что девушка потеряла близкого человека. И работать нам с ней пришлось с “состоянием горя”. По психологическому протоколу, для его излечения человек должен пройти 5 стадий, пока не выйдет на этап принятия. Нам, чтобы избавить ее от кризиса, потребовалось 10 встреч.

Как выяснить, что психолог – профессионал?

Шаг первый. При выборе квалифицированного психолога важно поинтересоваться, какое образование он получил. Оно должно включать в себя бакалавриат и магистратуру со специализациями “психолог” или “педагог-психолог”. Других видов образования, которые бы настолько глубоко погружали в эту специальность, нет. Неважно, казахстанское это, российское или какое-то зарубежное образование. Как минимум – это 4 или 6 лет обучения.

Шаг второй. Требуется узнать, получал ли выбранный вами психолог дополнительное обучение. Так же, как врачи – невропатологи, эндокринологи, педиатры, специальность эта делится на узкие направления: кризисный психолог, семейный психолог, специалист по работе с детско-родительскими отношениями, по работе с тревожными состояниями, с расстройствами пищевого поведения. Универсалы, конечно, есть, но для этого они должны обладать большим опытом. Это примерно как терапевт, который разбирается в общей терапии, но потом направляет к узким специалистам. Допустим, если вы ощущаете запрос на расстройство пищевого поведения, нужно идти к специалисту именно этого направления. И у него должен быть сертификат или удостоверение о прохождении переподготовки не менее, чем за 72 часа. И что эту переподготовку он прошел в текущем или прошлом году. А если он изучал ее лет 10 назад, понятно, что его знания и навыки уже позабылись, и их нужно освежать.

Шаг третий. Есть смысл поинтересоваться и личной терапией вашего психолога. Что это такое и для чего нужно? – продолжает Анастасия Стеб­лянко. – Предположим, вы клиент и хотите ко мне на прием. Звоните и говорите: “Анастасия, прошу прощения, когда вы последний раз были на приеме у своего психотерапевта?” Я отвечаю: “Три месяца назад”. И не грех даже поинтересоваться его именем и даже телефоном, чтобы быть уверенным, что ваш психотерапевт сам регулярно проходит профилактическое обследование у своего психотерапевта.

– То есть клиент должен проверять своего психотерапевта?

– Да, если возникают сомнения. Но, если психолог уверенно отвечает: “Да, я регулярно, раз в два месяца или чаще, посещаю своего личного психотерапевта для профилактики”, наверное, можно и не перепроверять.

– И это не будет оскорблять и унижать его?

– Это нормально, если вы хотите получить адекватную помощь. И я на самом деле готова дать номер своего терапевта, естественно, не разрешая ей обсуждать мои личные проблемы, которые мы вместе прорабатываем. Это делается только для того, чтобы мое психологически гармоничное состояние мог засвидетельствовать реальный специалист.

– То есть чтобы психотерапевт мог работать с клиентом, он должен гарантировать, что сам психологически здоров и адекватен?

– Всё верно! И должен поправлять свое психическое состояние регулярно, чтобы не наносить ущерб клиентам. Например, если позавчера психолог развелась со своим мужем, такое, ведь тоже бывает, то, не проработав свою личную боль, она бессознательно будет проецировать ее на клиента. То есть будет лечить свою проблему, а не боль того, кто к ней пришел на терапию. Допустим, приходит к ней девушка и рассказывает о своих проблемах с мужем. А психолог советует: “Разводись!” И это как единственное решение, вместо того чтобы разбираться. А может быть, развод – не панацея, может быть, можно предпринять какие-то другие ходы?

Шаг четвертый. Важно поинтересоваться, получает ли психолог супервизию. Эта процедура проходит, когда бывают сложные случаи. Они обсуждаются в группе профессионалов, чтобы наиболее эффективно помочь клиенту.

– Это похоже на консилиум врачей, когда, скажем, хирурги перед ответственной операцией обсуждают свои действия вместе?

– Да, примерно так. Или второй вариант: собирается группа психотерапевтов, в которой есть опытный супервизор, и он делится с коллегами какими-то своими приемами. И затем они отрабатывают эти приемы друг на друге, чтобы их безопасно применять при работе с клиентами.

К примеру, недавно я инициировала сбор нашей группы. Нас 3 человека. Это был лично мой собственный сложный случай. Я рассказала о нем, и мы втроем дискутировали на тему, какие ходы предпринять, какие есть предложения, и вообще, стоит ли направлять к психиатру данного человека. Ну и я также участвовала в супервизорской группе из 5 специалистов, созванной по инициативе коллеги.

Круговая порука

– Вот 4 пункта, по которым достаточно задать вопросы вашему предполагаемому психологу, чтобы узнать, стоит ли проходить у него терапию. Если он показывает вам свои дипломы, удостоверение по переподготовке и подтверждает прохождение личной психотерапии, участвует в супервизии. Здорово! Такому специалисту можно доверять. И это гарантия того, что он точно не нанесет вреда клиенту.

– Получается своего рода круговая порука: каждый друг друга диагностирует, и вместе обсуждают непонятные случаи?

– Да. Такая цепочка. Я уверена в своем психотерапевте, потому что знаю, у кого она проходит свою терапию, и, соответственно, во мне может быть уверен мой клиент. Психологи рассказали, как понять во время карантина, что у ваших близких могут быть суицидальные мысли

– А девушка, с которой вы начали свой рассказ, не спрашивала у того специалиста диплом или что-то еще?

– Она спросила это постфактум. Он показал ей сертификат, что прошел обучение по Эриксоновскому гипнозу. А сам сейчас обучается в университете на какую-то еще специальность. Когда она это обнаружила, поняла, что он и не мог оказать ей квалифицированную помощь, являясь сам, по сути, еще студентом, причем неизвестно какой специальности.

Но самое интересное, что таких псевдопсихологов сегодня довольно много, потому что проводится большое число тренингов и курсов онлайн и в разных учреждениях. Прослушав где-то 30-часовой курс, человек будто бы уже завтра может идти и применять полученные знания. Но это в корне неверно! Смысл не в том, чтобы выучить методику, а в том, чтобы помогать этой методикой человеку.

– То есть ранить душевно – все равно что хирургу про­оперировать не тот орган?

– Да. Это довольно яркая аналогия. Но только когда хирург вырезает не тот орган, можно потом сделать компьютерную томографию и увидеть ошибку. А в случае психологической помощи эффект иногда бывает слишком отсроченным. Причем как положительный, так и отрицательный, который мы не можем увидеть сразу после приема. В этом, пожалуй, самая большая опасность неграмотной работы психолога, когда клиент может впасть в состояние апатии в связи с его обвинением. И человек может даже не осознавать, откуда это апатичное состояние пришло.

– Что в этом опасного?

– Если говорить про здоровую психику, ничего. Но если у человека есть склонность к депрессивным расстройствам, он может совершить, к примеру, суицид. Или впасть в депрессивное состояние, которое придется лечить уже не просто педагогическими приемами, а потребуются вмешательство психиатра и медикаментозное лечение.

Кстати, нередко я встречаю таких психологов, которые отговаривают ходить к психиатру или говорят, что можно справиться без лекарств. Но, мне кажется, что в особых случаях не нужно бояться психиатров, которые прописывают, например, антидепрессанты. У всех тут округляются глаза: “Возникнет же медикаментозная зависимость!” Но нет. Это можно сравнить с ситуацией, когда человек ломает руку, ему накладывают гипс, чтобы костная ткань срослась.

Так же и здесь, если у человека есть определенные нарушения в работе психики, нужно наложить своеобразный “гипс” в виде лекарства, которое прописал врач-психиатр, и после этого можно применять другие приемы: педагогические, психологические, которые будут работать.

Но если без гипса начать лечить руку или поломанную психику, можно нанести гораздо больше вреда.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи