Опубликовано: 160

Психологи рассказали, как понять во время карантина, что у ваших близких могут быть суицидальные мысли

Психологи рассказали, как понять во время карантина, что у ваших близких могут быть суицидальные мысли Фото - gb3-kursk.ru

Психологи рассказали, как пандемия повлияла на ситуацию с суицидами в Казахстане.

Депутат мажилиса Артур Платонов сообщал, что во время карантина вдвое увеличилось количество попыток и завершенных суицидов среди несовершеннолетних. Однако, по данным комитета по правовой статистике (КППС), хотя за первые четыре месяца 2020 года зарегистрировали 114 случаев попыток суицида несовершеннолетних, за аналогичный период прошлого года их число составляло 141. А за последние полгода их было 167 против 180 за первые шесть месяцев 2019 года. Всего с начала этого года по Казахстану зафиксировали 2448 попыток суицида, что на 58 больше, чем за то же время в прошлом, завершённых – 1661, то есть на 221 случай меньше.

Получается, по большей части число суицидов по республике снижается, несмотря на пандемию и карантин. О том, почему так происходит, корреспондент медиа-портала Caravan.kz поговорил с психологом Сергеем СКЛЯРОМ.

– Увеличилась ли с марта частота обращений за помощью от людей, переживших попытку суицида? Людей, которые думают о суициде?

– По количеству приемов в нашем центре - нет.

– Что подталкивает людей к суициду в обычное время? Изменилось ли что-нибудь во время карантина?

– Могут быть разные причины. Если говорить о научном подходе, то, как правило, выделяют три. Биологическая: наличие психического заболевания. Чаще всего это депрессия, алкоголизм или наркомания, то есть факторы, которые ослабляют инстинкт самосохранения у человека. Депрессия сама по себе в результате ошибок мышления приводит к такому логическому выводу, что другого выхода нет, можно только умереть и таким образом решить все проблемы. Эта причина наиболее часто приводит к реальным смертельным случаям. Вторая и третья причины – социальная и психологическая. Социальная – как раз наш карантин, мощное воздействие, и его переносят по-разному, в зависимости от того, у кого какие особенности. Людям замкнутым, я думаю, значительно легче перенести карантин, чем активным, которым необходимо общение. Но это не значит, что все экстраверты и общительные люди совершают суицид в период карантина, для этого должны быть предпосылки и сочетание трёх факторов. Чем выше составляющая биологического, тем выше риск завершённого суицида. Когда велико значение второго и третьего, возрастает вероятность суицидальных мыслей или попыток. Но сказать, что во время карантина резко обострилась ситуация, я не могу. Вряд ли статистика изменится кардинально.

– Как карантин влияет на людей, у которых есть суицидальные мысли?

– Когда есть реальная угроза жизни, человек боится заболеть, появляется скорее желание жить, нежели умереть. Но при этом нагнетается информационная безнадежность, в том числе в СМИ и социальных сетях. Людям, которые потеряли близких, выражают соболезнования, и это естественное сопереживание близких. Но когда эту скорбь можно наблюдать в большинстве источников, к сожалению, это не всем помогает преодолеть кризис. Человек теряет иллюзию стабильности, контроля над тем, что происходит вокруг, эта потеря очень травматична для многих. Поэтому погружение в социальные сети и гаджеты может подействовать отрицательно на человека, который в кризисе, а значит, и спровоцировать суицидальные мысли.

Из положительного - большинство на карантине находятся в кругу семьи, соответственно теснота такого общения возрастает, часто это помогает предотвратить суицид. Единственный фактор, который усугубляет ситуацию, – безработица или удалённая работа. Тогда чаще снимают напряжение такими условно социально приемлемыми способами, как алкоголь и курение. В то же время посещение фитнес-залов и двигательная активность менее доступны. Тогда человек, учитывая свои слабости, снижает стресс алкоголем, что тоже может провоцировать. Взаимодействие всех причин невозможно рассмотреть и просчитать точно, в каждом случае преобладают свои. 

– Людям, которые совершали попытку суицида во время карантина, легче или труднее реабилитироваться в условиях самоизоляции?

– Зависит от того, изменилось ли отношение человека к этому поведению, то мировоззрение, которое его к этому привело? Уменьшилось ли воздействие тех факторов, которые на него влияли? Если это была депрессия, то вряд ли она без лечения сама по себе уйдёт, то же самое насчёт алкоголизма. Если речь идёт о потере работы или об уменьшении социальных контактов, то всё зависит от того, как человек относится к преодолению жизненных препятствий. На самом деле у нас все пытаются успокоить и расслабить человека, и мало кто учит превозмогать трудности. Люди, к сожалению, не умеют эффективно использовать свой потенциал, у них нет желания преодолевать препятствия, а зачастую даже работать.

– Какие люди сейчас в группе риска?

– Люди в депрессии – самая опасная группа. И случаи, когда это осложнено внешними обстоятельствами. Неустойчивость характера, эмоций, когда внешние социальные неблагоприятные факторы действуют, например, нездоровое окружение или насилие. Так было до карантина, так и сейчас.

– Как распознать, что близкие нуждаются в помощи?

– Это миф, что люди не говорят о том, что у них есть подобные мысли. Говорят, но, к сожалению, мы не всегда готовы слышать это. Часто такое не воспринимают всерьёз, особенно от подростков, потому что с точки зрения взрослого человека у подростка не может быть серьёзных проблем: «Вот у нас были трудности, а у вас – это не трудности». На самом деле подросток так же остро переживает, как и взрослый человек. У него тоже есть свои проблемы. В первую очередь об этом сигнализирует резкое изменение поведения. Люди меняются в обратную сторону: общительные замыкаются в себе, уединяются, а замкнутые вдруг становятся чрезмерно активными и разговорчивыми. Любые значимые колебания, не характерные для этого подростка, будут определяющим фактором, который означает, что с ним нужно поговорить. Самое важное в профилактике – это умение обратиться за помощью, и обучать этому нужно заранее. Не тогда, когда ребёнок в кризисе, тогда уже поздно, и нужно, чтобы работали профессиональный психолог, психотерапевт или психиатр. Нужно научить детей обращаться за помощью до того, как они попали в кризисную ситуацию. Как раз на это была направлена та программа по предотвращению суицида среди несовершеннолетних, которая с 2012 года постепенно внедрялась в Казахстане совместно тремя министерствами: здравоохранения, образования и внутренних дел. Есть отдельные результаты, особенно хорошие были по Кызылординской области. Сейчас она продолжает действовать на местах, но не везде, к сожалению. Обучались в три этапа, в том числе родители, школьники старших классов и педагоги. Учителей тоже нужно научить различать тревожные звоночки, а также вести доверительный разговор без осуждения. Любой подросток должен знать, куда он может обратиться за помощью.

Психолог из Уральска Райса БАЙДАЛИЕВА рассказала, что изменилось в её практике с начала карантина.

– Увеличилась ли с марта частота обращений за помощью от людей, переживших попытку суицида? Людей, которые думают о суициде?

– Мне кажется, что пока пандемия не закончилась, говорить  о существенном росте суицидального поведения было бы неправильно. Да, есть прогнозы и предположения, что пандемия спровоцирует рост суицидов. Ухудшение экономической ситуации  влияет на материальное благополучие людей: потеря работы, снижение качества жизни не может не отражаться на эмоциональном состоянии людей. Люди становятся более уязвимыми. И, разумеется, это сказывается на их способности справляться с различного рода трудностями.

– Как карантин влияет на людей, у которых есть суицидальные мысли?

– Если говорить о тех, кто раньше обращался за помощью именно из-за своей суицидальности, то здесь складывается очень интересная, я бы сказала, парадоксальная ситуация: они говорят о том, что меньше думают о своём желании умереть. Как объяснила мне одна из моих клиенток, это связано с тем, что она перестала чувствовать себя «какой-то не такой, неправильной», что и другие люди, оказывается, такие же уязвимые, как и она. Об этом, кстати, говорят и многие мои коллеги, с которыми мы обсуждали эту тему на профессиональных форумах. Да, многие из тех, кто обращается за психологической помощью сейчас, утверждают, что стало страшно жить. Но не стоит интерпретировать эти слова как суицидальные мысли. Разумеется, есть люди, кто очень тяжело переносил социальную изоляцию и одиночество. В начале карантина были обращения от тех, кто страдает клаустрофобией, у них был страх, что если в доме появятся инфицированные, то закроют двери подъездов и они могут не справиться с этим. Они говорили о том, что испытывают страшную тревогу, от которой им хотелось  умереть.

– Какие события, обстоятельства, мысли чаще всего подталкивают людей к суициду в обычное время?

– Многие наши стратегии совладания с трудностями формируются именно в детстве. И если они дезадаптивные, то есть недостаточно эффективные, то они становятся причиной многих жизненных проблем. Например, неспособности обратиться за помощью, недостаточного или постоянного сверхконтроля, стремления себя обвинять, сильной зависимости от других. Как психолог нейробиологической ориентации и практикующий схема-терапевт, считаю, что многие специалисты недооценивают механизмы работы мозга. В первую очередь, взаимодействие двух очень важных его отделов: префронтальной коры и лимбической структуры, которые влияют на формирование дезадаптивных схем. Психологические травмы могут способствовать их появлению, а те в свою очередь формировать суицидальное поведение. Например, психологическая травма возникла из-за того, что потребности ребёнка игнорировали, и это приводит к нарушению поясной коры, важной части лимбической структуры. Если нарушена лимбическая структура, то у ребёнка будут проблемы с пониманием и управлением своими эмоциями, а это вызовет недовольство родителей и педагогов. Таким образом, возникнет схема отвержения, которая и может стать пусковым механизмом для развития суицидального поведения.

– Людям, которые совершали попытку суицида во время карантина, легче или труднее реабилитироваться в условиях самоизоляции?

– В условиях самоизоляции, если нет значимых людей рядом, сложнее обрести душевный покой. Поэтому всем важно это знать и по возможности уметь поддерживать друг друга.

– Как человеку понять, что его близкий нуждается в помощи?

– Обращать внимание на такие признаки, как эмоциональная нестабильность, проблемы со сном, пищевым поведением, и различного рода зависимости. Меняется привычная дистанция в общении с другими, человек пытается отдалиться, «закрыться» или, наоборот, становится чрезмерно общительным, начинает одаривать всех подарками, стремится угодить всем.

–  Какие люди в группе риска?

–  В группе риска те, кто тяжело переносит неопределённость. А ощущение неопределенности могут испытывать многие, например, из-за потери работы,  дохода, напряженности в отношениях, трудностей в планировании своего будущего и т.д.

– Можно ли сказать, что врачи более стрессоустойчивы во время пандемии?

– В медицину приходят люди с разным темпераментом и разной эмоциональной устойчивостью, и они имеют на это право.  Да, у общества есть ожидания, что доктора, помимо профессиональной компетентности, должны обладать эмоциональной устойчивостью. Но в таком случае мы, как общество, должны соблюдать общественный договор: не обесценивать их по любому поводу, не пытаться видеть в них обслугу, не требовать, чтобы врач постоянно находился в вашей палате. Обидно бывает за докторов, когда они, отстояв по нескольку часов у операционного стола, потом вынуждены беседовать с каждым приходящим родственником пациентов, затрачивая на это большую часть времени. Нужно уважать труд и время докторов. Хотите информацию о состоянии здоровья родственника? Соберитесь и придите в одно установленное время и задайте все свои вопросы.

Кстати, врачи и средний медперсонал – это люди, которые постоянно находятся в так называемом «третьем круге» психологической травмы. В первом, если брать болезнь, сам пациент, второй – его родственники и близкие, а в третьем – медики. Но в отличие от тех, кто в первом и втором кругах, медики так и не могут дойти до завершающей стадии травмы, потому что с каждым пациентом проходят их вновь и вновь. Поэтому в какой-то момент они вынуждены дистанцироваться от переживаний, снизить свою эмпатию, и за это их часто упрекают, когда это вопрос их самосохранения. Поэтому за эмпатией приходите к нам, психологам, психотерапевтам, социальным работникам. 

Горячие линии и службы поддержки, куда можно обратиться, если у вас есть суицидальные мысли:

Сайт Республиканского научно-практического центра психического здоровья. 

Сайт Союза кризисных центров Казахстана, где "150" – национальная телефонная линия доверия для детей и молодёжи.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи