Опубликовано: 2000

Кайрат Закирьянов: Президент МОК пообещал поддержать кандидатуру Алматы на проведение Олимпиады-2026

Кайрат Закирьянов: Президент МОК пообещал поддержать кандидатуру Алматы на проведение Олимпиады-2026 Фото - Тахир САСЫКОВ

Договориться об интервью с президентом Казахской академии спорта и туризма профессором Кайратом Закирьяновым оказалось делом двух звонков: первым мы обсудили с ним нашу встречу, вторым – уточнили ее место и время.

В отличие от прошлых лет сегодня глава Федерации студенческого спорта республики почти не появляется в газетных материалах и видеосюжетах, посвященных предстоящей Универсиаде. “Я сделал свое дело, притащил Всемирные студенческие игры в Казахстан”, – отшучивается Кайрат Кайруллинович.

Когда нефть еще была дорогой

– Раньше наши болельщики и спортивные функционеры имели об Универсиаде довольно отдаленное представление, – говорит Кайрат Закирьянов. – Никому и в голову не приходило, что ее можно провести в Казахстане. Будучи главой студенческого спорта республики, я ездил на Универсиады, знакомился с инфраструктурой, работой оргкомитетов и понял, что такое спортивное событие мы тоже способны принять. А тут очень удачно Алматы получил зимние Азиатские игры 2011 года. Так что все необходимые спортивные сооружения уже строились.

– Универсиады проводятся по нечетным годам. Следующим после Азиады был 2013‑й…

– Я так и планировал. Решение о месте проведения Универсиады исполком Международной федерации университетского спорта (FISU) принимает за шесть лет до ее начала, а в 2007 году и нефть была дорогая, и с экономикой все в порядке, поэтому никто не возражал. Когда же дело шло к голосованию и потребовались гарантии правительства, я неожиданно получил отказ. Мне в кулуарах объяснили: “Давай сначала проведем Азиатские игры, посмотрим, что да как, а потом уже подумаем об Универсиаде”. Пришлось снимать кандидатуру.

Ревнивое министерство спорта

– Ожидание растянулось на четыре года…

– Следующую кампанию я начал в 2011-м. Снова пошли согласования по кабинетам. Получаю бумагу из канцелярии премьер-министра – вновь отказ! Не подписал министр туризма и спорта Темирхан Досмухамбетов. Спортивное ведомство почему-то ревностно отнеслось к моей идее. Лечу в Астану на прием к руководству Администрации Президента. Говорю: “Почему вы даете поручение министру спорта? За Универсиаду во всем мире отвечает министерство образования и науки. Вот вам мое новое письмо. Первым покажите его министру образования”. Все прошло нормально. Вот только после Азиады о моем письме благополучно забыли, бумага ушла в архив.

– Время на подачу заявки еще оставалось?

– Нужно было все сделать до 3 мая 2011 года, а шла уже третья декада апреля. Делаю очередной заход в Администрацию Президента. Снова все подписи собраны, бумага лежит на столе у премьер-министра, осталось согласовать с главой государства. Жду ответа. И вот наконец-то вызывают в канцелярию премьер-министра, и Наталья Леонидовна Котенко (в то время заведующая социально-экономическим отделом канцелярии. – Прим. ред.) говорит: “Пишите письмо в FISU. Мы отказываемся” – “Почему?” – “Ну вы же знаете. Мы сделали заявку на проведение в 2017 году ЭКСПО, а два таких мероприятия не потянем. Понимаете?” Да, понимаю. Но получим ли мы ЭКСПО, еще не было ясно, а Универсиада практически реальна. FISU желает расширить географию, поэтому в споре с итальянским Трентино поддержит нас. Я гарантировал нашу победу. “Извините, я вам всё сказала”. Это было 26 апреля.

Цена вопроса – 10 тысяч евро

– Руки не опустились?

– Нет. Заявку-то подает Федерация студенческого спорта, а до окончательных выборов столицы Универсиады еще было несколько месяцев, за которые надеялся переубедить правительство. Правда, условия подачи заявки за четыре года изменились. Теперь на это требовалось 10 тысяч евро.

– Кто одолжил?

– Обратился за помощью к своим коллегам – ректорам вузов Алматы. Я им сказал: “Хотите поднять студенческий спорт в Казахстане? Давайте, помогайте!”. Они меня поддержали. Деньги собрали, отправили в Брюссель. Хотя бы этот вопрос решился.

Кто и как устранял Сочи

– Среди конкурентов вы упомянули только Трентино. Куда делся Сочи, также претендовавший на Универсиаду-2017?

– Сочи, конечно, был самым серьезным соперником. Если бы выбирали из этих трех городов, все голоса достались бы российской заявке. Годом ранее в столице России проходил форум, посвященный 30-летию Олимпиады в Москве. Там я встретился на тот момент с президентом FISU Джорджем Киллианом. Он предложил: “Давайте условимся так. 2017 год отдаем Сочи, а вы подавайте заявку на 2019-й”. Тогда я пошел на хитрость: “Вы просто не знаете особенностей решения вопросов в Казахстане. Нынешнее правительство настроено позитивно, но нет гарантии в том, что следующее поддержит идею проведения Универсиады. А правительства у нас меняются часто. Если хотите получить Центральную Азию, то дайте нам 2017 год. На 2019-й мы заявку подавать не будем”. Параллельно убеждал своего российского коллегу Олега Матыцина (он сейчас президент FISU. – Прим. ред.): “Зачем тебе Сочи? У тебя Сибирь лежит непаханая. Возьми Красноярск, Новосибирск, Иркутск, подними с помощью Универсиады этот регион”. И ведь сработало. Через месяц-другой узнаю, что Россия решила выставить кандидатуру Красноярска на проведение Универсиады 2019 года. Так основной конкурент был устранен. Остались соперники только внутри страны.

Ва-банк

– Наверху все так же сомневались?

– Середина октября. Захожу к своим знакомым в Администрации Президента, я сам там три года проработал. Всё без изменений. Говорю: “Дайте три дня. Больше не прошу. Если за это время ничего не сделаю, то…”. Оставался только один шанс – Президент. Знал, какие газеты ложатся к нему на стол. Одному из этих изданий дал интервью о том, что Казахстан может отказаться от заявки на проведение Универсиады в Алматы в 2017 году. Задался в нем вопросом: “Если ЭКСПО для нас выгода, а Универсиада – честь, то, получается, Казахстан выбирает выгоду?”. Понимал, что иду ва-банк. А что еще оставалось делать? Думаю, глава государства прочитал ту статью и сделал однозначный вывод. На тот момент я уже получил извещение о приезде комиссии FISU для оценки ситуации, осмотра объектов. Она должна была дать свое заключение 30 ноября на исполкоме FISU при выборе столицы Универсиады. За неделю до ее приезда Президент на встрече с Ахметжаном Есимовым (в то время аким Алматы. – Прим. ред.) дал свое согласие на проведение Универсиады в Алматы. Победить на исполкоме было делом техники.

Кто и как устранял Трентино

– Выборы прошли на безальтернативной основе. Почему Трентино снял свою кандидатуру?

– Тоже, как и в случае с Сочи, помогла подготовительная работа. В августе 2011 года в китайском Шэньчжэне проходила летняя Универсиада. Наш министр образования и науки Бакытжан Жумагулов поехал туда с одной миссией – уговорить Трентино отказаться от Универсиады. Но итальянцы не согласились. В FISU за неделю до официального проводится так называемое рейтинговое голосование. В нем мы набрали 17 из 25 голосов членов исполкома. Когда представители Трентино поняли ситуацию, то снялись, чтобы сохранить лицо. А о серьезности намерений итальянской заявки говорит хотя бы то, что, когда словенский Марибор не выполнил своих обязательств перед FISU и остался без Универсиады-2013, ее отдали Трентино. Так что нельзя сказать, что Всемирные студенческие игры свалились нам с неба как подарок.

– С теми членами правительства, кто не поддерживал вас, в частности, с Темирханом Досмухамбетовым, отношения не испортились?

– Нет. Думаю, что тому же Темирхану Мынайдаровичу было дано указание – боремся за ЭКСПО, Универсиада не нужна. Знаю, Досмухамбетов хотел, чтобы Алматы принял Олимпиаду, а для этого проведение Универсиады было необходимо. После нее отношение МОКа к нашей заявке стало бы другим. Универсиада-2017. Без фристайла и пышных торжеств?

Волшебные слова Есимова

– Прошлогодняя девальвация могла нарушить планы по организации Универсиады?

– Да и до нее случались драматические моменты. Поехали мы в феврале 2015 года на Универсиаду в Словакию. Вдруг новость из Астаны: вновь всплывает идея проведения игр в двух городах, чтобы сэкономить бюджет, используя столичную инфраструктуру. Генеральный секретарь FISU в недоумении: “Ваш Президент говорит, что нет денег на новые объекты”. Уж не знаю, что там сказал главе государства Ахметжан Есимов, но мы еще не успели вернуться, как появилась новая информация – все строящиеся объекты будут доведены до конца, а Универсиада состоится в Алматы.

– Ахметжан Смагулович горой стоял за Универсиаду в Алматы?

– Да. С переводом столицы на север многие проблемы в нашем городе остались. Алматы – донор республиканского бюджета, деньги уходят в Астану. Благодаря же Универсиаде можно было решить вопросы, которые растянулись на годы и даже десятилетия: дороги, экология, спортивные сооружения. Был на моей стороне и министр образования Бакытжан Жумагулов, который заявил, что Казахстану по силам провести в один год два крупных форума. Конечно, он рисковал такими словами, но очень хотел поддержать студентов. И, конечно, Алматы никогда не получил бы Универсиаду без политической воли Нурсултана Абишевича Назарбаева.

Олимпиада в уме

– Зимой 2015 года FISU все же поступилась своими принципами, проведя Универсиаду не то что в двух городах, а в разных странах…

– Игры должны были пройти в Гранаде, но Испания сказала, что не потянет всю программу, так что лыжные дисциплины перевели в Словакию. Похожим было разделение между Алматы и Астаной во время Азиады-2011. Но мы считали, что нецелесообразно напрягать столицу, которая примет ЭКСПО, еще и Универсиадой. Держали в уме Олимпиаду. Ведь если провести Универсиаду в одном Алматы, то к Олимпиаде останется построить только санно-бобслейную трассу. Кстати, в прошлом году на заседании Генеральной ассамблеи FISU в Брюсселе близко познакомился с главой олимпийского движения Томасом Бахом. Он сказал мне: “Пригласите меня на Универсиаду. Я хочу встретиться с вашим Президентом и попросить его выставить кандидатуру Алматы на проведение зимней Олимпиады 2026 года. Мы поддержим вашу заявку”.

– Универсиада завершится. Что будет со спортивными аренами в дальнейшем?

– Наследие Универсиады меня волнует больше всего. Взять Россию. Там после летних Студенческих игр в Казани правительство приняло специальную концепцию, по которой в столице Татарстана была создана Приволжская академия физической культуры, спорта и туризма. Ей передали 70 процентов построенных к соревнованиям спортсооружений и атлетическую деревню на 10 тысяч мест. Если до Универсиады в Татарстане спортом занимались 15–20 процентов студентов, то сегодня – 75–80. Сейчас там настоящий спортивный бум.

Студентов – в деревню!

– А какая судьба ждет объекты нашей Универсиады?

– Атлетическую деревню на 5 тысяч мест правительство решило отдать под госпрограмму “Доступное жилье”, то есть очередникам. И это в то время, когда в Алматы из 18 тысяч студентов процентов 70–80 не имеют крыши над головой, снимая квартиры за большие деньги. Вот сидим мы с ректорами национальных вузов в одном приличном заведении, где рассматривается судьба деревни. Они должны встать и задать этот вопрос. Сидят, молчат. Боятся, что завтра власть на них посмотрит другими глазами. Мне говорят: “Это деньги “Нурлы жол”. Да какая разница? Это все государственные деньги. Так отдайте их студентам. Они будут вам благодарны.

Завтрашний день

– Государство тоже можно понять. В нынешних экономических реалиях затратно содержать большие объекты…

– Согласен. Но надо жить не только сегодняшним днем. Ученые подсчитали, что если три процента бюджета здравоохранения направить на создание гражданам элементарных условий для занятий спортом, то будет сэкономлено уже 30 процентов того же бюджета. Люди просто не пойдут в аптеки и поликлиники. Это ли не стратегическая задача государства? Но кто об этом сейчас думает?

Почему-то считается, что, если построить ультрасовременные поликлиники, напичкать их дорогим оборудованием, то здоровье населения улучшится. Нет. По данным ВОЗ, только 10 процентов здоровья граждан зависит от уровня развития медицины в стране. Все остальное – от образа жизни конкретного человека, в первую очередь от его физической активности. Спортивные сооружения надо включить в перечень стратегических объектов, не подлежащих приватизации. Они имеют определяющее значение для того, чтобы мы получили здоровую нацию. Я уже написал письмо председателю оргкомитета Универсиады Имангали Тасмагамбетову, чтобы вопрос наследия Игр поставили на ближайшее заседание.

Алматы

КОММЕНТАРИИ

[X]