Опубликовано: 620

Игорь Юрин: Нас обвинили в сдаче матча “Актобе”

Игорь Юрин: Нас обвинили в сдаче матча “Актобе” Фото - из архива “Каравана”

Его ровесники уже при должностях. Нурбол Жардемович Жумаскалиев, Кайрат Абиханович Аширбеков и Мурат Азимбекулы Тлешев – спортивные директора в клубах премьер-лиги, Андрей Владимирович Карпович – главный тренер “Окжетпеса”, по тренерской стезе пошел и Андрей Юрьевич Финонченко. Игоря Юрина по имени-отчеству еще не величают. Он остается действующим футболистом, хотя пока и без клуба.

Паспорт и доширак

– Зимой было два варианта с клубами премьер-лиги. Но в обоих поменялось руководство, и эти варианты отпали. Зовут в первую лигу, но туда я не хочу. Чувствую, что еще могу поиграть в премьер-лиге, – говорит Юрин.

– Первая лига пугает?

– Не в этом дело. Я уже 20 лет в профессиональном футболе, семью редко вижу. А в первой лиге на матчи приходится по три дня добираться на поезде, дошираком в дороге питаться. Да и поля, сами понимаете, какие. Зачем мне все это?

– Прошлый сезон вы заканчивали в “Шахтере”. Почему не остались в Караганде?

– Тренер Николай Костов был не против этого, но… “В команде сейчас омоложение состава, и, будь тебе поменьше лет, я бы тебя никогда в жизни не отпустил”. Его слова.

– Это первый случай, когда заглянули в ваш паспорт?

– В принципе, да.

Долги и еще раз долги

– “Актобе” – другое ваше прошлогоднее место работы. Там действительно такая печальная ситуация, какой она кажется извне?

– Конечно сложная. Прошли все сборы, но контракты не подписывают. Потом говорят, что на первый тур не едем, на второй – тоже. Возможно, что вообще заявить нас не смогут, и останемся без команды. Морально это давило.

– С “Актобе” из-за контрактов судятся иностранные футболисты, хотя деньги должны и многим местным. Почему наши молчат?

– Идут на компромиссы, верят обещаниям. Все-таки нам здесь дальше жить и играть. Легионеры же уехали и больше в Казахстане не появятся.

– Вам “Актобе” что-то должен?

– Нет. В прошлом году условия были скромные, зато выплачивали день в день.

– А другие клубы?

– Если что и было, то давно. Обманывали, случалось.

– Все так же предлагают контракты на один год?

– Да. За карьеру подписывал максимум на два года. А как будущее планировать, если клубы бюджетные? Завтра аким поменяется, придет тот, которому футбол не нужен. Урежет бюджет в два-три раза, а зарплаты по контракту останутся прежними. Клуб не сможет столько платить, футболисты подадут на него в суд. Будет, как в “Актобе”.

Кофе и сигареты

– Был в вашей карьере и частный клуб – волгоградский “Ротор”

– Да. Он тратил только то, что зарабатывал сам, – город мало помогал, постоянно были трения с губернатором. Президент “Ротора” Владимир Горюнов владел большим хозяйством. Но, когда я приехал, у команды начался спад. Пошли какие-то махинации. Пацанам давали подписывать контракты. Говорили, на год-два, а оказывалось, что на пять лет. Хотя успел поработать с хорошими тренерами – Георгием Ярцевым, Евгением Кучеревским.

– Какие впечатления остались от Ярцева?

– Его боялись. Когда шел по базе, все разбегались. Видел его исключительно с кофе или сигаретой. Зато тренировки у него были топ-уровня. Как и у Кучеревского.

– В дальнейшем предложения из России были?

– После “Атырау” вместе с главным тренером Ваитом Талгаевым уехал в грозненский “Терек”, прошел все сборы. Хотя многие отговаривали: первая лига, да и обстановка послевоенная. Должен был уже подписать контракт, но в последний момент выбрал “Женис”. Думаю, что это было ошибкой, – домой всегда можно было вернуться.

Сломанный палец

– Главный клуб в вашей карьере – “Тобол”, с которым вы выигрывали чемпионат и Кубок, брали медали. Как вы оказались в Костанае?

– У меня был хороший сезон в “Экибастузце”. Мы шли в лидерах, но потом, как это часто бывает в казахстанском футболе, закончились деньги. Тем не менее чемпионат доиграли, заняли восьмое место, и нас с Андреем Моревым пригласили в “Тобол”. Обычным телефонным звонком.

– В 2008 году, когда “Тобол” наконец-то вплотную подошел к золотым медалям, вы вдруг потеряли место в основном составе. Причина?

– Тогда появился лимит на молодых футболистов. Как минимум двое должны были выходить на поле. Так получилось, что они играли именно на моей позиции. Главный тренер Дмитрий Огай сказал: “К тебе претензий нет, ты игрок основного состава, но все вопросы к федерации”. К тому же в середине поля у нас играли еще и ребята из сборной. Так что шансов было мало.

– Когда в “золотом” матче с “Актобе” Нурбол Жумаскалиев пошел бить решающий пенальти, было предчувствие беды?

– Знаю, что он не хотел бить. В игре сломал палец на ноге. Но, как один из лидеров команды, он не мог сказать “нет”.

“Вечно вторые”

– “Тобол” вновь упустил золотые медали. Не возникло ощущения, что клуб так никогда и не станет чемпионом?

– Было такое. Тогда многие разочаровались. Давило то, что мы “вечно вторые”. Болельщики других команд постоянно нам об этом напоминали.

Уйдя в “Иртыш”, думали, что уже через год вернетесь в Костанай и выиграете, наконец, чемпионат?

– Честно говоря, нет. Огай сказал, что я и в 2009-м снова мало буду играть, поэтому ушел в “Иртыш”. Вот там игра пошла, возникли даже варианты с московским “Динамо”, “Химками”. Летом мог перейти в “Локомотив” из Астаны, где тогда играли Егор Титов, Андрей Тихонов. Встречался с главным тренером Сергеем Юраном, но “Иртыш” запросил за меня слишком много денег.

– Чем запомнился Огай, с которым вы несколько лет работали в “Тоболе”?

– Тем, что для него не существовало мелочей. На тот момент это был самый жесткий тренер: сумасшедшая дисциплина, идеальный порядок.

– Огай говорит очень тихо. В команде никогда не повышал голос?

– Крайне редко. Порой приходилось прислушиваться, когда он объяснял упражнение. Зато, наверное, игроки никогда не теряли внимание на его установках.

Сабитов и черный список

– В 2010 году в “Тобол” пришел россиянин Равиль Сабитов. Что такого он сделал с командой, что та стала чемпионом?

– Он был тренером вообще другого формата. Общался с нами запросто, улыбался, пил кофе. Мы к такому не привыкли. Повез нас на сборы в Италию. С Сабитовым было интересно.

– По ходу того сезона вы оторвались от “Актобе” на 10 очков. Это расслабило команду?

– Да, очень сильно. Мы даже смеялись на тренировках, мол, наша проблема в том, что никак не можем проиграть. Чуть не сглазили. В команде уже назревал скандал, футболисты потеряли контакт с тренером. Когда же “Актобе” нас почти догнал, все это прорвалось наружу. Еле-еле до чемпионства дотянули.

– Что произошло между командой и Сабитовым?

– Тренер в какой-то момент резко поменялся. У него произошло с ребятами несколько конфликтов, кого-то он собрался отчислить. Мы заступились за них. А после чемпионата из 25 человек сразу 20 убрали из команды. Помню, как раз должно было состояться награждение золотыми медалями. У всех приподнятое настроение, а тут приносят список с фамилиями тех, с кем контракт не продлевают. Некоторые даже отказались идти на чествование.

– После 2:5 от “Актобе” аким Костанайский области Сергей Кулагин был в гневе? Тренеры-чемпионы: где они сейчас?

– Дошло до того, что нас обвинили в сдаче того матча. Даже Жумаскалиева, который всю жизнь отыграл за “Тобол” и мечтал сделать его чемпионом. Нурбол оказался в списке отчисляемых.

Революция и слухи

– Зачем нужна была эта революция?

– Сабитов сказал, что игроки, прежде всего ветераны, пресытились футболом, достигли своего пика. А ему требовалась команда, которая могла прогрессировать. Но если чемпионский “Тобол” строился несколько лет, то Сабитов собирался все сделать за одно межсезонье. Не получилось.

– Сменивший Сабитова Сергей Петренко не видел вас в составе?

– Я как раз в то время сломал руку. Не успел вернуться, как получил разрыв задней поверхности бедра. Полгода не играл.

– У вас была еще одна, схожая с костанайской, история. В 2016 году руководство “Окжетпеса” в конце сезона после 1:4 от “Иртыша” отчислило из команды четырех ведущих футболистов – Алибека Булешева, Антона Чичулина, Марата Хайруллина и Александра Кислицына. Намеки те же, что и шесть лет назад в “Тоболе”…

– Тогда перед “Окжетпесом” стояла задача попасть в тройку. Мы вполне могли ее решить. Вторую часть сезона начали хорошо, но потом произошел спад у всей команды. Мы проиграли несколько матчей, и тут же поползли непонятные слухи, обвинения. Ничего не доказали, но ребят убрали.

– Заступиться не пробовали?

– Нам сказали, что вопрос решался на самом верху, и попытки что-либо изменить бессмысленны.

Тимофеев и Беранек

– Вы никогда не скрывали, что мечтаете играть в сборной. В 2004 году ваш клубный тренер Сергей Тимофеев возглавил первую команду страны, но вы – ведущий игрок – в нее не попадаете. Как так?

– Это вопрос к тренеру. Тимофеев меня и звал в “Экибастузец” ради сборной. Говорил, что скоро возглавит ее, и я буду там играть. Но… Может, я не дотягивал до уровня сборной?

– Вы с ним больше эту тему не обсуждали?

– Нет. Мирослав Беранек: «Мы всегда хотим побеждать»

– Сборная была для вас закрыта, пока вам не исполнился 31 год…

– Да. Хотя, когда я много играл в “Тоболе”, из основного состава в сборную не привлекали, наверное, только меня. Такая же ситуация была с олимпийской командой. Сыграли на Мальте товарищеский матч, я забил два мяча, но на этом все и закончилось.

– За сборную вы дебютировали в 2013-м при Мирославе Беранеке. Он производил впечатление неуверенного в себе, где-то даже трусливого тренера. Каким он был в команде?

– Говорят, что в Казахстан Беранек приехал жестким, мотивированным. Однако потом что-то случилось, он стал менее требовательным к себе и команде. Может, разочаровался в нашей футбольной действительности.

– Ожидания от пребывания в сборной оправдались?

– Да я даже ничего ощутить не успел. Сыграл всего полчаса с Ирландией в Дублине.

– Что успели за это время?

– Сразу чуть не забил. Отыграл неплохо. Беранек после матча подошел и сказал, что буду дальше играть в команде. Конечно, если он сам останется главным тренером. К следующей игре сборную готовил уже Юрий Красножан.

– Вы в футболе 20 лет. С позиции опыта исход какого количества матчей нашего чемпионата (я не говорю о так называемых “странных” поединках) вы могли бы безошибочно спрогнозировать?

– Если в туре шесть игр, то, думаю, точно назову исход четырех из них.

Досье “КАРАВАНА”

Юрин Игорь Станиславович

Родился 3 июля 1982 года (36 лет)

Рост – 168 см, вес – 64 кг

Полузащитник

Выступал за команды: “Жетысу” (1999), “Ротор-Д” (Россия, 2000), “Шахтер” (2001, 2018), “Атырау” (2002), “Женис” (2003), “Экибастузец” (2004), “Тобол” (2005–2008, 2010–2011, 2015), “Иртыш” (2009, 2012–2014), “Окжетпес” (2016–2017), “Актобе” (2018).

В высшей лиге, суперлиге, премьер-лиге провел 429 матчей, забил 48 мячей.

Чемпион Казахстана 2010 года. Серебряный призер чемпионата Казахстана 2005, 2007, 2008, 2012 гг. Бронзовый призер чемпионата Казахстана 2003 г., 2006 г. Обладатель Кубка Казахстана 2007 г. Финалист Кубка Казахстана 2011 г., 2012 г.

Участник Лиги чемпионов, Кубка УЕФА / Лиги Европы, Кубка Интертото.

За сборную Казахстана провел два матча.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи