Опубликовано: 8900

Игорь РОГОВ: Цифровизация – это не только новые возможности и перспективы, но и новые вопросы

Игорь РОГОВ: Цифровизация – это не только новые возможности и перспективы, но и новые вопросы

С появлением искусственного интеллекта, робототехники, криптовалют в мире возникли и проблемы, связанные с правовым регулированием цифровой экономики. Законодательство даже самых развитых держав не успевает меняться под быстро эволюционирующие IT-технологии.

О том, с какими проблемами в недалеком будущем может столкнуться Казахстан, кто будет отвечать за ущерб, причиненный роботом, и какое отношение блокчейн имеет к антисанитарии, “КАРАВАН” поговорил с заместителем исполнительного директора Фонда Первого Президента РК, доктором юридических наук, профессором Игорем РОГОВЫМ.

Чем больше санкция – тем выше риск

В интервью, которое мы писали с вами на прошлой неделе, вы заявили о необходимости особенно усердно защищать права потребителей во время чрезвычайного положения. Почему именно сейчас, когда основная часть потенциальных покупателей сидит дома?

– Сначала хотел бы напомнить, что для развития и поддержки малого и среднего бизнеса у нас в стране делается очень много: выдаются льготные кредиты, вводятся моратории на проверки. Такие послабления – благо для МСБ. Но отсутствие должного контроля и самоконтроля, особенно в период пандемии, может привести к плачевным последствиям. К примеру, сейчас большим спросом пользуется услуга доставки еды по заказу. Но в каких условиях готовятся эти блюда? Не процветает ли там антисанитария? Не зараженные ли люди готовят, фасуют, привозят еду? Когда в стране введено чрезвычайное положение из-за инфекции, от которой пока нет вакцины, речь идет не просто о качестве пищи, а о национальной безопасности, потому что встает вопрос о существовании самого общества и самих людей. Поэтому полагаю, что нам придется пересмотреть законодательство с учетом этого фактора.

Отсюда появится новая проблема: как только мы повышаем санитарно-эпидемиологические или иные требования, сразу увеличиваются коррупционные риски.

Поэтому нужно рассматривать любой факт коррупции как тяжкое антигосударственное преступление, наносящее ущерб безопасности населения. Если проверяющий подмахнул подпись и на предприятии общественного питания продолжает господствовать антисанитария, создается риск заражения людей, то это нужно расценивать как преступление против государства. А это уголовное деяние.

– Как показывает практика, арестами и посадками коррупцию не искоренишь, ужесточение наказания только увеличивает взятки.

– Действительно, чем больше санкция, тем выше риск, и он должен быть оправдан – таков закон жанра. Но сейчас есть блокчейн-технологии, которые позволяют технически минимизировать любую коррупцию, в том числе в ходе проверок. Кроме того, они сводят к нулю возможность нарушать тендерные процедуры, проводить “левые” финансовые операции и т. д., то есть делают прозрачными все процессы, в которых присутствуют коррупциогенные риски.

Елбасы не раз говорил о том, что нам нужно применять эти технологии во всех сферах, тем более что в стране – цифровизация. Сейчас эту же тему постоянно поднимает Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ, и она заслуживает отдельного обсуждения.

В аварию на автопилоте

– Дело в том, что процессы, которые происходят сегодня в экономике, в государственной, политической и общественной жизни, тесно связаны с IT-технологиями, и это особенно ощутимо сейчас, во время карантина, когда огромный спектр нашей деятельности осуществляется через Интернет. Но цифровизация – это не только новые возможности и перспективы, но и новые вопросы, которые затрагивают в том числе действующее право. Кто, к примеру, должен нести ответственность за возможное причинение вреда искусственным интеллектом? Вопрос не праздный, а однозначного ответа на него нет. "Вирус цифровизации": как онлайн-сервисы помогают сократить распространение COVID-19

Рассмотрим ситуацию с автопилотом, который совсем скоро станет привычной опцией не только в самолетах, но и в автомобилях. Удобно же: доверяешь ему управление, а сам сидишь в салоне машины и спокойненько читаешь газету.

Но если случится ДТП, кто будет возмещать причиненный вред? Тот, кто читал за рулем? Или завод-производитель этого автотранспортного средства? А может, программист, который устанавливал в него автопилот?

В гражданском праве регламентировано, что ответственность несет собственник источника повышенной опасности, каковым является автомобиль. Но как быть, если речь идет об уголовной ответственности? Кого привлекать? Законодательно это не решено, значит, необходимы соответствующие правовые нормы, иначе это может аукнуться.

– Вспомнилась история, когда машины было принято продавать по доверенности, а в случае аварии претензии предъявляли не новому хозяину, а прежнему, который записан владельцем авто. Тогда тоже задавали вопрос: кого в таких случаях отправлять на скамью подсудимых?

– Абсолютно верно. А здесь еще сложнее будет, потому что машиной управлял не человек, а искусственный интеллект, и это был не человеческий фактор, а сбой в программе. Кто виноват в этом? Непонятно. И этот пробел в законодательстве надо урегулировать.

Выйти замуж за робота

– Внедрение робототехники, возможно, потребует введения и других правовых норм, – продолжает Игорь Рогов. – Например, скоро может стать актуальным вопрос правосубъектности этих электронных устройств, то есть их способности быть полноценными участниками правоотношений со всеми правами и обязанностями. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в ряде стран уже были попытки зарегистрировать брак между человеком и роботом. В Европейском союзе всерьез обсуждают, не признать ли электронную личность таким же субъектом права, каким сейчас являются физическое, юридическое лицо и государство.

Полагаю, что было бы правильно законодательно регламентировать и сделки с виртуальной валютой, раз уж они совершаются в мире. В Российской Федерации, например, уже встал вопрос: можно ли криптовалюту включать в наследственную массу? В их законодательстве, как, впрочем, и в нашем, ничего не сказано об этом. Так вот один из российских судов вынес решение, после которого и другие суды стали, не ссылаясь на этот пример, по сути, им руководствоваться.

Казахстану тоже нужно определиться с оборотом криптовалют – либо запретить его, как в Китае, либо уже урегулировать.

Некоторые моменты из тех, которые мы сейчас обсуждаем, напрямую не вытекают из нашего пребывания на карантине, но поскольку нам придется решать проблемы цифровизации, то надо заняться и ими – на случай возникновения споров или иных неприятных ситуаций, которые в условиях финансового кризиса могут иметь непредсказуемые последствия. И чем больше будет длиться режим чрезвычайного положения, тем больше будет всплывать интересных вопросов, на которые нам скоро придется давать ответы. Так, может, начать искать их прямо сейчас, не дожидаясь выхода из карантина?

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи