Опубликовано: 720

И оденем, и обуем… Но позже

И оденем, и обуем… Но позже Фото - Тахир САСЫКОВ

Льготные кредиты, налоговые послабления и постоянная поддержка не словом, а делом: спустя несколько месяцев еженедельных встреч с портными, ткачами и обувных дел мастерами сенаторы готовы предложить правительству свои идеи по развитию легкой промышленности.

Дела у казахстанских швейников идут не просто плохо, а очень плохо: им приходится конкурировать у себя на родине с производителями из Турции, Бангладеш, Узбекистана и России. Часть этих стран низкую цену на одежду дает за счет дешевой рабочей силы, часть – за счет обширных мер господдержки. У казахстанского легпрома нет ни того ни другого.

– Долгое время отрасль несправедливо находилась на периферии нашего внимания за счет переоцененной роли в экономике добывающих отраслей. Легкая промышленность является одной из возможностей для диверсификации экономики, особенно на фоне снижения запасов полезных ископаемых, падения цен на нефть и очередной приближающейся волны кризиса.

Это социально значимая отрасль. Она обеспечивает высокую занятость населения, в основном среди женщин. На сегодняшний день 44 процента всех активных субъектов малого и среднего бизнеса страны возглавляют женщины. Именно женщинам принадлежит основная доля стартапов в легкой промышленности. Именно их активности мы обязаны тем, что отрасль начинает возрождаться, – открыла парламентские слушания, посвященные проблемам легпрома, спикер сената Дарига НАЗАРБАЕВА.

Как признаются законотворцы, проехав по отечественным фабрикам, они испытали шок. Точнее – два. Во-первых, в каких тяжелейших условиях выживают отечественные легковики, во-вторых – они, оказывается, в стране есть. И даже шьют неплохие вещи.

Так, казахстанские простыни и пододеяльники почти в полном произведенном объеме законтрактованы брендом “IKEA“, а спортивные костюмы пользуются спросом в соседней России.

Тем не менее доходы легпрома в экономике страны – 0,1 процента. Хотя когда-то в КазССР он давал почти 16 процентов от ВВП. Как уверен сенатор Манап КУБЕНОВ, возродить отрасль можно.

– Для развития нужны не частичные, “кусочные” решения, а принятие на уровне макрополитики стратегии развития с системными решениями на выходе, когда легкая промышленность признается системообразующей отраслью, имеющей важное импортозамещающее значение, – говорит он.

И никак иначе: отрасль сложная, в действующие программы ее “засунуть” не получается. Вот, например, программа индустриального развития. От нее легковики отрезаны потому, что в основном в отрасли – малый и средний бизнес, а ГПИИР ориентирована на крупный. Или “экономика простых вещей”. Казалось бы – специально под производство трусов и носков программа написана.

Но сами легковики жалуются, что их по программе кредитуют только на создание новых производств, а вот расширение действующих – проблема.

Еще большая проблема – это сырье. Выращивание хлопка и льна, улучшение качества шерсти мериносов и шкур КРС – это вотчина минсельхоза, который также отвечает за то, чтобы накормить страну мясом и хлебом.

Поэтому сенаторы предлагают для решения проблем легпрома создать отдельный госорган. Может, и не министерство, как, например, в Узбекистане, но хотя бы комитет.

Сертификаты есть, а порядка нет

Кстати, о госорганах на слушаниях говорилось много. Большинство швейных предприятий именно в поставках по госзаказу и по гособоронзаказу видят хоть какую-то стабильность. Но и тут мимо. Мы много писали о том, как из-за чиновничьих инициатив каждый год возникает проблема с пошивом армейской формы. Но и для гражданских, как выяснилось, шить непросто.

Чтобы создать отечественным производителям “зеленый коридор” в госзакупках, Национальная палата предпринимателей “Атамекен” предложила в прошлом году ввести индустриальный сертификат. Его выдает НПП после заключения эксперта. Но, как показала годовая практика, не всё так просто: минфин, Генпрокуратура, правоохранительные органы и сама Нацпалата выявляли факты, когда, даже имея на руках индустриальный сертификат, предприятия торговали импортной продукцией. Поэтому сейчас минфин предлагает, чтобы при поставках по госзаказу предприятия легпрома предъявляли еще и сертификат СТ-KZ. Он, в отличие от индустриального сертификата, выдается не разово, а на партию продукции и гарантирует, что производство локализовано. Надежды одежды: почему казахстанские швейные фабрики вынуждены работать для других стран

Вот только сенаторы не понимают, к чему такие сложности.

– Подает компания заявку на получение сертификата и входит в режим ожидания на 2–6 месяцев, что называется, без ответа, без привета. Оказывается, должен приехать эксперт в компанию и сделать оценку. Так вот этого эксперта нужно как манну небесную месяцами ждать, и неизвестно, когда это случится, – описывает процедуру получения индустриального сертификата сенатор Серик ДЖАКСЫБЕКОВ.

А Дарига Назарбаева и вовсе предлагает передать полномочия по выдаче этих сертификатов от Нацпалаты государству.

– Вы сами говорите, что работа неэффективная, что выдача сертификатов – тоже коррумпированная сфера. Кроме того, индустриальные сертификаты не соответствуют техническим стандартам и требованиям, которые предъявляет госзаказчик. Там вообще две разные песни. Это тоже используется для того, чтобы устранить нежелательного потенциального исполнителя госзаказа. То есть бардак полный в этой сфере, – говорит она.

План сенаторов

Вообще, в легкой промышленности так много проблем, что со стороны может показаться, что отрасль проще похоронить, чем реанимировать. И, как отмечает Дарига Назарбаева, рядовой потребитель этой потери даже не заметит. Но это только на первый взгляд. Да, казахстанские вещи чаще всего дороже импортных, да – их мало. Но есть потенциал развития. И самое главное – это нужно нам всем. Если кто-то сомневается, давайте поговорим о самом простом. Например, о носках.

Как рассказал финансовый директор чулочно-носочной фабрики “Алем” Нурлан САПАРГАЛИЕВ, в год человеку нужно 24 пары носков. Это 432 миллиона пар носков на Казахстан. Отечественные фабрики сейчас могут произвести лишь 1 процент этого количества.

Если предположить, что каждый казахстанец покупает только самые дешевые носки по 100 тенге за пару (хотя таких цен в магазинах уже давным-давно нет, но для простоты счета), за бугор утекает 113 миллионов долларов. Только на носки!

А теперь пересчитайте, сколько трусов, колготок и футболок каждый из нас снашивает за сезон. И представьте, что деньги эти идут не какой-то мастерице в Бангладеш, а Гульмире или Алене, которые работают на наших фабриках. На фабрике “Алем”, к примеру, сейчас трудятся 200 мастериц. Чтобы покрыть всю потребность Казахстана в носках, надо еще 100 таких фабрик.

Чтобы их было проще открыть, сенаторы предлагают рассмотреть возможность освобождения легковиков от подоходного и налога на добавленную стоимость, а также расширить на все предприятия, вне зависимости от их местоположения, преференции специальных экономических зон.

Но начать Дарига Назарбаева предлагает все же с наведения порядка по всем фронтам: надежные барьеры для контрабанды, понятные и четкие правила госзакупок, тесная связка легковиков, фермеров и химиков – вот основы развития отрасли. При этом, как подчеркивает спикер, уже сейчас надо большое внимание уделять науке и подготовке кадров.

И ждать мгновенных результатов не стоит никому. Все предложенные меры поддержки будут только обсуждаться правительством, причем будут искать такие пути, которые позволят отрасль поднять и вывести на рынок, а не подсадить ее на постоянные дотации и субсидии.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи