Опубликовано: 6700

Надежды одежды: почему казахстанские швейные фабрики вынуждены работать для других стран

Надежды одежды: почему казахстанские швейные фабрики вынуждены работать для других стран Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Пока государственные и окологосударственные структуры пишут условия к тендерам, через которые ни один "случайный" производитель одежды не пробьется, казахстанские швейные фабрики работают вполсилы и иногда – для крупных предприятий соседних стран.

А швеи здесь быстрые

Глядя на интерьеры фабрики "Ютария LTD", сразу понимаешь, что здесь в основном работает женский коллектив: всюду цветы в горшочках и уютные мелочи для интерьера.

– Вообще это помещение изначально планировалось как производственное, и, если будет нужно, мы здесь поставим оборудование и будем что-нибудь шить, – рассказывает, пока мы идем по просторному холлу, заместитель генерального директора по производству ТОО "ПИК "Astana Ютария LTD" Шолпан НУРГАЛИЕВА.

Именно здесь чиновники профильных министерств осенью рассказывали Президенту РК Касым-Жомарту ТОКАЕВУ о важности экономики простых вещей. В память о том визите, как и о многих других, – целая стена фотографий. Вот – Токаев, вот – Скляр, рядом – Мамин. На других снимках – сенаторы, мажилисмены, акимы и министры.

Именно на фабрику "Ютарии" приезжают все, кто хочет убедиться в том, что программа по развитию экономики простых вещей в Казахстане действительно работает.

Это и впрямь гордость страны: кроме пошива по госзаказу фабрика уже освоила работу с небольшими дизайнерскими ателье и даже создала собственный бренд трикотажа, школьной формы и домашнего текстиля Utari. Эти изделия можно купить в некоторых городских магазинах.

Ну и в целом на фабрике "Astana Ютария LTD" можно производить что угодно – от постельного белья до мужского костюма. Здесь есть станки, о которых мечтают даже в Европе, что уж говорить о соседях по СНГ?

– Это станок по автоматической раскройке ткани. Он сам рассчитывает наиболее выгодную раскладку выкройки на полотне таким образом, чтобы потери были минимальными, – показывает мне заместитель генерального директора ТОО "ПИК "Astana Ютария LTD" по науке и технологиям Гульнар ИГЕМБАЕВА.

Для спецодежды норма, когда в отходы уходит не более 20 процентов ткани. Режет полотно лазер. И за один раз такая машина способна раскроить примерно 50 слоев ткани, причем все выкройки будут абсолютно одинаковыми и полностью соответствовать образцу. После раскройки детали, предназначенные для пиджаков, отправляются на пресс-машину. На многих даже мировых предприятиях вместо таких агрегатов используют утюги, но утюгом гладит человек, который может то сильнее надавить на полотно, то слабее. От этого на костюмных лацканах со временем могут появиться некрасивые морщины.

Вообще, на фабрике "Ютария" приходит четкое понимание того, насколько наука упрощает труд людей.

Вот, например, швейный цех. Рабочая столешница швеи расчерчена лазерной линейкой. По этим линиям она выкладывает основное полотно, фалду и подклад кармана, опускает иглу, секундный вжух – и втачной карман прорезан и вшит. Задача девушки – проверить, не торчат ли лишние нитки, и отдать деталь на соседний стол.

– В современном мире как-то потерялось уважение к рабочим специальностям, фабричному производству. А это ведь особая среда. Здесь, как нигде, больше ощущаешь свою значимость: если кто-то решит внезапно не выйти на работу, он подводит всю бригаду, потому что каждый человек отвечает за конкретный этап работы, – рассказывает о сути работы фабрики Шолпан Нургалиева.

Не учите их жить, лучше помогите материально

Сейчас на фабрике "Astana Ютария LTD" трудятся около 500 сотрудников. Как признается Шолпан Нургалиева, если фабрику загрузить на все 100 процентов, то можно было бы организовать работу в три смены и, значит, набрать еще почти 1 000 работниц, но это уж совсем из разряда недостижимых желаний. Здесь мечтают о том, чтобы заказов хватало на организацию работы фабрики в две смены. Что позволило бы предприятию не только платить по счетам, но и развивать маркетинг, сбыт и прочие важные вещи.

– Нам часто ставят в упрек, что мы не работаем на народный рынок, то есть мало продаем продукцию в магазинах. Я не говорю сейчас ни об аренде за торговые площади, ни о спросе.

Просто элементарно: чтобы продавать в магазине, мы должны на свои деньги закупить ткань и отшить достаточно большое количество одежды. А деньги за нее нам поступят потом, когда кто-то придет в магазин и купит что-то. Но у нас просто нет на это средств!

Мы в нынешних условиях не можем работать "на склад". Поэтому да, государственный заказ – это наша основная статья доходов и подушка безопасности, – рассказывает замдиректора фабрики.

Вагончик тронется, а тендер останется?

Но, как выяснилось на практике, с государством работать тоже непросто.

Законодательство "О закупках" все еще дает возможность прописать требования в технической спецификации таким образом, чтобы неугодные закупщику компании просто не смогли победить.

– Вот, смотрите: мы сейчас выиграли большой заказ на пошив формы для "Российских железных дорог", – показывает на горы одежды с уже вышитым логотипом "РЖД" ведущий юрист ТОО "ПИК "Astana Ютария LTD" Руслан БАЙМУХАМБЕТОВ, – а в конкурсе для нашего перевозчика не смогли даже участвовать, потому что у них в техспецификации был прописан утеплитель "Тинсулейт". Это ткань в Казахстане не производится, а мы – члены союза производителей легкой промышленности и консорциума "Жасампаз". И перед своими коллегами взяли на себя обязательства шить для государства из тканей отечественного производства.

И то и другое объединение были созданы в разные годы с одной лишь целью – решить проблемы отрасли. И стратегия сработала.

Сейчас члены союза производителей легкой промышленности активно работают с сенатом – помогают депутатам понять, через какие лазейки законодательства чиновники могут лоббировать интересы отдельных компаний в ущерб интересам отрасли.

Чтоб дождаться хеппи-энда надо посмотреть весь фильм

– Вы знаете, меня часто спрашивают – сколько лет надо будет поддерживать отечественные фабрики легпрома. Это сложный вопрос, и ответ на него напрямую зависит от того, что будет делать государство. Вот давайте посмотрим опыт соседних стран. Кыргызстан. Они начали развивать свою легкую промышленность еще в 1997 году, когда вступили в ВТО. Начали с того, что освободили всех легковиков от НДС. Там ввели патент на каждую швейную машину. В Узбекистане до сих пор действуют очень высокие пошлины на импортные ткани и одежду. То есть они стимулируют спрос на отечественное. А поддерживать активно отрасль начали еще в начале 2000-х, – говорит исполнительный директор союза производителей легкой промышленности Казахстана Наталья КУЗНЕЦОВА.

Не отказываются от поддержки молодых фабрик и в России. Там каждое профинансированное через государство предприятие буквально выводят на рынок: ему государство гарантирует стабильный сбыт до тех пор, пока не будет погашен последний платеж по кредиту или пока предприятие не встанет прочно на ноги.

– У нас тоже есть программа льготного кредитования, но по ней не предусмотрены никакие отсрочки. То есть бизнесмен взял кредит, у него идет стройка, но он уже обязан этот кредит выплачивать. Освобождение по налогам только обещают ввести в этом году, но ведь кроме налогов есть коммуналка, есть зарплатный фонд. То есть фабрику нельзя останавливать ни на минуту! Это не маленькое ателье, где стоят 5 машинок, это махина, на которой трудятся сотни женщин, – говорит о важности поддержки крупных предприятий легпрома Наталья Кузнецова.

Дождаться лучших времен

И как бы сложно не было фабрике, она должна заботиться о благосостоянии своих работников. Развозка утром и вечером, обеды, медицинское обслуживание – вот минимальный набор, который должны обеспечить бизнесмены для всех них.

Но социальная ответственность бизнеса должна постоянно расширяться.

Так, "Astana Ютария LTD" уже построила для своих работниц общежитие, койко-место в котором стоит 4 500 тенге в месяц летом и 9 000 тенге – зимой.

Но всем понятно, что этим ограничиваться нельзя.

– Мне очень нравится работать на фабрике! Я тут уже третий год и всегда понимаю, за что именно получаю деньги, знаю, что если хочу заработать больше, то можно выйти в выходной или взять на себя больше операций, не то, что в ателье: сидишь и ждешь клиента. А еще я слышала, что в Жезказгане нескольким швеям квартиру дали. Но они многодетные, и это Жезказган, а не Нур-Султан с его ценами. А я просто вдова, у меня двое детей, с которыми приходится мотаться по съемным квартирам. Поэтому я уже попросила у руководства не подарок, а кредит на первоначальный взнос за свою собственную квартиру, – рассказывает швея Елена ЗИМИНА.

Пока администрация просьбу работницы не удовлетворила, но и отказывать не спешит, ведь если будут стабильные заказы, то, может быть, и найдутся в бухгалтерии деньги на ссуду.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи