Опубликовано: 17400

Глава ассоциации предприятий торговли Казахстана Жибек Ажибаева: "Министр финансов должен уйти в отставку!"

Глава ассоциации предприятий торговли Казахстана Жибек Ажибаева: "Министр финансов должен уйти в отставку!" Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Доведенные до отчаяния бизнесмены вышли с жестким требованием отставки министра финансов. Что же заставило их пойти на этот шаг?

Я знаю Жибек Турехановну Ажибаеву больше 10 лет. Мы вместе с ней прошли много испытаний в борьбе за лучшие условия для бизнесменов страны: стояли горой на пограничных постах, когда торговцы вынуждены были перевозить товар на себе, как кочаны капусты; мерзли на барахолках, когда там были невыносимые условия для работы. В общем, отстаивали бизнес не только на бумаге, но и в “поле”. Поэтому разговор о сегодняшних проблемах бизнеса вышел откровенным – это уже надрыв, крик души тысячи людей, озвученный ею смело и бескомпромиссно.

– Жибек Турехановна, вы выступили с очень серьезным заявлением: требуете отставки министра финансов РК. Могли бы вы рассказать, почему? Что стало точкой кипения, ведь проблем было очень много за последние годы.

– Да, проблем было много. Поводом для беспокойства бизнеса сейчас является пилотный проект, который касается маркировки табачных изделий. В ходе пилотного проекта мы увидели, что он абсолютно не устраивает бизнес. Предлагаемые программные компоненты не состыковываются между собой, что вызывает постоянные сбои. Следующий момент – контрольно-кассовые механизмы, которыми бизнес уже сегодня пользуется. Они не подходят под программы, и их придется менять, а это снова дополнительная финансовая нагрузка. В результате проверки пилота на практике выяснилось, что бизнесмену нужно для осуществления деятельности брать дополнительно в штат IT-специалиста и бухгалтера. Ведь сегодня никто не отменял счета-фактуры, СНТ (сопроводительные накладные на товары), виртуальные склады и так далее. Но магазинчики у дома – это всего лишь мелкий семейный бизнес. У них нет возможности содержать такой штат. Однако им нужно весь товар промаркировать и в тот же день отчитаться за каждую товарную единицу в налоговые службы. Это вызывает много претензий.

Если на сегодняшний день в сфере продуктов питания работают отечественные производители, они не собираются отправлять продукцию на экспорт, зачем же ее маркировать? Расходы влияют на новую ценовую политику. Идет финансовая нагрузка на бизнес. Плюс затраты времени, чтобы промаркировать одну пачку сигарет, потребитель и продавец теряют от 5 до 15 минут, ведь программы работают со сбоями. Кроме всего этого, идет наступательная позиция, и вскоре будет маркироваться не только табак, но и молоко, и молочные продукты. Масложировой союз уже обеспокоен, он боится, что будет следующим в цепочке. Дальше идут в очереди на маркировку – отечественные соки и вода. Но так и не вывели нормальный алгоритм работы этой маркировки, не определили нормально все процедуры, не сняли напряжение, которое вызывают затраты по времени и стоимости. Так надо ли нам сегодня всё это?

Мы потеряли 20 тысяч предприятий

– Это не первый эксперимент над бизнесом? Были и другие?

– Разговор о проблемах бизнеса, которые связаны с различными проектами, начался не вчера. Сначала были эксперименты с шубно-меховой продукцией, потом фармацевтикой, потом ввели утильсбор, теперь добрались до табачных изделий... Вся эта история с проектами длится почти 5 лет. Только в сфере торговли среди малого и среднего бизнеса мы ежегодно теряем от 7 тысяч предпринимателей. А за 3 года потеряли более 20 тысяч предприятий. В такой ситуации министр финансов должен нести ответственность за все те действия, которые вызвали снижение активности бизнеса, усиление административного давления и повышения цен. Сейчас говорят, что сфера торговли ушла в тень, извините, а кто нас туда загнал?

Почему бизнес уходит в тень? Потому что ему неудобно, потому что штрафные санкции, нет доходов элементарно на обеспечение членов своей семьи.

Сегодня почти все они работают на этот пресловутый пилотный проект. Мы считаем, что министр – это доверие правительства и Президента, и он должен нести ответственность за те последствия, которые возникают в результате принятых им решений.

– А какова была реакция на ваше очень сильное заявление о требовании отставки?

– Это решение не было спонтанным, оно было аргументировано. При этом нас поддержали бизнес и товаропроизводители. И сами потребители. Ведь эти проекты приводят к тому, что продукты питания становятся недоступными уязвимым слоям населения. Это уже социальный вопрос. И было бы вообще уже краем, если бы они поднялись с недовольствами. Мы же от лица бизнеса постоянно семафорим, кричим: услышьте, увидьте! Но они не слышат и не видят.

– А что происходит с табачными изделиями? Они стали каким-то бичом для погонения бизнеса… Как выкурить малый бизнес

– Почему министр финансов пошел на поводу у всего этого? А министр здравоохранения? Мы не спорим, что табак вреден, но табак и алкоголь у нас не изъяты из продажи, они приняты в обществе. Мы ведь не мусульманская страна, где действует категорический запрет. Товар имеет право быть в товарообращении. Вопрос по потреблению и вреду – это личное дело каждого потребителя и дело общественных организаций, которые должны рассказывать, что это вредно. Но бизнес тут ни при чем. Он платит по акцизам, государство получает в бюджет за это деньги. Но появляются третьи лица, которые начинают предлагать некомпетентные меры. Сначала решают, что нужно размещать на пачках сигарет устрашающие картинки. Заставили производителей поменять упаковки. Картинка должна занимать одну третью часть пачки. Хорошо. Сделали. Остановили весь процесс, переделали, запустили. Потом говорят – нет, это несильно страшно, давайте на всю лицевую часть нарисуем страшилку. Мы говорили, что это не работает, люди не смотрят, они как курили, так и продолжают курить. Еще раз весь процесс останавливается, всё переделывается. Потом снова: а давайте вот так попробуем. Извините, вы кто такой? Почему вы экспериментируете за счет бизнеса? Потом решают зашторить табачную продукцию. Спрячем куда подальше. И все-таки заставили взять эти коробки и спрятать. Бизнес, реализующий товар, вынужден был из товарооборота вытащить 4 миллиарда тенге. А каков результат? Я вам расскажу, как обычный потребитель. Захожу я в магазин и вижу: передо мной стоит мама с детьми. Она подходит к продавцу и просит 2 пачки сигарет, продавец открывает свой железный шкаф и отдает матери. А дети рядом. Она выходит из магазина, останавливается и закуривает.

У меня вопрос: от кого мы прячем эти сигареты? Взрослые имеют право, а дети всё видят. Их родители, если курят, то они не прячутся в подвале или туалете, они на виду.

Есть ли смысл производить все эти затраты на то, чтобы прятать сигареты? А потом нам говорят: “А давайте мы сделаем вообще специализированный магазин для продажи сигарет?!”. Что за идиотское предложение!

– Откуда в правительстве такое сильное антитабачное лобби?

– Я предполагаю, что это действительно лобби. Джамиля (Джамиля Садыкова, глава Антитабачной коалиции Казахстана. – Прим. авт.) теперь не только преследует табак. Уже и до сахаросодержащих продуктов добрались! Нам нужно разобраться, что это за антитабачники и почему они поставили задачу разрушить производство отечественных продуктов питания. У нас потребление соков не превышает и 5 процентов, там нет никакого перебора. Наши полки сегодня заполонили импортные товары с ГМО и консервантами. Поэтому давить на отечественные натуральные продукты, я считаю, уже грозит нашей экономической безопасности. Вот почему сегодня 78 предприятий встали в единый ряд с участниками флешмоба “Белые шары”, которые таким образом выражали свое несогласие с методами и формами введения маркировки в розничной торговле. Они видят угрозу существования своему бизнесу. Поэтому мы обратились с письмом к Президенту страны Касым-Жомарту Токаеву: мы просим сделать анализ, насколько все эти пилоты жизнеспособны, стратегически выверены и безопасны, мы просим удостовериться, что они не принесут вал проблем. А если приносят урон, то их нужно остановить. Я считаю, что те кураторы из министерств, кто отвечал за введение в стране СНТ, маркировку и прочие пилоты, должны быть известны пофамильно, чтобы через год-два подать на них в суд в случае больших издержек и потерь, если бизнес вынужден будет сворачивать свое дело. Каждый должен нести ответственность на своем рабочем месте. Почему бизнес несет административную ответственность, платит штрафы, а министр в результате неправильно принятых решений – нет? На место одного министра приходит другой и говорит: “Ох, это неправильно было!”. Но никто не несет ответственности.

Фото Тахира САСЫКОВА

Пособники контрафакта

– Не станет ли результатом всех этих непродуманных мер, о которых вы говорили, рост контрафактной продукции?

– У нас есть уполномоченные органы, которые обязаны за этим следить. Мы говорили об этой грозе на примере других товаров. По информации новостных лент, контрафакт в России увеличился на 20 процентов, а ведь они только начинают маркировку.

В Казахстане в самом начале, до всех этих пилотных проектов, страшилок, контрафакт составлял менее 1 процента на рынке. Мы были одним из самых чистых рынков. Сегодня начался другой процесс, но кто его спровоцировал? Не бизнес же! А неумелые непрофессиональные решения.

– Рост контрафакта – это уже реальная угроза здоровью населения. А не загубит ли вал контрафакта легальную торговлю и бизнес?

– Министерству здравоохранения есть смысл остановиться и подумать, чтобы найти оптимальные варианты. За 5 лет активного антитабачного движения так и не получен результат, кроме потери авторитета самим министерством и денежных потерь у бизнеса. Государство определило акциз, заставило рисовать страшные картинки на пачках сигарет, ввело запрет на выкладку… Но кто будет отслеживать тех же таксистов, которые привезут сомнительный товар на дом, сомнительных лиц, которые могут поставить теневой товар оптом?

Сегодня идет зачистка тех предпринимателей, которые работают честно, в открытую и платят налоги. На смену им приходят недобросовестные люди с некачественной продукцией.

А что с бюджетом будет, если не будет поступлений от честных предпринимателей? Счетный комитет и независимая комиссия должны сесть и посмотреть, сколько денег выделено на все эти пресловутые пилоты и каков их результат? На каком основании все эти пилоты, которые решаются через приказы министра, тихо-молча претворяются в жизнь? Мы знаем, что любая буква, запятая с боями проходят в мажилисе. Почему здесь всё так просто? У нас, как в сказке про 12 месяцев: просыпаемся, а у нас 32 декабря как снег на голову. Но мы живем сейчас в другом мире, и когда предлагают еще дедовские карательные меры – они опасны. Любое решение должно иметь социальную поддержку. А у нас до сих пор чиновники по одну сторону, бизнес и население – по другую.

– Какие конкретные шаги предложила ваша ассоциация?

– Мы регулярно встречаемся на площадке Национальной палаты, приглашаем заинтересованные стороны, встречаемся с депутатами. Были встречи с вице-министром финансов, сам министр на беседу с нами не пошел. Много работы идет. Но…

– Но вас не слышит министр. Как вы думаете, почему?

– Не слышит. Поэтому нужно поставить того, у кого со слухом всё хорошо!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи