Опубликовано: 19400

"Система, которую контролирует "Казахтелеком", сегодня не работает" : для чего МСБ вызывает министра на ковер

"Система, которую контролирует "Казахтелеком", сегодня не работает" : для чего МСБ вызывает министра на ковер Фото - Тахир САСЫКОВ

Комитет государственных доходов министерства финансов РК столкнулся с проблемой: мелкий бизнес объединяется для совместной защиты от несправедливого, по их мнению, давления. Раньше от назойливых требований заплатить и спать спокойно был свободен только совсем крупный бизнес, близкий к власти. Остальные смиренно соглашались и дисциплинированно бежали в налоговую сдавать новые формы отчетности.

Но неожиданно времена изменились. Социальные сети и мессенджеры позволили активистам собрать вокруг себя сотни мелких предпринимателей. Страх потерять свое дело заставил их действовать слаженно буквально за 3–4 месяца. На прошедшей неделе в Нур-Султане прошла серия встреч депутатов и министров с представителями малого бизнеса. И от Алматы в столицу вылетели два человека. Деньги на их поездку – а это билет на самолет в оба конца, проживание в гостинице и питание – собирали всем миром. По 2 тысячи с человека. Но кто-то давал по тысяче, другие – по 3.

В январе в чате “Магазины Алматы” общались человек 600. Сейчас их уже полторы тысячи. И это притом что сейчас пандемия, в городе жесткий карантин, люди не могут собираться. То есть владельцы магазинов давали деньги людям, которых они в глаза никогда не видели! И собрали! И делегаты от Алматы на встречах побывали, выступали, тут же в чатах отчитались о своих действиях и тратах.

Таких же делегатов отправили: Усть-Каменогорск, Кокшетау, Талдыкорган, Костанай, Павлодар, Кентау, Петропавловск. Там тоже собирали деньги по подписке. И, видимо, успешно.

Катализатором объединения стал ввод системы электронных сопроводительных накладных на товар (СНТ). Специалисты КГД считают, что использование СНТ позволяет видеть движение любого товара – от момента создания или ввоза в страну до момента приобретения его покупателем или вывоза за рубеж. Тогда-де сразу будет видна вся структура экономики.

Но бизнес вдруг начал сопротивляться. Крайний случай бюрократии – это отчетность аптек. Тоже, кстати, малый бизнес.

При продаже, например, простого парацетамола, провизор должен заполнить 15 позиций в форме СНТ, в том числе 2 раза наименование товара и 6 видов кодов.

Теперь нельзя будет купить пару ампул дорогого препарата. Только всю упаковку. СНТ запрещает подобную продажу. Для такой работы нужно нанимать бухгалтера, денег на которого, например, у мелкого магазина или аптеки нет.

Люди стали возмущаться, писать в СМИ, высказывать свое недовольство через социальные сети. Начали придумывать необычные акции, чтобы донести до других свои проблемы. Впечатление от такого неожиданного и организованного выступления оказалось настолько сильным, что на минувшей неделе на онлайн-приеме министр финансов РК Ерулан ЖАМАУБАЕВ потребовал от КГД внести изменения в приказ о внедрении СНТ и освободить розницу от сопроводительных накладных. Когда и как это будет сделано – непонятно. Тем не менее это первая маленькая победа микробизнеса перед сильным министерством.

20 тысяч МРП – не деньги

– В 2022 году КГД снизит порог для малого бизнеса до 20 тысяч МРП, – рассказал “КАРАВАНУ” предприниматель из Усть-Каменогорска Владимир БЕРДНИК. – Тогда мы практически все будем платить НДС – 12 процентов с оборота. А в 2023 году закончится мораторий, и нас заставят платить 3 процента социальных налогов. Тогда точно половина магазинов закроется. Чтобы этого не произошло, мы просим министерство финансов создать для МСБ особый налоговый режим. Его оборот должен оставаться в пределах 30 тысяч МРП в год.

МСБ не должен вести никакие бухучеты. Для нас это накладно. Мы согласны подтверждать СНТ по алкоголю и табаку, но без выписки, без виртуальных складов. У нас нет денег нанимать специалистов.

Условия специального налогового режима, на котором настаивают предприниматели, совпадают с условиями упрощенного режима, действующего сейчас. Порог в 30 тысяч МРП в год – это примерно 78 миллионов тенге. На самом деле это не очень большая сумма, если пересчитать на месяц все расходы владельца бизнеса.

Если магазин делает наценку в 20 процентов, то его оборот в месяц – 6,5 миллиона тенге. Доход “грязными” – 1,2 миллиона. Из них надо еще заплатить налоги, социальные выплаты, коммунальные платежи, зарплату персоналу, платежи банку. В итоге остается в районе 150–250 тысяч тенге за ненормированную работу без выходных.

Если оборот получился больше, то предпринимателя переводят с упрощенного на общеустановленный режим налогообложения. И он становится плательщиком НДС. То есть у него отнимают еще 12 процентов с оборота. Это 780 тысяч тенге в месяц. То есть бизнес уходит в минус – полмиллиона убытков каждый месяц. Чтобы избежать этого, предприниматель будет или скрывать свои доходы, уходя в тень, или делать накрутку на товар больше, процентов по 30–35. Тогда цены в этом магазине вырастут сразу на 10–15 процентов.

Казахтелеком тоже подвел

– Цены на продукты питания растут уже сейчас, – говорит Владимир Бердник. – Оптовики уже начали работать по СНТ. И они подняли их практически на весь свой товар. Выросли цены, прежде всего, на импорт. Российский и белорусский. Именно на товары, проходящие через границу. Оптовики и дистрибьюторы раньше просто декларировали груз, и их никто не проверял. А сейчас СНТ надо подтвердить по цепочке. Рост – более 10 процентов. К этой цене мы прибавим 15–20 процентов розничной надбавки, и к сентябрю все увидят неплохую инфляцию.

– Выходит, что система сквозной проверки по СНТ работает?

– Возможно. Но она не замыкается на нас. Чтобы запускать пилотный проект, его должны были доработать до конца. Система ОФД (контроль за движением средств через контрольно-кассовые машины в электронном виде), которую контролирует “Казахтелеком”, сегодня не работает. Они программу не подготовили. Зачем запускать пилотный проект, если одно важнейшее звено этой системы не запущено? А нам надо закупать сканеры, перепрошить кассовые аппараты, создавать виртуальные склады и электронную систему складирования. Получается, взялись за малый бизнес и требуют нести расходы.

Школьная парта для бизнеса

– Малый бизнес – это, прежде всего, торговля. Открыть магазинчик для соседей – самый первый шаг, который делает предприниматель. Получается – он идет дальше. Не получается – он закрывается. Ну в лучшем случае остается на прежнем уровне, – считает бухгалтер на аутсорсинге Юлия НАЗАРОВА.

Поэтому такие магазины – это школа предпринимательства, которую нормальное государство, думающее о своем будущем, должно холить и лелеять. Из них должен вырастать средний, а потом и крупный бизнес. В микробизнес идет неподготовленный человек. Не бухгалтер или юрист. Поэтому государство должно давать послабления по организации, отчетности, налогам и социальной нагрузке. А сейчас КГД меняет налоговую систему каждый год. Обычному человеку трудно понять, что от него требуют.

Язык и страхи

С Налоговым кодексом происходит всё ровно наоборот. Он постоянно усложняется. Все отчеты надо сдавать в электронном виде. Опять сложности для многих. Поэтому налоговые управления оккупировали “помогайки”, которые за плату заполняют формы отчетности и отправляют их в КГД. "Это приведет нас к банкротству": количество "магазинов у дома" может резко сократиться

Налоговая постоянно вводит новые формы отчетности. Так, например, налогоплательщик, работающий по упрощенке, сдает отчетность один раз за полугодие по форме – 910.00. За 1-е полугодие 2019 года форма отчетности была одна, за 2-е полугодие 2019 года – другая, за 1-е полугодие 2020 года – третья. Зачем? Так надо!

Одна из причин подобной изменчивости – резкое падение квалификации авторов документов в КГД, считают эксперты. Это особенно выпукло видно, если сравнить два Налоговых кодекса: 2008 и 2018 годов. Первый – простой и понятный, написанный внятным языком. Второй, по словам бухгалтеров, для которых кодекс – настольная книга, просто больше по объему, написан костным слогом, что трудно понять специалисту, с запутанными определениями. При этом постоянно выходят приказы, которые могут напрямую противоречить нормам Налогового кодекса. Поэтому у предпринимателя всегда есть страх ошибки и штрафа. А они просто огромны.

Пропуск списания товара по одному счету-фактуре – это 114 тысяч тенге штрафа. Один из собеседников просрочил более 100 счетов-фактур. Штраф насчитали на 12 миллионов тенге.

Слава богу, что это был первый для него случай нарушения – дело обошлось предупреждением. В другом случае – женщина закрыла ИП. Инспекторы насчитали для нее штрафов на 150 тысяч. Чтобы рассчитаться с государством, женщине пришлось взять кредит в банке.

Подобные истории ходят в среде мелкого бизнеса, как легенды и слухи, которые формируют негативное отношение к налоговой службе.

– Если государство не пойдет навстречу малому бизнесу, то он уйдет в тень, – уверена бывшая предприниматель Зухра. – Торговать мы умеем. Скрывать доходы – тоже. Хорошо, что меня это теперь не касается. Свой магазин я продала.

Айсулу БУРАНБАЕВА, руководитель управления сквозного мониторинга КГД минфина РК:

– Для розницы, у кого код ОКЭД указан “Розница” и они продают товары физическим лицам для личного потребления, нельзя сказать, что отменили ведение СНТ. Это будет некорректно. Для них СНТ не было. Когда внедряли пилотный проект, в приказе № 1104 министра финансов были указаны особые нормы.

Если вы – “магазин у дома”, то обязаны подтверждать или получать СНТ только на подакцизные товары. По всем остальным у вас обязанности подтверждать нет. Но есть право отклонять.

Контроль за подакцизными товарами – алкоголем и табачными изделиями – теперь реализован через СНТ. Такая схема была сделана для того, чтобы розничный реализатор мог отклонить СНТ, который на него указал недобросовестный налогоплательщик. Электронный счет-фактура не дает такой возможности.

На встрече одна из бухгалтеров сказала: “Отмените СНТ”. Но, видимо, она имеет в виду полную отмену СНТ. У нее в подписчиках сидят владельцы розничных магазинов. И они нас не слышат. Зачем отменять то, чего нет? Была одна проблема. Магазины были обязаны указывать номер своего виртуального склада для поставщика. Мы убрали и это. Теперь поставщик может делать СНТ без указания ID склада розницы. Но крупные поставщики, например ТОО “Бахус”, отказывается отпускать товар без ID. Как с этим бороться – я не знаю. Каждый диктует свои правила. Это зависит от конкретных бухгалтеров.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи