Опубликовано: 131400

Генерал-лейтенант КНБ: “Через мои руки прошли сотни миллиардов тенге…”

Генерал-лейтенант КНБ: “Через мои руки прошли сотни миллиардов тенге…” Фото - Владимира СЕВЕРНОГО

Собеседник “КАРАВАНА” – генерал-лейтенант Дженисбек ДЖУМАНБЕКОВ. Через его руки в 1993 году реально текли тенговые реки. Тогда Казахстан готовился вводить вместо советского рубля собственную национальную валюту – тенге. И эта операция не должна была провалиться. На весы была поставлена судьба целого государства.

Прежде чем начать откровенный разговор, мой собеседник попросил предъявить журналистское удостоверение. Убедившись, что я и есть тот самый спецкор “КАРАВАНА”, звонивший ему накануне встречи, Дженисбек Мухамедкаримович, приветливо улыбнувшись, предложил присесть к кофейному столику:

– Привычка со службы еще осталась. Мы же не были с вами знакомы до этой встречи. Теперь готов ответить на все ваши вопросы.

Тенге в ящиках, снайперы – на крышах

– В лихие 90-е я работал начальником Джамбульского управления КНБ, – рассказывает генерал-лейтенант КНБ Дженисбек Джуманбеков. – Весной 1993 года нам было поручено обеспечивать безопасность завоза из Лондона новых казахстанских тенге. Это была большая и очень серьезная операция. Когда тенге вывозили из Великобритании, работали по легенде: говорили, что везут лотерейные билеты. Мол, когда будете их приобретать, узнаете, как они выглядят (улыбается). О прибытии очередного рейса нам сообщали заранее, самолеты прилетали глубокой ночью.

Несмотря на то что в 1993 году главами государств СНГ было подписано соглашение о единой рублевой зоне, Россия всё равно перешла на собственную национальную валюту. Казахстан остался один на один с “деревянным рублем”. Помню, как одномоментно всё исчезло из всех магазинов. Предприятия остановились. Никто не знал, что будет дальше. Развал и разруха царили кругом. Процесс пошел необратимый. Кыргызстан и Узбекистан тоже стали печатать свои деньги. Надо было и нам в Казахстане оперативно принимать меры. Помню, что Госкомиссию по введению национальной валюты тогда возглавил премьер-министр Сергей Терещенко.

Всё проводилось под очень большим секретом. Даже в правительстве об этом знали всего несколько человек.

Решение ввести собственную валюту принималось в крайне сжатые сроки. Необходимо было заново формировать финансовую систему. Соответственно, выстраивать и новую учетно-кредитную политику. Учреждать свои финансовые институты и инструменты. Разработать, отпечатать и отчеканить новые деньги.

В Казахстане, конечно, имелась собственная банкнотная фабрика, но ее техническое оснащение и морально, и физически устарело. Поэтому, когда художники создали дизайн тенге, небольшая группа, в составе которой был руководитель Национального банка Галым Байназаров, отправилась в Великобританию. Там, в Лондоне, они и нашли небольшую фирму “Харрисон и сыновья”, которая и начала печатать наши деньги номиналом от 1 до 100 тенге.

В условиях строжайшей конфиденциальности, создав и распространив легенды для прикрытия, мы успешно провели операцию в несколько этапов. Обеспечили прием спецбортов с первыми тенге. Подготовили надежное место для их временного хранения в Джамбуле.

– Дженисбек Мухамедкаримович, почему именно там, а не в Алматы? Или в другом городе?

– Выбор на Джамбул пал, видимо, неслучайно. Во-первых, там было надежное банковское хранилище, во-вторых, это тихий городок, в котором можно работать, не привлекая лишнего внимания. Да и специалисты, работавшие в Джамбульском филиале Народного банка, были на хорошем счету у руководства. Действительно, надежными были во всех смыслах.

– Что припоминаете о деталях той секретной операции?

– Согласно одной из легенд, наши сотрудники играли роли инкассаторов, охранников, водителей, грузчиков. Для перевозки денег из аэропорта у нас имелись 2 инкассаторских автомобиля. Мы заранее отработали все безопасные маршруты. Помню, что специально для этих целей начальник УВД полковник Владимир Щелачков предоставил спецмашину ГАИ с надежным и проверенным экипажем. С тыла колонну прикрывали вооруженные сотрудники КНБ. По пути следования груза в возможно уязвимых местах были установлены пункты прикрытия. Под видом ремонтных работ наши сотрудники следили за безопасностью передвижения этих колонн. Снайперы контролировали ситуацию с крыш отдельных домов. Через оптические прицелы наблюдали за всем происходящим. Одного мы посадили на крышу аэропортовской гостиницы. Несколько других распределили по пути следования колонны в условиях города.

Чтобы денежная реформа не пошла прахом

– Деньги находились в черных ящиках, каждый весом в 40–45 килограммов, – продолжает Дженисбек Джуманбеков. – Нужно было соблюдать полную осторожность – вдруг кто-то захотел бы устроить провокацию. В этом случае вся государственная денежная реформа могла бы пойти прахом. Допустить это было бы непростительно с нашей стороны. Но мы успешно справились с этим заданием. Как дорожают казахстанские деньги: за какие старые купюры можно получить айфон

– Сами-то видели те первые тенге? Какими они были на первый взгляд?

– Ну конечно, мне надо было самому увидеть то, что мы сопровождаем. Красивые были знаки, но непривычные поначалу.

– Неужели не было никаких эксцессов в ходе операции? Экстремисты, бандиты, радикалы наверняка и в то время были.

– Груз из Лондона прибывал в аэропорт Джамбула глубокой ночью. Охрана по всему периметру была значительно усилена. Конечно, такая сверхсекретность проводимой операции рождала всевозможные слухи. Но параллельно с перевозкой денег по всему городу была активизирована оперативно-разыскная деятельность. Мы тщательно отслеживали информацию. Естественно, встречались люди, которые активно интересовались: “А что это в ящиках? Куда вы это везете?”, “Зачем?”. Всех этих людей мы потом проверили, но связей с криминальным миром или зарубежными спецслужбами выявлено не было.

Благодаря слаженным, выверенным по шагам и поминутно действиям всё прошло в штатном режиме. Наша мобильная группа была всегда наготове. Почти 20 рейсов из Лондона мы встретили и сопроводили за полгода. 12 ноября 1993 года вышел Указ Первого Президента РК “О введении национальной валюты Республики Казахстан”. А через 3 дня – 15 ноября – новая валюта была введена в обращение в соотношении 1 тенге = 500 советских рублей (1 доллар США = 4,72 тенге).

Из Джамбула новенькие тенге в сопровождении спецслужб и при вооруженной охране развозились по всему Казахстану.

В ближние регионы, например, в Шымкент, на машинах перевозили, в другие города – на поездах. Куда-то – на самолетах. За 8 дней все деньги были успешно развезены по банкам. Но наша миссия на этом не закончилась.

– Понимаю, обеспечение безопасности государства – дело каждодневное, если не ежесекундное. Сотрудники КНБ, особенно после январских событий – под пристальным наблюдением общественности. Любой неверный шаг с их стороны расценивается как преступный. Негативных примеров еще очень много.

– Нельзя всех наших сотрудников чесать под одну гребенку. Если говорить о самом облике разведчика или контрразведчика, он тоже претерпевает некую трансформацию. Меняется мир – меняемся и мы все. Открытость и глобализация во всех сферах жизни. Постоянное смещение фокуса от одной “горячей точки” к другой на геополитической карте мира. Всемирная информационная паутина и социальные сети… Всё это открывает новые возможности для коммуникаций и в то же время усложняет работу современных спецслужб.

– Вы начинали службу с самых низов, с простого оперуполномоченного, и доросли до должности председателя КНБ. Вам есть с чем сравнивать. Что, возможно, сейчас в органах происходит не так, как хотелось бы?

– Мы всегда тихо работали. Шума никогда не допускали. Очень действенной была предупредительно-профилактическая работа. Партийная и пропагандистская системы в советское время были очень сильными. Таких вольностей, как сейчас, не допускалось. Это была работа в массах, а не как в фильмах показывают – агенты спецслужбы с пистолетами гоняются. Стреляют. Оружие – это крайность!

Наша работа была монотонной и требовала тесного взаимодействия с населением. Народ в то время был более ответственным и законопослушным. Сказывалось патриотическое воспитание. Конечно, была жесткая коммунистическая система, но для порядка и дисциплины эта среда считалась благоприятной.

Наша работа требовала тонкого умения найти подход к собеседнику. Например, в беседах с верующим человеком сотрудник КГБ использовал знание Корана и Библии.

Поэтому мы много работали над собой. Наша профессия прежде всего творческая. Она подразумевает самые высокие стандарты буквально во всем. Надо стремиться быть высокообразованными специалистами, профессионалами своего дела, обладать сильными личными качествами. Быть патриотами своей Родины. Верно и с любовью служить государственным интересам.

Справка “КАРАВАНА”:

ДЖУМАНБЕКОВ Дженисбек Мухамедкаримович, председатель Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (1995–1997), дипломатический ранг — советник первого класса. Родился 11 ноября 1945 года в Джамбульской области КазССР. В 1968 году окончил Московский технологический институт пищевой промышленности по специальности инженер-технолог, работал в системе министерства хлебопродуктов Казахской ССР в городе Алма-Ате. После окончания учебного заведения КГБ при СМ СССР в 1972 году проходил службу на оперативных и руководящих должностях в системе Комитета государственной безопасности Казахской ССР (центральный аппарат, Алма-Атинская и Карагандинская области). С 1986 года занимал должность заместителя начальника Управления КГБ Казахской ССР по Актюбинской и Джамбульской областям. С 1992 года — начальник Управления КГБ/КНБ Казахстана по Жамбылской области. В 1994 году назначен первым заместителем председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, а с 1995 года — председателем.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи