Опубликовано: 410

Где притаилась опасность в горах Заилийского Алатау и что необходимо срочно делать, чтобы избежать человеческих жертв - эксперт

Где притаилась опасность в горах Заилийского Алатау и что необходимо срочно делать, чтобы избежать человеческих жертв - эксперт

Смертельные лавины, сели, уничтожающие всё на своем пути, – наши горы не терпят пренебрежительного отношения. По словам одного из главных экспертов Казселезащиты, до сих пор не все районы Алматы защищены от возможной угрозы. 

Я помню 15 июля пять лет назад. Проснулась от бесконечных звонков в 6 утра.

– Сиди дома! Никуда не выходи. В городе идут сели. Наших в нижнем районе уже затопило, – выпалила мне в трубку сестра.

Я быстро выехала на место ЧП. Увидела, как женщины и дети бегали в панике по улицам, мужчины по колено в грязи, а кто и по пояс, пытались спасти хоть что-то из имущества. Но стихия выкорчевывала все на своем пути. Тогда горожане впервые за долгие годы поняли, что сель – это не страшилка из газет, а реальная угроза. Грязекаменный поток 2015 года по реке Каргалинке подтопил микрорайоны “Карагайлы” и “Таусамалы”, пострадали жители домов в Ауэзовском, Наурызбайском и Алатауском районах. Произошел сбой в системе водоснабжения. После того происшествия плотины подлатали, русла рек расчистили, и в 2019 году, когда здесь снова прошел сель, предпринятые меры показали свою эффективность. Но, как выяснилось, проблема до конца все-таки не ликвидирована.

“Богатый” на угрозы

– Сегодня у нас стало очень популярным ходить в горы, люди поняли, что это самый лучший отдых, – рассказывает заместитель руководителя Казселезащита Мурат КАСЕНОВ. – При этом большинство просто игнорируют рассылки ЧС о лавино- или селеопасной обстановке. Да и сам город уже подошел вплотную к горам. О том, что у стихии очень крутой нрав, никто не задумывается. Солнышко припекает, погода шепчет, но именно это самый опасный период для горного отдыха. С начала 2020 года было проведено 24 профспусков снежных лавин общим объемом более 80 тысяч кубов снега. Зима выдалась богатой на осадки, значит, работы у специалистов будет невпроворот. В начале весны нужно будет предупреждать лавинную угрозу, а в конце – переходить и к контролю за моренными озерами.

На балансе у Казселезащиты – 79 инженерных селе-и лавинозащитных сооружений. В прошлом году были проведены ремонтные работы на 28 из них. Но есть участки, которые до сих пор остаются без защиты.

Мы попросили Мурата Касенова рассказать, как обстоят дела там, а также дать совет местным жителям, что делать в случае возникновения опасности.

– Нами на территории республики паспортизировано 942 моренных и завальных озера. 156 относятся к наиболее прорывоопасным. Из них на территории города Алматы расположено 45 моренных озер. В настоящее время они находятся в зимнем режиме, угрозы не представляют. Но в конце весны мы начнем активную работу по предупреждению селей. В этом году планируется провести превентивные работы на 15 моренных озерах по городу Алматы и Алматинской области. На предстоящий опасный период у нас сформировано 12 аварийно-механизированных бригад. Это 62 единицы техники и 114 человек личного состава.

Регион Заилийского Алатау очень “богат” на природные угрозы. Понятно, что проводить мероприятия по профилактическому спуску на всех озерах невозможно, это колоссальный объем работы.

У нас есть методика по предотвращению селевой опасности, мы по ней определяем и предсказываем ситуацию.

Но есть такие участки, где уже очевидно, что необходимо срочное строительство защитных инженерных сооружений.

Запад Алматы: Пока без защиты!

Реки Аксай и Улкен Алматы представляют реальную угрозу для западной части города. Сегодня не требуется ТЭО для того, чтобы начать строительство плотины, убрали этот пункт. Но, даже несмотря на это, на возведение подобных защитных сооружений потребуется много времени.

– Река Аксай у нас без защиты. На притоке Акжар когда-то была плотина, но сегодня она полностью разрушена, и всем понятно, что медлить на этом отрезке нельзя, необходимо строить ее заново. Как только идут сильные дожди, акжарский очаг становится потенциально опасен, – говорит Мурат Касенов. – В верховьях Аксая расположены опасные моренные озера № 8, № 9, № 10, № 11. Но проблема в том, что в этом районе есть так называемые и нестационарные озера. Они в отличие от обычных заполняются периодически. Появляются внезапно, обладают непредсказуемым характером, поэтому с ними всегда работать намного сложнее.

Если стационарные озера мы тщательно изучаем и держим под контролем, то здесь всегда имеем кота в мешке. Когда начнется опорожнение таких озер, неизвестно. Для их контроля проводятся аэровизуальные обследования, в случае признаков опасности – наземные.

Все наши горы относятся к зоне девятибалльной сейсмической опасности. В случае мощных толчков могут разрушиться перемычки озер и образоваться катастрофические сели. В прошлом они как раз таки имели сейсмогенный характер, вспомните знаменитое Верненское землетрясение. На втором месте идут гляциальные озера, тут вспоминаются выбросы 1973-го и 1977 года по Малой и Большой Алматинке.

В зоне реки Аксай у нас очень плотная застройка, абайские дачи, “Алтын Орда”, там проживает очень много людей, поэтому участок требует особого внимания. До выхода из гор селю потребуется время 2,5–3 часа, чтобы добраться до этих населенных пунктов. По сигналу "ТРЕВОГА!: как в Алматы боролись со страшным селевым потоком в 1973 году

В случае возникновения угрозы необходимо будет за это время провести эвакуацию населения. А она всегда сопряжена с большими трудностями.

– Главное, что мы можем сделать в такой ситуации, – это провести своевременное оперативное оповещение о надвигающейся угрозе. Наши специалисты, которые живут в специализированных вагончиках на постах в горах, проводят круглосуточные осмотры, наблюдения и, если видят, что увеличился расход воды или мутность, выпали значительные осадки или другие признаки селевой опасности, сразу же сообщают об этом на диспетчерские пункты, – рассказывает Мурат Касенов.

Строительство плотины объемом селехранилища 7,1 миллиона кубометров на реке Аксай займет минимум 4 года. Сейчас проект проходит государственную экспертизу. Поэтому пока вся надежда на то, что природа не покажет свой суровый нрав, а сотрудники постов будут бдительны. Кстати, летом прошлого года сель на реке Каргалинке стал некой тренировкой для специальных служб. Несмотря на то что там стоит плотина, построенная в 2004 году, все службы провели огромную работу по снижению угрозы. Казселезащита смогла снизить объем воды в моренном озере, а ДЧС своевременно предупредил людей.

Большая Алматинка: Идет госэкспертиза

Теперь рассмотрим ситуацию на реке Большая Алматинка. Она относится к первой категории селевой опасности, дома и объекты выше плотины остаются без защиты.

– Даже среди недели мы насчитали около 400 машин и автобусов, которые были припаркованы вдоль устья, – отмечает Мурат Касенов. – В 1977 году был мощный сель по этой реке, также здесь они проходили в 2006-м, 2009 году. На Большой Алматинке тоже планируется строительство плотины, сейчас идет госэкспертиза проекта. Процесс может занять около 3 лет.

В верховьях реки расположены сразу несколько опасных озер. Но самое тревожное – в Кумбеле и носит название “13 Бис”.

С 2000 годов мы имеем эту проблему. Сначала это были три маленьких озера, мы наблюдали, как они сливались, росли. Ниже имеется селевой врез длиной около 4 километров, и в случае выпадения интенсивных осадков образуются сели с расходом до 200 кубометров в секунду. Неоднократно размывало дорожный мост, который ведет на Космостанцию.

Турген: Долгий процесс

Тургенское ущелье является одним из самых популярных круглогодичных мест отдыха алматинцев. По одноименной реке туристы проводят сплавы, вдоль нее расположены базы отдыха, форелеводческие хозяйства. Ниже по течению – населенные пункты. Река проходит и через международную трассу Западная Европа – Западный Китай, которая имеет большое логистическое значение. Но этот район притяжения отдыхающих тоже не имеет защиты от селевой угрозы.

Ситуация осложняется тем, что для строительства плотины в этом месте требуется вывести земли из резерва национального парка. Казселезащита написала акиму Алматинской области, что защитное сооружение жизненно необходимо и его надо возводить как можно скорее.

– Нас поддержали, работа сейчас на стадии согласования. Но, как показывает практика, только для процесса выведения земель из резерва особо охраняемых потребуется минимум два года, – говорит Мурат Касенов. – Всё это время данный участок остается без защиты.

Хоргос: Удастся ли договориться с китайцами?

На границе с Китаем, в Панфиловском районе Алматинской области построен уникальный транспортный хаб международного значения. После того как на торжественной церемонии его открытия были перерезаны ленточки, в газету пришли ученые, выложили мне на стол кипу документов и сообщили сенсационную новость. Один из самых дорогих объектов в истории независимого Казахстана оказался абсолютно беззащитен перед селями. Они случаются в этом районе с пугающей регулярностью и сносят всё на своем пути.

В “КАРАВАНЕ” вышла статья “Хоргос – миллионы под снос”. После чего были укреплены берега реки, проведены некоторые работы. Но, как показали последующие годы, сели сносили бетонные плиты как пушинки. Всё это я видела своими глазами. А местные жители признавались, что живут в страхе перед очередным селеопасным периодом.

Несмотря на то что решение о строительстве плотины было принято много лет назад, до сих пор работы так и не начались. Зато строят новый город Нуркент с населением до 100 тысяч человек, а сам МЦПС “Хоргос” вошел в стадию активной работы.

Мы спросили заместителя руководителя Казселезащиты Мурата Касенова, как обстоят дела на этом участке.

– У нас в этом месте два проекта: “Хоргос-1” и “Хоргос-2”. Сейчас ведутся работы. Идут переговоры с китайской стороной по совместному строительству селезадерживающей плотины “Шукырбулак”. У них и у нас есть свои нормы и правила. Проекты готовы и у них, и у нас. Теперь пытаются прийти к консенсусу. Но постоянно возникают поправки, обеим сторонам приходится идти на уступки.

На реке Хоргос – большая площадь водосбора, длина реки 146 километров. Конечно, все понимают, что она очень опасная, там повышенные расходы воды. Необходима защита самого международного центра торговли и населенных пунктов. В зоне селевого риска – пограничные коммуникации, таможня, здания и сооружения МЦПС, газопровод, железнодорожные и автодорожные мосты. Сейчас процесс переговоров замедлился из-за проблем с коронавирусом. Но, как только решится эта ситуация, диалог перейдет в активную фазу. Ведь медлить с защитой этого стратегически важного участка нельзя.

А пока селезащитой выставляются высокогорные посты наблюдения, проводятся наземные и аэровизуальные обследования, опорожнение моренного озера Капкан. И в случае угрозы или возникновения чрезвычайной ситуации будет проведено оперативное оповещение.


* “Се ля ви” (C’est La Vie, иногда по-русски пишется слитно: “селяви”) – это французская поговорка, в дословном переводе означающая “такова жизнь”. Фото Тахира Сасыкова

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи