Опубликовано: 1300

Двойное убийство пенсионеров: дважды оправданному судом казахстанцу грозит третий процесс

Двойное убийство пенсионеров: дважды оправданному судом казахстанцу грозит третий процесс

“КАРАВАН” продолжает наблюдать за развитием ситуации вокруг жестокого убийства четы пенсионеров в Павлодарской области.

Подозреваемый, а затем и подсудимый Дархан ДЮСЕНАЕВ находился под стражей 345 дней, ему грозило наказание – 21 год лишения свободы. Материалы по уголовному делу составили 17 томов, было проведено около 30 судебных экспертиз, но... суд присяжных вынес один из первых в истории суверенного Казахстана оправдательных приговоров по двойному убийству. На днях это случилось снова!

Впервые мы написали об этом страшном преступлении в статье “Вина не доказана. Настоящий преступник гуляет на свободе?” (см. “КАРАВАН”, № 9 от 15 марта 2019 г.). Затем 12 апреля 2019 г. в нашей газете вышел материал “Первый блин комом?”, а 26 июля 2019 г. – “Жестокое убийство четы пенсионеров в Павлодарской области: почему все сомнения в пользу обвиняемого”.

Прологом ко всему стал приговор, который 1 февраля 2019 г. на основании вердикта суда присяжных вынес председательствующий на процессе судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Павлодарской области САТАБАЕВ К. К.: “Дюсенаева Дархана Кабировича в предъявленном ему обвинении по ст. 192, ч. 2, п. п. 3, 4 (разбой) и по ст. 99, ч. 2, п. п. 1, 3, 8 УК РК (убийство) оправдать за недоказанностью его участия к совершению уголовных правонарушений. Меру пресечения в виде содержания под стражей в отношении Дюсенаева Д. К. отменить, немедленно освободив его из-под стражи в зале суда”. Но затем этот приговор отменили, и последовала череда ходатайств и апелляций. Интересно, сколько их еще будет впереди?

Кровавый кошмар

16 февраля 2018 г. в поселке Майкайын Баянаульского района Павлодарской области в собственном доме была убита супружеская чета. На следующий день их тела обнаружила женщина, помогавшая пенсионерам по хозяйству.

Жестокость убийцы (или убийц?) потрясает: неизвестный преступник (или преступники?) нанес мужчине 33 колото-резаных ранения, а его супруге – 30!

На Дархана Дюсенаева сотрудники полиции вышли очень быстро.

– Обвинение строилось на том, что мой подзащитный 16 февраля нашел два конверта, в которых лежали две банковские карты с ПИН-кодами, – рассказывает один из защитников обвиняемого, адвокат, член Алматинской городской коллегии адвокатов Азамат КАУНЕВ. – После этого он с другом отправился к банкомату и проверил их. И так как на картах денег практически не оказалось, то Дюсенаев их выбросил. А на следующее утро в собственном доме были обнаружены убитыми владельцы карточек.

После задержания, по словам моего подзащитного, сотрудники полиции оказывали на него физическое и моральное давление. В итоге он написал явку с повинной, которая была оформлена в 3 часа ночи. Но на месте преступления полицейские так и не смогли найти ни отпечатков пальцев Дюсенаева, ни следов его обуви.

К сожалению, следствие рассматривало лишь одну-единственную версию. Мол, мой подзащитный искал деньги, чтобы купить анашу, зашел к пенсионерам и убил их. Из дома потерпевших пропали сотовый телефон “Нокия”, две банковские карточки с конвертами с указанием ПИН-кодов на имя погибших супругов, а также чемодан и валенки. Весьма необычный выбор – вы не находите?

Любопытно, но полиция смогла найти только валенки и конверты из-под банковских карт. Самих карт не нашли. Орудие убийства отыскать также не удалось.

Но как же так? Ведь если Дюсенаев сам пришел в полицию, признался в двойном убийстве и оформил явку с повинной, то почему не сказал, где именно спрятал орудие преступления и похищенные вещи? Что ему терять-то? Я полагаю, человек просто этого не знает.

К тому же нет никого, кто бы видел, как он заходил в дом к потерпевшим или же выходил оттуда. И уж тем более никто не видел, что это именно Дюсенаев убивал супругов. Свидетелей нет, и ни одна экспертиза не подтвердила, что мой подзащитный был на месте преступления.

Постановление вступило в законную силу

– Первый оправдательный вердикт суда прокуратура обжаловала. По мнению государственного обвинителя, имели место некоторые процессуальные нарушения, – продолжает Азамат Каунев. – Но и во время второго судебного процесса доказательств о причастности моего подзащитного к двойному убийству собрать не удалось. И вот уже второй суд присяжных оправдал Дархана Дюсенаева по причине недоказанности его вины. Лучше подписать несколько оправдательных приговоров, чем осудить невинного человека - бывший судья

Судебная коллегия по уголовным делам Павлодарского областного суда оставила без изменения оправдательный приговор, вынесенный специа­лизированным межрайонным судом по уголовным делам Дархану Дюсенаеву: 25 сентября 2019 г. она вынесла постановление, в котором отказала в удовлетворении апелляционного ходатайства прокурора и апелляционной жалобы представителя потерпевших.

“Специализированный межрайонный суд по уголовным делам оправдал Дюсенаева за недоказанностью его участия в совершении уголовных правонарушений. В суде был установлен лишь факт пользования подсудимым банковскими картами погибших. Апелляция оставила оправдательный приговор без изменения. Протокол допроса Дюсенаева с его признанием был исключен из числа доказательств ввиду существенных нарушений процессуального закона во время допроса”, – поясняет пресс-служба суда Павлодарской области.

Продолжение следует?

Может ли теперь Дархан Дюсенаев жить спокойно? По словам адвоката Азамата Каунева, тут снова возникла непонятная ситуация. После оглашения постановления об отказе в удовлетворении апелляционного ходатайства прокурора и апелляционной жалобы представителя потерпевших суд разъяснил, что данное решение можно обжаловать в Верховном суде в кассационном порядке.

В постановлении судебной коллегии по уголовным делам Павлодарского областного суда сказано: “Подача ходатайства, протеста о пересмотре апелляционного постановления по мотивам невиновности осужденного, а также в связи с необходимостью применения закона о менее тяжком уголовном правонарушении, за суровостью наказания или по иным основаниям, влекущим улучшение положения осужденного, сроками не ограничена. Подача ходатайства, протеста о пересмотре апелляционного постановления по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, допускается в течение одного года по вступлении его в законную силу. Указанный срок, в случае его пропуска, восстановлению не подлежит”.

Но как же тогда быть со ст. 666 УПК РК? Ведь она преду­сматривает именно приговор суда присяжных?

В ней говорится: “Пересмотр обвинительного приговора, а также постановления суда в кассационном порядке в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо постановления суда о прекращении уголовного дела не допускаются”.

Может, ст. 666 редко применяют из-за негатива, который кроется за тремя шестерками?

Дьявольское число, как ни крути… Впрочем, суд вряд ли станет обращать внимание на всякие там мистические толкования и во всем разберется.

К сожалению, главный вопрос о том, кто убил супругов-пенсионеров, пока остается без ответа…

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи