Опубликовано: 1600

Дети-невидимки: в Астане озаботились правами детей мигрантов

Дети-невидимки: в Астане озаботились правами детей мигрантов Фото - Тахир САСЫКОВ

При рождении они не получают удостоверения личности, их нет в общей базе данных, в нашей стране они значатся как безымянные члены семьи, а впоследствии не могут получить образование и медицинскую помощь.

Речь о детях мигрантов, права которых нарушаются с первого дня жизни на чужой территории, куда их родители прибывают в силу разных обстоятельств. О том, как их защитить, говорили в Астане представители Детского фонда ООН ЮНИСЕФ, Европейского союза в Казахстане, омбудсмен, Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Международной организации по миграции (МОМ) и НПО.

Нет документа – нет человека

Каково это – оказаться невидимым для государства, не понаслышке знает 10-летний Ербол из Шымкента.

Его мама – этническая казашка – вместе с семьей в начале 2000-х перебралась в Казахстан из Узбекистана. Третий ребенок, он появился уже на родине предков. Правда, нигде в документах не значился – мама поздно озаботилась этим вопросом.

– Нам повезло, Ербол не болел, и мы не обращались в поликлинику. Правда, и вакцинации все эти годы он не получал. А когда пришло время пойти в школу, его не приняли, потому что у него не было свидетельства о рождении и ИИН, – рассказывает Жамиля.

Большая проблема маленьких граждан

После затянувшегося ожидания, что проблема решится сама собой, женщина наконец обратилась в миграционку и райотдел полиции. А после благодаря правовому центру “Сана сезим” мальчик переступил порог школы. Сейчас он учится в третьем классе, хотя его ровесники – уже в пятом.

– Мне бы хотелось учиться со сверстниками, я стыжусь того, что учусь с детьми младше себя, – вздыхает Ербол.

– Ничего, сынок, зато теперь ты сможешь стать космонавтом, как мечтал, – препятствий для этого уже нет, – старается подбодрить сына Жамиля, в душе чувствуя вину за свою ошибку.

Между тем дети в Казахстане имеют право учиться в школе вне зависимости от их миграционного статуса.

– Просто указывается, что ребенок – нерезидент страны, – поясняют чиновники от образования.

Однако, как уточняет юрист “Сана сезим”, не все школы принимают детей без ИИН, и тогда надо обращаться в местные управления образования.

– Получив из школы отказ, многие просто перестают предпринимать попытки. Кроме того, с введением электронного дневника обязательно нужно указать ИИН ребенка, которого нет у детей без документов. В дальнейшем дети без ИИН не смогут получить аттестат о среднем образовании, поступить в вузы, у них могут возникнуть трудности с официальным трудоустройством, – говорят специалисты.

Национальный координатор программы по миграции МОМ Светлана ЖАСЫМБЕКОВА сообщила, что ежегодно в Казахстан прибывают свыше 3 миллионов человек: среди них более 2 миллионов – из Узбекистана. А по данным заместителя директора департамента дошкольного и среднего образования МОН Зейнеп МАКСУТОВОЙ, в казахстанских школах сейчас обучаются свыше 20 тысяч детей из других стран, 5 тысяч – это дети мигрантов, более 5 тысяч – дети оралманов.

Бесправие по наследству

Как сообщил на встрече уполномоченный по правам человека в Казахстане Аскар ШАКИРОВ, мониторинговые визиты в приемники-распределители показали, что условия содержания лиц, не совершивших уголовные преступления (в их числе и мигранты. – Прим. авт.), не отличаются от условий для лиц, отбывающих наказания.

– Неэффективными остаются механизмы идентификации личности иностранцев. Бесправное положение родителей-мигрантов отражается на положении их детей, – отметил омбудсмен.

Неопределенный статус родителей приводит к ограничению прав детей на получение образования, медицинское обеспечение.

– В период пребывания родителей в местах временного задержания или даже в местах лишения свободы, или когда родители покидают страну, ребенок подвергается различным рискам. По официальным данным, в 2017 году выявлено и помещено в центры адаптации несовершеннолетних 420 несопровождаемых и разлученных детей из зарубежных стран, – сообщил Аскар Шакиров. Что происходит с трудовыми мигрантами в Казахстане

Для решения этих проблем ЮНИСЕФ при поддержке ЕС с прошлого года реализует программу по защите прав детей в миграционных процессах на Азиатском континенте. В Казахстане проект осуществляется в Астане, Алматы, Шымкенте и Туркестанской области. Планируется создание национального координационного совета, который займется стратегическим руководством и обменом информацией между партнерами и госорганами в сфере защиты прав детей мигрантов.

“+1”

Национальный консультант ЮНИСЕФ Ирина МАЦКЕВИЧ привела итоги исследований по детям мигрантов в Казахстане.

– Они не уравновешены в правах с детьми-оралманами, которым предоставляются определенные права в сфере получения высшего и профессионального образования.

По линии МВД: дети не регистрируются под своим именем и присутствуют в Казахстане только как безымянные члены семьи.

Они не отражены в единой базе данных, сведения об их количестве находятся в закрытом режиме и не передаются другим ведомствам, отсутствует мониторинг миграции детей и семей. Статус беженца не присваивается ребенку – только семье, что нарушает права ребенка, – перечислила ключевые проблемы статус-кво представитель ЮНИСЕФ.

Кроме того, как рассказала координатор ЮНИСЕФ по защите детства Татьяна АДЕРИХИНА, сотрудники Пограничной службы КНБ, с которыми ЮНИСЕФ провел наибольшее количество встреч, озвучили другую проблему: нет единой системы учета, при пересечении границы они проходят как “+1” к взрослым членам семьи.

– У детей нет миграционных карточек и не предусмотрена их выдача, хотя во многих странах эта процедура происходит, – заметила спикер и продолжила: – А минтруда и соцзащиты не разработаны предложения по социальной защите прав детей мигрантов, для местных органов власти отсутствует руководство по соблюдению прав данной категории граждан.

Состояние неопределенности

Заместитель председателя комитета миграционной службы МВД Арман САДАНОВ в свою очередь сообщил, что на территории Казахстана находится 552 беженца.

– Это 126 семей, в которых 111 детей школьного возраста (от 6 до 17 лет) и 78 – дошкольного (до 5 лет). По странам – это выходцы из Афганистана (531 человек), Узбекистана (9), Сирии (7), КНР, Палестины, Йемена, Туркменистана и Турции – по одному. Беженцы в основном проживают в Алматы, Туркестанской и Алматинской областях, Шымкенте, – привел данные Саданов. Кем мечтают стать дети трудовых мигрантов в Казахстане

Постоянно в Казахстане проживают 176 765 иностранцев (имеют вид на жительство), из них 24 797 детей. В 2018 году в гражданство РК принято 22 777 человек, из них детей – 5 803.

– Родители-мигранты, нарушающие миграционное законодательство, автоматически переводят детей в положение неопределенности. Возникают сложности по получению документов, подтверждающих принадлежность мигрантов к гражданству той или иной страны. Необходимо шире использовать соглашения о реадмиссии. 14 соглашений уже имеется, в текущем году 15 странам направлены на утверждение соответствующие документы. Также в законодательство необходимо внести отдельный блок по вопросам въезда несовершеннолетних детей в Казахстан и выезда, – акцентировал представитель МВД.

Также Саданов сообщил, что министерство приняло решение о выделении двух зданий для создания центра содержания иностранцев.

– Пилотные проекты будут запущены в Алматы и Астане, это будут помещения для мужчин, женщин, для граждан, которые желают выехать в страну происхождения, – рассказал представитель МВД.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров