Опубликовано: 4700

Что происходит с трудовыми мигрантами в Казахстане

Что происходит с трудовыми мигрантами в Казахстане Фото - Тахир САСЫКОВ

Казахстан считается довольно популярным центром трудовой миграции, ежегодно к нам прибывает от 250 тысяч до миллиона трудящихся-мигрантов.

Кто и куда едет, сколько зарабатывают приезжие? С какими проблемами сталкиваются “возвращенцы”?

Рабочие руки лишними не бывают

По данным последнего исследования Международной организации по миграции (МОМ) “Уязвимость мигрантов в потребности интеграции в Центральной Азии”, за семь месяцев 2016 года было оформлено свыше 165 684 разрешений на работу в Казахстане, эта цифра больше, чем за весь 2015 год. При этом выдано 144 518 первичных разрешений, 21 166 были продлены. Более 94 процентов разрешений на работу у физических лиц получили граждане Узбекистана, 3,5 процента – Таджикистана, 1,9 процента – Азербайджана. 13 413 запросили женщины, все остальные – мужчины. Приезжие трудятся преимущественно в строительстве, агропроизводстве, домашнем хозяйстве. Больше всего выданных в 2016 году разрешений на работу у физических лиц приходится на Южно-Казахстанскую область – 20,4 процента, Алматинскую – 14,8 процента, город Алматы – 12,3 процента, Атыраускую – 11,5 процента и Мангистаускую области – 8,2 процента. Основной предполагаемый доход в Казахстане, который указали свыше 2/3 трудовых мигрантов, – до 40 тысяч тенге в месяц. Среди тех, кто приезжает в Казахстан по системе квот по привлечению иностранной рабочей силы, больше всего граждан Китая, Турции и Евросоюза.

– Если Казахстан хочет держать 4 процента годового роста ВВП, а также войти в тридцатку самых развитых стран, то людские ресурсы точно будут нужны, – считает координатор по Центральной Азии, глава миссии МОМ / Агентство ООН по миграции в Казахстане, Киргизии, Туркменистане и Узбекистане Деян КЕСЕРОВИЧ. – Лучше пригласить рабочего из Киргизии, чем из Филиппин, например. Мигрант из Филиппин будет стоить государству гораздо дороже, так как нужно учить язык, проходить нострификацию, интеграцию и т. д. Для мигранта из Киргизии не будет большой разницы в культуре, ментальности, языке, не надо интегрироваться, он сразу может включиться в работу. Казахстан находится в глобальном рынке труда, надо понимать это и с точки зрения тех, кто уезжает, и тех, кто приезжает.

Казахстан является в регионе одной из стран назначения для трудовой миграции. Поэтому МОМ собирается создать мобильное приложение для потенциальных работников-мигрантов, чтобы те получали информацию о том, как легально можно трудоустроиться у нас, интегрироваться в общество не по прибытии, а заранее.

Один мой знакомый, мигрант из Таджикистана, окончил высшее учебное заведение в Алматы, уехал к себе, получил опыт по специальности, а потом решил вернуться в южную столицу в поисках работы и дальнейшего обустройства жизни. У него есть казахстанский диплом, появились связи, в конце концов, за время учебы он душой прикипел к городу. По словам эксперта, именно таких, квалифицированных работников нужно привлекать:

– Высококвалифицированные кадры в Казахстане есть. Нехватки в них не будет, но в квалифицированных – будет. Я бы сказал, нужны квалифицированные мигранты для тех областей, в которых ощущается нехватка. Но сначала надо сделать анализ внутреннего рынка, узнать, кто готов двигаться внутри страны среди самих граждан Казахстана.

На сегодня, по словам Деяна Кесеровича, 10 процентов населения нашей страны являются внутренними мигрантами.

– Если смотреть, где находятся людские ресурсы Казахстана, вы увидите, что более 30 процентов сосредоточено в четырех регионах юга. Если к ним добавить Астану, тогда это будет почти 70 процентов всего населения. Тогда “Нурлы жол” нельзя развивать, если внутренняя миграция не будет более сильной. Отсюда большой вопрос и задача для страны – это готовность граждан двигаться, если есть работа. Почему граждане Казахстана готовы ехать в Европу, в Россию, но не готовы перемещаться в рамках своей страны, примерно за ту же работу и сравнимую зарплату?

Как вернуть своих?

Что касается трудовых мигрантов из Казахстана, то здесь наблюдается устойчивый тренд: едут в Россию. Так, по данным ФМС РФ, на протяжении последних нескольких лет около 600 тысяч граждан РК регистрируются на территории Российской Федерации. Относительно новое движение рабочей силы: из Центральной Азии – в Турцию. Правда, в этом потоке казахстанцев не так много.

– Очень часто не хотят обсуждать, почему уезжают высококвалифицированные специалисты. Ведь эти граждане нужны Казахстану, – продолжает Деян Кесерович. – Основное количество мигрантов, которые уезжают из Казахстана в Россию, в возрасте 20–40 лет, в основном мужчины, высококвалифицированные мигранты, которые поехали за работой. Также уезжают в высокоразвитые страны – США, Евросоюз.

К этому глава Миссии МОМ в Казахстане и Центральной Азии добавляет, что сегодня очень остро стоит вопрос реинтеграции граждан, вернувшихся на родину после заработков, в местное сообщество:

– Того, кто уехал на 5–10 лет, сама среда не принимает назад. Очень часто идет непонимание: “Зачем приехал?”, “Что хочешь делать?”. Вопросы, которые не нужно задавать, – они задаются. Как он тогда сможет развивать свой бизнес? В целом, надо приглашать людей возвращаться назад и создавать им благополучную среду. Я вам приведу пример двух стран, которые преуспели в возврате своих граждан. Шведский король написал 2,5 миллиона писем после Второй мировой войны и пригласил вернуться назад своих сограждан – 1,5 миллиона людей приехали. Сегодня это одна из самых социально защищенных стран в мире. Другой пример – правительство Греции после 50-х годов пригласило вернуться представителей только одной отрасли – судовладельцев. От общего количества судовладельцев в мире 2/3 – это греки.

Здесь каждая страна может выбрать свой путь.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи