Опубликовано: 5400

Чем завершилась история о "сексе в узких проходах центров СПИД"

Чем завершилась история о "сексе в узких проходах центров СПИД" Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Чиновников – к ответу!

“Секс в узких проходах центров СПИД” – так назывался материал, опубликованный в “КАРАВАНЕ” 4 сентября прошлого года. В нем мы подвергли сомнению обоснованность льгот большинству категорий работников Алматинского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД.

Законодательно льготы закреплены лишь за теми, кто действительно рискует заразиться вирусом иммунодефицита, выполняя должностные обязанности. Критерием для оценки риска служат давно известные пути передачи ВИЧ: половой (в данном случае отпадает), от матери к новорожденному (отпадает тоже) и парентеральный, который на рабочих местах в центре СПИД актуален только для работников лаборатории. Именно поэтому им полагаются 60-процентная надбавка к должностному окладу, 24-дневный дополнительный оплачиваемый отпуск и 36-часовая рабочая неделя. Только 60-процентная надбавка к окладу, без прочих привилегий, предусмотрена для тех, кто лечит ВИЧ-инфицированных. Итого не более 40 процентов коллектива может претендовать на льготы.

Но аттестация рабочих мест по условиям труда, предусмотренная Трудовым кодексом РК, дает чудесный бонус всем. Достаточно навешать аттестантам лапши на уши или, может быть, найти с ними общий язык.

Заключение по итогам аттестации, выданное АОЦ СПИД филиалом “Южный” Республиканского НИИ по охране труда, не выдерживает никакой критики.

Читайте нас на сайте caravan.kz и убедитесь сами. И всё же незаслуженные, по нашему мнению, льготы, тем не менее, получает весь коллектив Алматинского областного центра СПИД. Мы посчитали это, мягко говоря, неправильным. Поэтому сразу после выхода материала, чтобы наверняка быть услышанными, разослали запросы: в Агентство РК по противодействию коррупции, Счетный комитет, министерство здравоохранения, министерство труда и социальной защиты населения.

Сверху – вниз, снизу – вверх…

Первое ведомство (на него мы надеялись больше всего!) спустило наш запрос в департамент по г. Алматы, а департамент по г. Алматы – в департамент по Алматинской области.

Счетный комитет сообщил, что Перечнем объектов государственного аудита и финансового контроля на текущий (в то время 2020-й. – Ред.) год проведение аудита в АОЦ СПИД не предусмотрено. И рекомендовал обратиться в другие инстанции, из которых мы выбрали комитет внутреннего государственного аудита министерства финансов РК. Этот комитет тут же переадресовал наше послание департаменту внутреннего государственного аудита по Алматинской области.

Потом началось движение снизу вверх. Департамент по противодействию коррупции по Алматинской области отправил запрос “КАРАВАНА” в комитет внутреннего государственного аудита минфина, министерство труда и министерство здравоохранения. Ну и нам – письмо для сведения...

Видя бессмысленность происходящего (никто даже не собирался проводить проверку!), мы обратились к Ирине СМИРНОВОЙ, члену комитета по финансам и бюджету мажилиса парламента РК. И снова полетели запросы – в минфин, минздрав, минтруда. Уже от имени депутата.

На разных языках

Ответы были. Из минтруда – даже два. В первом министерство усматривало проблему в том, что организация, проводившая аттестацию в АОЦ СПИД, “выдала заключение”, что, оказывается, “является нарушением установленных правилами норм”. И за это и. о. директора даже объявили строгий выговор.

Следом нам выражали сердечную признательность за неравнодушное отношение к проблемам охраны труда (?) и желали процветания. Спасибо, конечно, и вам всяческого добра. Но мы совсем о других проблемах – разбазаривания бюджетных средств! Странно, что вы не поняли.

В другом письме министерство труда и социальной защиты высказывалось конкретно и без сантиментов: “…Считаем, что работодателем не нарушены установленные нормы кодекса”. И дальше: “В своем обращении вы поднимаете вопросы качества проведенной аттестации рабочих мест. Вместе с тем… контроль за качеством аттестации производственных объектов осуществляет аттестационная комиссия организации. При этом в компетенцию государственных инспекторов труда не входит осуществление контроля за качеством проведения аттестации рабочих мест по условиям труда”.

То есть аттестационная комиссия организации может принимать любые решения, даже идущие вразрез с интересами государства? И никто ей не указ? Вот красота!

Бюджетные деньги тратятся самым безобразным образом, причем, судя по ответу минздрава, не только Алматинским областным, но и другими центрами СПИД страны. И всем всё равно?

Какие “ямы”?

Минздрав, отвечая редакции, напомнил о героических буднях борцов со СПИД: “специалисты службы СПИД осуществляют ... эпидемиологическое расследование каждого выявленного случая ВИЧ-инфекции, выезжая в так называемые “ямы” – места массового скопления лиц, употребляющих инъекционные наркотики, места пребывания секс-работниц и других неблагополучных слоев населения”. Прямо жуть берет!

Но, во-первых, на “ямы”, где массово принимают наркотики, посторонних не пускают. Во-вторых, для проведения расследования нужно все-таки, чтобы ЛУИНы (лица, употребляющие инъекционные наркотики) были как минимум в сознании. “Яма” этого не гарантирует, а как раз наоборот.

Работу в злачных местах, когда она хорошо поставлена, ведут аутрич-работники, вхожие в маргинальную среду. Им за это даже платят. Что касается секс-работниц, мужчин, имеющих секс с мужчинами, трансгендеров, заключенных, то общение с ними, конечно, может быть некомфортным, но не более того. ВИЧ таким образом не передается! На кого рассчитаны ваши страшилки? На аудиторов, которые не в теме?

А сказки про то, что с отменой льгот из центров СПИД обязательно побегут сотрудники и бороться с “чумой XX века” будет некому? Вы действительно этого боитесь? Так проведите, наконец, разъяснительную работу в коллективах! Недопустимо, чтобы ВИЧ-инфицированных боялись и чуждались работники центров СПИД, которые просто обязаны быть грамотными в отношении этой инфекции. Все до одного.

А был ли аудит?

Долгожданный ответ из департамента внутреннего государственного аудита по Алматинской области, датированный 6 ноября 2020 года, пришел в первых числах января 2021-го. Там было всё, что надо и не надо, кроме ясного понимания сути обсуждаемой проблемы. Как и все предыдущие исполнители ответов, департамент аудита ссылался на статью 105 Трудового кодекса, где говорится, что “оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда, устанавливается в повышенном размере…”.

Кто бы спорил!

Только не все рабочие места в АОЦ СПИД являются вредными и опасными по условиям труда. Не все! И мы разжевали это в своей статье. Почему же аудит находит нормальным, что “Предприятием установлена и выплачена доплата в размере 60 процентов всем работникам, независимо от должности и специальности, за диагностику, лечение больных со СПИДом и ВИЧ-инфицированных”? Окститесь, господа! Бухгалтеры, кадровики, айтишники, водители, юрист, завхоз, дворник, уборщица, секретарь, директор с замами – они тоже, по-вашему, диагностируют и лечат? Работник службы ВИЧ/СПИД ставит под сомнение достоверность анализов, сделанных в лаборатории Алматинского областного центра

Вообще, ответ департамента внутреннего государственного аудита по Алматинской области прямо напрашивается на цитирование. Вот эти, к примеру, строчки:

“Согласно предоставленным аудиту расчетно-платежным ведомостям, с января по ноябрь работникам предприятия выплачена доплата в размере 60 процентов работникам оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными условиями труда от должностного оклада на общую сумму 24 370,459 тысяч тенге”.

С чего эти глюки? Со страху перед ВИЧ? И как раз на том месте, которое нам важно!

После перевода на понятный язык получилось следующее: с января по ноябрь 2019 года (мы думаем, что 2019-го, но именно в этой строке письма год не указан) работникам центра выплачены в виде 60-процентной надбавки к должностным окладам 24 370 459 тенге. Почему аудит не распространялся на 2020 год, хотя веревочка продолжает виться, нам непонятно. Как и то, что остались неозвученными расходы на дополнительные отпуска и сокращенную рабочую неделю, которая, возможно, оплачивается, как полная.

Минфин, похоже, удовлетворился таким ответом. Но нас он однозначно не устроил.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи