Опубликовано: 6100

Чего Казахстану стоит ожидать от революционных перемен в Китае

Чего Казахстану стоит ожидать от революционных перемен в Китае

В Пекине пока еще идет Всекитайское собрание народных представителей, на котором принят ряд поправок в Конституцию. Эти поправки станут определяющими в последующем развитии страны.

Для нас происходящее в соседнем государстве важно по многим причинам. Прежде всего, нас связывает не только общая граница протяженностью около 2 000 километров, но и торгово-экономическое сотрудничество. Чего нам ждать от перемен в Китае? Как считают ведущие казахстанские синологи – доктор политических наук, главный научный сотрудник КИСИ Константин СЫРОЕЖКИН и ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы (ИМЭП) Руслан ИЗИМОВ, принятые поправки – не путь к тоталитаризму, а возможность продолжения начатых реформ.

Главное – создание нового конституционного органа

Константин Сыроежкин полагает журналистским приемом акцент на снятие ограничения сроков пребывания в должности председателя и вице-председателя КНР. Вот что он говорит:

– Во-первых, там принято 20 поправок к Конституции. Снятие сроков ограничения в должности – это одна из них, всего-навсего, причем не самая главная, но самая такая журналистская.

– А какая самая главная?

– Самое главное, это то, что они создали новый конституционный орган – Государственную надзорную комиссию.

– Об этом чуть позже.

– Снятие же сроков ограничения связано с тем, что Си Цзиньпину (действующий генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Китая, председатель Китайской Народной Республики с 14 марта 2013 года, председатель Центрального военного совета КНР. – Ред.) надо проводить реформы, а команды нет. Вот последние 5 лет не было вообще команды у него, с которой можно было “пойти на прорыв”, что называется. Поэтому все тормозилось. Пакет реформ был принят еще в 2013 году, на III Пленуме. Какие китайские рецепты политики и экономики применимы в Казахстане

– А с чем связано то, что команды не было?

– Потому что сам XVIII съезд был компромиссным с точки зрения кадров. Не случайно же говорили о шанхайцах, комсомольцах, принцах. Но есть еще региональные элиты, региональные группировки. У Си Цзиньпина, по большому счету, таких проверенных людей можно было по пальцам пересчитать в команде. Политбюро компромиссное, ЦК еще более компромиссное. Военные – компромиссные. Он 5 лет занимался тем, что чистил ряды. Борьба с коррупцией не случайно выходит на первый план.

– Эти изменения позволят ему выдвинуть своих людей?

– Ограничения по срокам сняты еще потому, что на XIX съезде была озвучена новая программа, которая имеет своим конечным сроком 2035 год, когда осуществится так называемое построение среднезажиточного общества в Китае. Это как бы реализация первого этапа реформы.

Но Си Цзиньпину надо это еще все провести, если он хочет остаться в истории Китая с позитивным имиджем, а он, видимо, хочет этого.

Но есть тут и риски определенные, как угроза возникновения новой группировки во власти (причем, как обычно, для Китая, с региональной спецификой), усиления закрытости всей политической системы, сокращения социальных лифтов, ну и, конечно же, возможной перспективы создания культа личности. Уже сейчас на сайте “Жэньминь жибао” (ежедневная газета, официальное печатное издание ЦК КПК. – Ред.) на фоне портрета Си Цзиньпина присутствует сакраментальная фраза – “вождь народа на двух сессиях”. Титул “вождь” в новейшей истории Китая имел только Мао Цзэдун.

– О том и речь. Но вот то, что он провел, позволит ему выдвигать новых людей или как?

– Уже. На 19-м съезде КПК была выдвинута полностью его команда. Можно говорить о формировании команды Си Цзиньпина: не принцы, не шанхайцы, а именно его люди. Они на съезде были выдвинуты, сейчас на сессии произойдет то же самое. Будет формироваться новый Госсовет, все министры, новые конституционные органы власти.

– А теперь уже про эту коррупцию.

– Это не коррупция, это – Государственная надзорная комиссия. Было министерство надзора и была Центральная комиссия по проверке дисциплины КПК. То есть как бы разделено было – партийное и государственное. А сейчас они создали единую систему, в которой объединили функции: и партийные, и государственные. Дубинка, так скажем, нехилая. В Китае начали подделывать казахстанскую обувь

– Но в Китае тем не менее проблема коррупции остро стоит.

– Стоит, но просто в Китае борьба с ней идет системно. Это не кампанейщина. Целую книгу я написал в позапрошлом году.

– И вот эти миллионеры, которые у них есть, они все равно в подвешенном состоянии, да, тоже?

– Всех сажают, если попался. Но никому еще не предъявлен политический приговор, сажают и расстреливают только за преступления, связанные с коррупцией.

Изменения имеют объективный характер

С мнением о том, что борьба с коррупцией станет определяющим фактором по пути китайских реформ, согласен и эксперт ИМЭП Руслан Изимов:

– Правила меняются. Уже несколько лет назад начали говорить о сломе такого правления. Теперь с этой поправкой уже становится все ясно: действительно, Си Цзиньпин идет и на третий, и на четвертый сроки.

Что это – тоталитаризация или, скажем так, политические амбиции Си Цзиньпина? Или третий, наиболее вероятный сценарий – желание довести до конца реформы.

Именно в таком ключе, в третьем, сейчас дает сведения официальная власть КНР. Впереди две 100-летние цели – 100-летие образования Китайской Народной Республики и Коммунистической партии Китая, а также достижение определенного уровня зажиточности общества. Вот именно для реализации этих проектов Си Цзиньпину и его команде нужно больше времени. Сайфолла САПАНОВ: Об интересах Китая, позиции Казахстана и отношениях с Россией

Мне кажется, те изменения, которые происходят в КНР сейчас, во многом имеют объективный характер. Мы видим, что Китай постепенно открывается, то есть из полностью закрытой, изолированной страны третьего мира, как принято обычно говорить, превращается в достаточно открытую в определенных сферах и глобальную державу, пока торговую, экономическую. С приходом нового поколения – Си Цзиньпина, мы наблюдаем стремление занимать лидирующие позиции.

Свидетельством тому его выступление в Давосе о том, что Китай готов брать ответственность, бремя мирового лидера, он призывал всех к сохранению процессов глобализации.

Сейчас еще один параллельно процесс идет: скажем так, эта интегрированность в мировое сообщество влияет на Китай, и он становится таким более западным, что ли. И интересная статья была одна. Там говорилось, что раньше китайских политиков в мире мало знали. Сейчас научились правильно выговаривать имя Си Цзиньпина.

– С созданием нового антикоррупционного органа – Госкомитета по надзору, складывается ситуация, когда немного отодвигается партия и включается больше государство?

– Да, это совершенно новый орган. Его возникновение связано с одним таким тонким моментом. С самого своего прихода Си Цзиньпин стал создавать совершенно новые госорганы: например, это была комиссия по экономическим реформам, которая фактически стала выполнять роль правительства – выше Государственного совета. Государственный совет Китая – это как бы наше правительство, аналог, и он тем самым отодвинул Ли Кэцяна, нынешнего премьера Китая, и поставил во главе вот этого нового нынешнего комитета, комиссии, своего человека, своего протеже. То же происходило и в других ведомствах. И теперь создание антикоррупционного органа, он будет также возглавляться его протеже.

АЛМАТЫ

По словам Айжан Байзаковой, казахстанские "уятмены" воюют только с женщинами. Почему?

  • 1. Они хотят, чтобы Айжан обратила на них свое внимание

    28
  • 2. Громить ночной клуб проще, чем бороться за права женщин и детей

    65
  • 3. Им так проще

    28
  • 4. Голых женщин проще не бояться))

    56
  • 5. Все ради хайпа!

    50
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 227

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть