Опубликовано: 1500

Алик Шпекбаев своими инициативами нажил себе немало врагов: юрист об антикоррупционном законопроекте

Алик Шпекбаев своими инициативами нажил себе немало врагов: юрист об антикоррупционном законопроекте Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

На столе у Президента Токаева – законопроект о противодействии коррупции

Документ существенно сужает круг флажков для коррупционеров. Первое впечатление: о взятках, распилах-откатах и запускании рук в госказну они, похоже, могут забыть. Слишком уж суровые кары ждут за эти грехи. Но что покажет жизнь и правоприменительная практика?

Сначала три ремарки. Первая. В апреле антикоровцы заявили, что за 5 лет из Казахстана за границу утекли 86 миллиардов долларов. В соцсетях тут же началась битва языков. Одни требовали немедленного ареста всех, кто эвакуировал свои накопления за рубежи отечества. Вторые – разобраться: а вдруг это просто платежи за поставленные услуги и товары? С какого перепугу сплеча рубить? Вроде логично. Потому что конкретных раскладов в информации антикоров нет.

Вторая ремарка. В июле Агентство по противодействию коррупции предложило ввести норму, запрещающую госслужащим и членам их семей владеть счетами в зарубежных банках. Эту поправку предлагали антикоровцы внести в закон еще в 2019 году. Но КНБ, МВД, МИД, Генпрокуратура и некоторые другие госорганы ее не поддержали. Теперь она прошла. Кроме того, АПК предложило отменить кратные штрафы для лиц, совершивших особо тяжкие коррупционные преступления и заодно отменить досрочное освобождение из мест заключения для крупных взяточников и казнокрадов.

Третья ремарка. В августе на совещании по вопросам борьбы с коррупцией глава государства сказал, что задержания чиновников имеют лишь краткосрочный эффект. И добавил: “Когда такие дела потом разваливаются в суде из-за недостатка доказательств, недоверие общества к мерам государства по борьбе с коррупцией возрастает. Без устранения причин и условий самих коррупционных явлений – это борьба с ветряными мельницами. Люди должны видеть, что чиновника или какого-либо руководителя не просто привлекли к ответственности, но и в работе госоргана, где они работали, произошли соответствующие перемены, которые исключают повторение событий. Пока такой комплексной и превентивной работы я не вижу. Чиновники меняются по кругу, а системные проблемы не решаются… Людям ни к чему красивые рапорты о задержаниях, когда похищены миллиардные средства”.

Как гласит казахская пословица, все болезни заразны – кроме перелома. А коррупция – та еще зараза.

Ключевые пункты обновленного закона “КАРАВАН” попросил прокомментировать юриста Салтанат Ахметкалиеву.

Когда с котла снимают крышку – наглая собака теряет страх

– На моей памяти это самые жесткие меры. Думаю, глава Антикоррупционной службы Алик Шпекбаев своими инициативами нажил себе немало врагов. Но кто-то же должен быть первым? Сейчас кризис в экономике, и этот коронавирус, спровоцировавший и безработицу, и рост цен, и другие проблемы. А руководители различных уровней в регионах, видимо, ничего не боятся? Я смотрела статистику антикора за полгода: правонарушений и преступлений стало больше – от районных акимов до областных. От владельцев частных компаний до больших чиновников в министерствах. У меня только одно толкование этому явлению. Наверное, посчитали, что карантин поможет им скрыть свои делишки.

– То есть режим чрезвычайного положения…

– Да-да! Он как бы снял крышку с котла. Госорганы работают на удаленке, аудит и разные проверки – редкие. Все боятся заразиться. А эти – нет. Вот страх и потеряли. В законе прописано, что теперь ни должностные лица, состоящие на госслужбе, включая квазигосударственный сектор, ни их родственники “не имеют права принимать материальное вознаграждение и подарки (цитирует с язвительной интонацией) любой стоимости”. А если все-таки приняли, то обязаны в 7 календарных дней сдать презенты уполномоченному органу.

Справка “КАРАВАНА”

Первый госслужащий, сдавший подарок, мобильный телефон, – бывший министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. Этот подвиг он совершил в январе 2016 года.

– Если подарок очень сильно понравился – его можно потом выкупить. Но тут я вижу несколько лазеек.

– С этого места, пожалуйста, подробнее.

– Во-первых, взятку в виде денежных средств, если ее передали через пятые-десятые руки, очень трудно доказать. А если еще через третьи руки четвертых родственников, то уже почти невозможно. За всеми не уследишь. Это же относится и к подаркам. Например, у министра или акима вдруг появились часы за 25 тысяч евро. Откуда? Двоюродный дядя подарил. А откуда у него средства на эти часы? Кассовый чек есть? Во-вторых, кто и на каком основании может потребовать чек, если у нас в стране до сих пор нет всеобщей декларации о доходах? Наконец, в-третьих, бабушки-дедушки имеют право дарить имениннику что захотят. А кто и в каких целях передал им эти подарки – ни г-н Шпекбаев, ни его сотрудники доказать никогда не смогут.

– Потому что нет всеобщей декларации? Аташки-татешки в нее пока по-настоящему не вписаны?

– Хотя на них и джипы зарегистрированы, и коттеджи… Если вы забыли, Касым-Жомарт Кемелевич сказал также в Послании, что надо запретить иметь счета и ценности в зарубежных банках также депутатам и судьям всех уровней с 2021 года. Представляете, какой шум поднимется, если народ узнает суммы и фамилии этих вкладчиков? Понятно, что есть банковская тайна. Есть законы, которые защищают личные интересы граждан. А вдруг произойдет утечка информации? Такие случаи у нас уже не раз были. Помните знаменитое “панамское досье”? А пару недель назад весь мир узнал, что американские банки отмывали грязные деньги коррупционеров из разных стран. Так что, на мой взгляд, этому законопроекту еще нужна доработка.

Деньги против времени?

– Салтанат Нуркеновна, а как вам нравится идея – отменить кратные штрафы для больших коррупционеров?

– Это тоже палка о двух концах. Знаете, сколько чиновников-коррупционеров, которые открыли счета в иностранных банках, расстреляли в Китае за последние 5 лет?

– Не моя тема.

– Только акимов областей... ойбай, да – там же, в Китае, провинции! Но около 3 000 взяточников и казнокрадов, хотя они понимали, чем всё может закончиться… Наши – такие же наглые. По госпрограммам в чьи-то карманы ушли миллиарды тенге, когда доллар стоил меньше 200–300 тенге. Почему рядовые граждане должны отвечать за них сегодня? И почему Генпрокуратура, суд, минфин, другие уполномоченные органы не очень интересуются, из каких источников коррупционеры могут выплачивать такие огромные суммы отступных, чтобы избежать многолетних приговоров?

Справка “КАРАВАНА”

С начала года Антикоррупционной службой зарегистрировано 208 досудебных расследований. Задержано 161 должностное лицо. В доход государства возвращено около 73 миллионов тенге

– Я думаю, что арест имущества и счетов – единственная правильная реакция государства. Это еще и прямой сигнал родственникам: пресекайте все эти мысли дома, в кругу родных. В итоге семья может потерять гораздо больше. И жизнь не только у коррупционера будет нарушена – всей родни. Им же окружающие постоянно будут в глаза тыкать. А кратные штрафы – практика показала, что они не всегда являются сдерживающим фактором. Грязный “заработок” в отдельных случаях может превышать сумму штрафа. Так что штраф – это плата “за коммерческий риск”. Психолог рассказала, как жены казахстанских госслужащих способствуют росту коррупции в стране

– Еще одна инициатива Алика Шпекбаева. Он предложил в первоначальной налоговой декларации госслужащего с 2021 года указывать все свои активы. Если при подаче следующей обнаружится значительный рост доходов, который декларант не сумеет обосновать, то его ждут увольнение и конфискация суммы необоснованного превышения.

– Эта идея тоже из разряда превенции. Но пока у нас не введут всеобщую декларацию доходов, эта норма работать не будет. В ней тоже видны дыры.

– А что вы думаете насчет запрета на досрочное освобождение за особо тяжкие преступления? И еще запрета коррупционерам занимать госдолжности после отбытия наказания?

– Ух-х-х… Мера жесткая не столько для них самих, сколько для их родственников. Материальные и репутационные потери могут быть очень существенными. После отбытия наказания человеку трудно найти работу, трудно найти себя в жизни. Я знаю несколько случаев, когда семьи разваливались. Но ужесточение наказания за коррупционные преступления и правонарушения напрашивалось давно – лет 10–15 назад. Мы упустили эти годы. И бюджет страны, и граждане потеряли огромные деньги. Так что лучше поздно, чем никогда.

– Ну и последнее, Салтанат Нуркеновна. В законопроект внесли статью “Провокация преступления”.

(После очень длинной паузы.) На войне, конечно, все средства хороши. Но у любого человека должны быть совесть и честь. Воевать “грязными средствами” с “грязными” деньгами, провоцировать граждан на преступление – подрывать в людях веру в государство и справедливость. Не зря же Президент Токаев говорил о делах, которые разваливаются в судах...

Жандарбек АКТОТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи