Опубликовано: 1128

Южная Осетия: другие интересы

Южная Осетия: другие интересы

Вооруженный конфликт в регионе вновь показал неэффективность международных организаций, военных блоков и восстановление статуса России как сверхдержавы.

Анализ событий, произошедших в Южной Осетии, может быть дан не сегодня. По большому счету, вся аналитика вокруг противостояния Грузии и России, пока носит однобокий характер, временами напоминает лишь попытку осмыслить то, что осмыслить пока не представляется возможным. Время, прошедшее после того как замолкли пушки, показало: статус-кво доселе существовавший в регионе, лишь видимость стабильности. Российские миротворцы не смогли в полной мере занять нейтральную позицию, в то время как грузинское руководство решилось на авантюру, последствия которой еще долго будут иметь негативный оттенок, характеризуя официальный Тбилиси. Президент Дмитрий Медведев снова заявил об амбициях России, если не на мировое господство, то на влияние на территорию, которую президент РФ считает зоной жизненно важных интересов своей страны. Можно предположить, что посетивший Москву с посредническими целями французский президент Николя Саркози, в беседе со своими европейскими коллегами говорил о том, о чем однажды говорил американский президент Джордж Буш-младший. Почти 10 лет назад Буш что-то увидел в глазах тогдашнего российского президента, и сказал, что Путину можно доверять. Полагаю, Саркози увидел в глазах Медведева то, что на Западе зовется "тенью СССР". Дело даже не в шести принципах урегулирования южноосетинского кризиса, которые со скрипом подтвердили в Кремле и с гримасой недовольства в Тбилиси. В большей мере важно то, с какими впечатлениями из Первопрестольной уехал французский президент. Надо думать, он уже рассказал своим европейским коллегам о той степени решительности, с какой российское руководство готово защищать свои геополитические интересы. Именно эта решительность в свое время заставляла американцев рыть бомбоубежища на своих участках, а европейцев просыпаться среди ночи в холодном поту. Как в свое время вокруг Косово, сегодня вокруг южноосетинского кризиса столкнулось столько различных интересов, что предвосхищать перспективы почти невозможно. Можно лишь обозначить интересы и выдвинуть некоторые гипотезы дальнейшего развития событий. ООН почти инвалид С самого начала было понятно, что Организация Объединенных Наций так и не стала организацией, способной эффективно решать такого рода региональные и межрегиональные проблемы. Столь скептическое отношение к ООН - не просто модное поветрие, давайте задумаемся над тем, что из себя реально представляет ООН. Сразу после второй мировой войны она задумывалась как организация, в рамках которой можно не только обсуждать глобальные проблемы человечества, но и принимать практические решения. Она могла подписывать обязательные к исполнению государствами-членами организации резолюции по тем или иным проблемам, а впоследствии оказывать давление на неисполнительных членов. Но практика показывает, что государства зачастую не выполняют резолюции ООН, порой по самой банальной причине: организация не имеет эффективных рычагов принуждения. А такие страны, как Израиль, Северная Корея, Ирак просто игнорируют резолюции, ставя национальные интересы выше норм международного права. Но опаснее всего не то, что необязательностью отличаются развивающиеся страны или страны третьего мира. Опаснее всего то, с каким цинизмом к мнению мирового сообщества относятся страны, являющиеся членами Совета безопасности этой организации. К примеру, США так и не получили мандат ООН на операции в Афганистане и Ираке. Что не помешало американцам осуществить обе военные операции. В случае с позицией России по вопросу южноосетинского кризиса, произошло как раз то, что и должно было произойти. Медведев еще раз показал миру неэффективность ооновских процедур и слабость организации на фоне действий стран, представленных в СБ. А предложение генерального секретаря ООН Пан Ги Муна посодействовать решению кризиса, можно воспринимать как хорошую мину при плохой игре. Думаю, ни сам генсек, ни Россия, ни тем более США всерьез не воспринимают усилия, предпринимаемые ООН. По сути, членство в этой организации на сегодняшний день - больше почетная обязанность, нежели защита от геополитических амбиций больших стран. На то оно и НАТО Сегодня на свете нет более уязвимой вещи, чем репутация генерального секретаря НАТО Яап де Хооп Схеффера. Североатлантический блок уже обещал членство Грузии и Украины в НАТО и, казалось бы, почти все сделал, чтобы оно состоялось. В период и после газового кризиса России с Украиной, натовские чиновники сделали несколько попыток привязать к блоку Тбилиси и Киев. Думается, в обеих столицах уже в течение последних двух лет в геометрической прогрессии растет раздражение. Ни Ющенко, ни Саакашвили не могут в полной мере понять, почему США не способны "продавить" вопрос их членства в альянсе. К тому же оба президента уже и не знают, что и делать, чтобы соответствовать стандартам, необходимым для членства в НАТО. В вопросе членства в этой организации более показательна позиция европейских государств-членов организации, нежели США. По части предоставления независимости Косово американцы выступили в роли доброго дядюшки Сэма, стремящегося примирить стороны. В частности, в попытках примирить сербов с потерей части их территории. Европейцам все советы дядюшки Сэма приходилось претворять в реальность в зоне, которую они считают зоной своих жизненных интересов. Предоставив Косово независимость, европейцы фактически проигнорировали интересы России и сербов, считающих Косово неотъемлемой частью Сербии. Поэтому можно предположить, что затянувшийся процесс принятия в натовские ряды Грузии и Украины как раз связан с проблемой Косово. ЕС остро ощущает всю глубину обиды, которую затаила Россия в вопросе самоопределения Косово. И потому разменной монетой в игре между ЕС и Россией стала скорость, с какой Украина и Грузия ринутся в НАТО. Европейцы не стали раздражать Россию и отложили вопрос членства на неопределенное время. Даже после активной фазы южноосетинского кризиса речь не идет о полноправном членстве в НАТО, а лишь об опосредованном участии Тбилиси и Киева в инфраструктуре и органах блока. Генсеку НАТО не позавидуешь по ряду причин. Во-первых, обещать своим друзьям из Грузии и Украины полноправное членство не позволяют уставные требования альянса. Сложно принять в НАТО государства, на территории которых есть спорные территории, и потому опасность возникновения вооруженных конфликтов весьма высока. Во-вторых, Яап де Хооп Схеффер не может не понимать, что предоставление членства в НАТО Грузии и Украине автоматически ставит Россию в безвыходное положение. У Медведева не останется другой альтернативы, как активизировать свои усилия в рамках ШОС или ОДКБ с целью создания альтернативного военно-политического блока. До тех пор, пока вопрос о членстве этих двух стран в НАТО "подвис", российский президент имеет поле для маневра, и не будет идти на жесткое противостояние с НАТО. В-третьих, сфера деятельности блока может распространяться на Украину и Грузию, но насколько она окажется легитимной? До сих пор в альянс входили страны, тем или иным способом имеющие выход к Атлантике. Ни Украину, ни Грузию к такого рода странам причислить невозможно. Поэтому генсеку НАТО приходится делать то, что он пока в силах. Требовать прекращения огня, поддерживать посреднические меры французского президента, хмурить брови после заявления Медведева о признании суверенитета Южной Осетии и Абхазии. Не более… Украинский излом Украинский президент Виктор Ющенко прекрасно понимает, что следующим объектом может стать его страна. В частности, те регионы, по которым между Россией и Украиной довольно много неясностей. В первую очередь, это касается Крыма. Последнее заявление российского руководства о признании территориальной целостности Украины не больше, чем заявление. В современной политике нет профанов, воспринимающих устные заявления на веру. Одно дело заявление, другое - договор о демаркации государственной границы. Последний до сих пор не подписан. Ассоциации напрашиваются сами собой. Если в Южной Осетии российские войска защищали мирное население, в большинстве своем состоящем из граждан России, то кто помешает в будущем российской армии защищать интересы крымчан, а также население восточных регионов Украины? Но говорить о России как об агрессоре, тоже не имеет смысла. Единственную цель, которую преследует российское руководство, можно охарактеризовать следующим образом: защита внешних рубежей страны. Но что делать, коль понятие "внешние рубежи" включают в себя не только внешний периметр России, но и государства, которые за этим периметром находятся. США уже давно практикуют такой метод защиты национальных интересов, в случае же с Россией, как думают на Западе, не стоит церемониться. В этом, наверное, ключевая проблема западного видения ситуации на Кавказе. Продолжение следует Фото с сайта http://content.foto.mail.ru

[X]