Опубликовано: 910

Российская игра в монополию

Российская игра в монополию

20 декабря президент В. Путин внес на ратификацию в Госдуму соглашение с Казахстаном о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование, подписанное в Москве 6 июля 1998 года, а также протокол к этому соглашению от 13 мая 2002 года.

По информации пресс-службы президента, Вадимир Путин назначил своих официальных представителей при рассмотрении вопроса о ратификации документа в российском парламенте. Ими стали заместитель министра иностранных дел Виктор Калюжный и заместитель министра природных ресурсов Иван Глумов. Согласно официальной точки зрения, реализация соглашения и протокола не повлечет за собой дополнительных финансовых расходов из федерального бюджета. Кроме того, ожидается, что реализация данных договоренностей обеспечит российским компаниям "благоприятные условия для освоения ресурсов нефти и газа северного Каспия", что, в свою очередь, будет способствовать увеличению занятости, росту добычи углеводородного сырья и доходов бюджета. Ратификация позволит углубить и активизировать сотрудничество РФ и Казахстана на Каспии, в том числе в сферах природоохраны и рыболовства. Сотрудничество двух стран в освоении Каспийского моря в последние годы развивалось в рамках взаимопонимания: никаких серьезных проблем в данной сфере между Казахстаном и Россией не возникало. После подписания протокола, 13 мая, В. Путин назвал его "настоящим прорывом в сотрудничестве двух стран". Президент Н. Назарбаев особо подчеркнул: "Совместное равное освоение крупнейших месторождений на Каспии не только поднимает наши отношения на новый уровень, но и является примером для других". Несколько иная ситуация складывается по вопросам транспортировки нефти, где отношения между Казахстаном и Россией вряд ли могут быть охарактеризованы как образцовые. Неслучайно, на прошлой неделе в Москве президент Казахстана, высказываясь о существующих проблемах, связанных с тарифной политикой государств - участников ЕврАзЭс, в частности отметил, что "как только нефть по трубе выходит из Казахстана на российскую территорию, то сразу становится в два с половиной раза дороже". Один из важнейших совместных проектов - трубопровод КТК Тенгиз-Новороссийск протяженностью 1580 км. Первая казахстанская нефть поступила на терминал КТК в августе 2001 года, в том же году состоялась торжественная церемония открытия "нового маршрута транспортировки казахстанской нефти на внешние рынки". Мощность трубопровода, как известно, составит 28,2 млн. тонн нефти в год на первом этапе и, постепенно должна возрасти до 67 млн. тонн в год. Сегодня по системе консорциума из Казахстана в основном отгружается нефть совместного предприятия "Тенгизшевройл", разрабатывающего Тенгизское нефтегазовое месторождение в Атырауской области. Объем транспортировки казахстанской нефти по системе КТК уже превысил 10 млн. тонн. По информации пресс-службы консорциума, с начала его эксплуатации для отгрузки нефти из Казахстана на мировые рынки было задействовано 100 танкеров, при этом ежемесячно на мировые рынки транспортируется около 1 млн. тонн нефти. С целью подсоединения "новых грузоотправителей к системе КТК" в Атырау недавно были проложены две нитки трубопровода протяженностью 1,5 км, соединившие нефтеперекачивающие станции государственной компании "КазТрансОйл" и КТК. На фоне информации о коммерческих успехах и перспективах консорциума в Казахстане, диссонансом звучат призывы некоторых российских государственных органов ввести государственное регулирование ценовой политики КТК в рамках существующего антимонопольного законодательства РФ. Дело в том, что Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК) не так давно направила в правительство России рекомендации по включению консорциума в реестр естественных монополий. По данным ФЭК, на основании изученных материалов комиссия пришла к выводу, что "многие положения в договоре акционеров КТК противоречат действующему федеральному законодательству и были приняты правительством с нарушениями". В прошлую среду, 18 декабря, по этой проблеме высказался заместитель министра энергетики США Кайл Макслэрроу, принимавший участие в конференции "Стратегическое планирование для компаний нефтегазового сектора России и СНГ" в Москве. По словам Макслэрроу: "Правительство США озабоченно включением КТК в реестр естественных монополий. Здесь важен правильный подход. В таком важном вопросе нельзя ошибиться". Как свидетельствует опыт стран бывшего Союза, ошибиться как раз можно и даже очень легко, особенно, если эта ошибка "преднамеренная". Вероятно совсем небезосновательными были сомнения Иена Макдоналда, генерального директора КТК, недавно заявившего, что реализация проекта КТК в России столкнулась с "настораживающими тенденциями". Еще в апреле 1997 года правительство Российской Федерации подписало постановление, согласно которому, право устанавливать и взимать тарифы за оказываемые услуги по транспортировке нефти по системе КТК на территории России, а также на определение правил, определяющих доступ пользователей к трубопроводной системе, предоставлялось вышеупомянутому консорциуму. Макдоналд особо подчеркнул, что в договоре акционеров КТК оговорено, что российские государственные органы не будут устанавливать размер сумм, взимаемых за услуги, которые оказывает КТК. Примечательно, что российский закон "О естественных монополиях" вступил в силу за год до того, как правительство страны подписало договор по Каспийскому трубопроводному консорциуму, который, по заявлению правительства, не имел противоречий с действующим законодательством. Более того, в учредительных документах КТК присутствует четкое указание на то, что консорциум не подлежит внесению в реестр субъектов естественных монополий. Однако, как заявил Макдоналд: "несмотря на эти четкие договорные обязательства, принятые российским правительством, Федеральная энергетическая комиссия по-прежнему стремится к включению ЗАО "КТК-Р" в реестр". В продолжение темы, генеральный директор КТК как бы вскользь коснулся проблемы банка качества нефти, отметив, что опыт консорциума по его внедрению в будущем может пригодиться и в России. Тем не менее, как раз этот пункт можно считать одним из ключевых в разгорающемся скандале. С подключением к системе КТК новых казахстанских грузоотправителей впервые на постсоветском пространстве начал функционировать Банк качества нефти, позволяющий каждому грузоотправителю получать реальную рыночную стоимость отгружаемой нефти. Именно это обстоятельство послужило главной причиной, побудившей российское руководство предпринять активную попытку ввести государственное регулирование ценообразования, и, тем самым, добиться выгодных условий для транспортировки, и, следовательно, продажи своей нефти. О том, что российская сторона противодействует созданию банка качества нефти, стало известно давно, почти сразу после подписания договора по консорциуму. Заметная роль в этом процессе принадлежит российской Транснефти, о деятельности которой в ноябре в Нью-Йорке говорил американский спецпредставитель по Каспию Стивен Манн, принимавший участие в конференции, посвященной изучению социально-политических и экономических аспектов государств бывшего Союза. Суть проблемы заключается в том, что российская нефть транспортируемая системой трубопровода, по своему качеству, как известно, ниже тенгизской, поэтому введение банка качества нефти весьма невыгодно российским компаниям, решительно противостоящим этому процессу. В этой связи, С. Манн заявил, что сотрудничество США и России в сфере энергетики в значительной мере затруднено вследствие непрозрачности работы российских компаний, а также неразвитости рыночных методов управления в их менеджменте. При этом значительная часть критики была адресована "Транснефти" и "Газпрому", которые в условиях отсутствия конкуренции, навязывают остальным участникам произвольные тарифы, выгодные монополистам. Казахстанские официальные лица избегают публичных обсуждений позиции российских властей по данному вопросу, подчеркивая, что проблема внесения КТК в реестр монополистов является "внутренним делом России". Тем не менее, глава министерства энергетики и минеральных ресурсов В. Школьник подчеркнул, что казахстанская сторона строго придерживается всех пунктов соглашения о КТК, где "прописана процедура принятия решения, как в ценообразовании, так и по другим вопросам" и "основные решения принимаются при согласии всех участников консорциума". "Все, что касается КТК, должно решаться в соответствии с соглашением о КТК", - категорично, но вполне резонно заявил министр.

[X]