Опубликовано: 7400

Работа над ошибками: как с помощью индустриализации выжить после пандемии и падения цен на нефть

Работа над ошибками: как с помощью индустриализации выжить после пандемии и падения цен на нефть Фото - Тахир САСЫКОВ

Глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева признала, что мировая экономика вошла в рецессию. Причина – пандемия коронавируса. "Мы вошли в рецессию, такую же ужасную или даже хуже, чем в 2009 году", – заявила она во время своего видеобрифинга.

Под удар попали такие отрасли, как торговля, транспорт и туризм. МВФ ожидает, что экономика начнет восстанавливаться только в 2021 году. При условии, если "удастся справиться с вирусом по всему миру и предотвратить проблемы с ликвидностью".

Примечательно, что глава МВФ вспомнила именно мировой кризис 2009 года. Как раз именно после него в Казахстане провели работу над ошибками. В 2010 году была начата программа форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР). Цель простая – убрать симптомы «голландской болезни» и диверсифицировать экономику, чтобы создать критическую массу предприятий, которые могли бы подталкивать развитие страны.

Если говорить о мировом масштабе, то так или иначе, кризис бы случился. Весь прошлый год специалисты искали "черного лебедя". Спусковой крючок, после которого всё начинает рушиться. Главное противоречие, на которое они указывали, в принципе то же самое, что и перед кризисом 2008–2009 годов: совокупный долг всех секторов экономики США превысил 300 процентов ВВП. Примерно такая же долговая ситуация в других центрах мировой экономики – Европейском союзе и Китае.

Вирус вдруг в Ухане постучался в двери

Первым в кризис вошла КНР. С важнейшим после России торговым партнером Казахстана не все было в порядке. Там этап развития затянулся на 30 лет. Средний рост за это время составлял 10 процентов, иногда доходя до 15. В прошлом году ВВП Китая вырос на 6 процентов.

Такое процветание не могло долго продолжаться.

Экономисты разных компаний каждый год упорно повторяли мантру – скоро будет кризис поднебесной экономики.

Но страна росла, упорно опровергая все доводы теоретиков. Поэтому, когда вирус пришел и Китай ушел на карантин, началась не просто рецессия, а сразу обвал. Объем промышленного производства по итогам января – февраля сокращался самыми быстрыми за последние 30 лет темпами – сразу на 13 процентов. Розничная торговля упала на 20 процентов, инвестиции сократились на четверть.

Движение вниз ничего бы не значило, если бы не размер экономики КНР. По номиналу ее ВВП занимает второе место в мире после США. Но по паритету покупательской способности – первое. Это четверть мировой экономики. Потому кризис в Поднебесной сам по себе мог спровоцировать глобальный кризис. Но ему помогла еще и пандемия.

Но Китай и первым же, судя по всему, начнет выход из кризиса.

Во многом от Пекина зависит, как быстро Казахстан, да и Россия, смогут нарастить продажи нефти и получать доход в бюджет от экспорта.

Самый явный признак рецессии – рост безработицы. В последнюю неделю марта за первоначальным пособием по безработице обратились 6,6 миллиона американцев. Это очень большой показатель. В нормальное время он не превышает 300 тысяч обращений в неделю. По данным минтруда США, за две недели работы лишились около 10 миллионов человек. Многие потеряли часть своего заработка. Прогнозируемая безработица в США составит 32 процента. Это больше, чем во время Великой депрессии.

Экономисты московского Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) считают, что для России кризис с ростом бедности и безработицы неизбежен. Без активной господдержки рецессия может оказаться еще серьезнее. По "жесткому сценарию" ВВП в 2020 году упадет на 3–3,3 процента, в 2021 году – на 0,8–1 процент.

Осенью эксперты ожидают парада дефолтов. Тогда уж явно кому-то придется отложить зубы на полку.

Был ли усвоен урок?

Как себя будет чувствовать Казахстан? Видимо, тоже плохо. Если карантин продлится месяц, падение ВВП составит 3–3,5 процента в год. Два месяца будут стоить уже 7–8 процентов. И тогда главным будет скорость восстановления экономики после пандемии.

Как ни странно, плюсом станет относительная простота структуры нашей экономики.

В республике мало производств в сфере хайтек, которые требуют долгого подготовительного процесса. Финансовый сектор простой, основанный на банках. У правительства уже есть опыт их использования как каналов распределения помощи. Сфера услуг тоже приземленная.

Примечательно, что глава МВФ вспомнила мировой кризис 2009 года. После него Астана все-таки провела работу над ошибками. Кризис 2007–2009 годов в Казахстане был определен структурными проблемами экономики. Из-за строительного бума банки привлекали деньги за рубежом, чтобы справиться с ростом кредитования: с 2003 по 2007 год отношение банковских кредитов к ВВП выросло в два раза, до 62 процентов. Общий внешний долг к ВВП за 2000–2008 годы увеличился с 73 до 95 процентов (с 13 миллиардов до 108 миллиардов долларов).

В 2008 году цены на нефть и металлы упали. В апреле доллар поднялся со 120 до 150 тенге. Был пересмотрен бюджет страны. В ноябре утвержден план по стабилизации экономики. Было выбрано основное направление развития – индустриализация.

Десять вроде бы успешных лет обнажили проблему – началась деиндустриализация.

Доля обрабатывающей промышленности в ВВП сократилась с 16,5 до 10,9 процента, а доля горнодобывающей возросла с 13 до 17,9 процента.

В 2010 году начата программа форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР). Цель простая – убрать симптомы "голландской болезни" и диверсифицировать экономику, чтобы создать критическую массу предприятий, которые могли бы подталкивать развитие страны. Пандемия может спровоцировать голод: готовы ли мы к этому?

Первая пятилетка

План осложнялся многими проблемами: высокий износ оборудования, доминирование крупных предприятий, отсутствие законодательной и институциональной среды. Надо было решать элементарные вопросы: строить дороги, ЛЭП и энергостанции, прекращать веерное отключение электричества, учить новых инженеров, заставить акиматы помогать бизнесу.

Главная цель ФИИР была остановить деиндустриализацию и запустить диверсификацию экономики. Поэтому ее сфокусировали на промышленности, транспорте, сельском хозяйстве, услугах.

На первую пятилетку было выделено 4,2 триллиона тенге. Непосредственно на индустриализацию ушло только 624 миллиарда тенге. Почти половину этих денег пустили на строительство инфраструктуры. Еще 175,9 миллиарда тенге ушло на программу "Дорожная карта бизнеса-2020", 114,3 миллиарда – на космос, 97,3 миллиарда  тенге – на перерабатывающие производства в АПК.

За время пятилетки реконструировано и построено 4 000 километров автодорог (Западная Европа – Западный Китай, два коридора Центр–Юг и Центр–Восток), 1 700 километров железных дорог. Начали работать 10 СЭЗ и 19 индустриальных зон. Создана система господдержки бизнеса: программы поддержки бизнеса, институты льготного кредитования, лизинга, инновационные и экспортные гранты, сервисная поддержка, система обучения. Не всегда хорошо, но эта система тоже работает.

Всего было начато 770 проектов. Все вместе они дали приток в инвестициях в основной капитал в обрабатывающей промышленности на 2,9 триллиона тенге. Создано 117 тысяч рабочих мест.

Самые известные проекты первой пятилетки: строительство медеплавильного завода ТОО "Казцинк", ферросплавный завод в Актобе, производство титановых слябов, слитков и сплавов АО "УКТМК", производство цианида натрия ТОО "Talas Investment Company", второй этап электролизного завода АО "КЭЗ".

Вторая пятилетка

В 2014 году принята Государственная программа индустриально-инновационного развития на 2015–2019 годы (ГПИИР). Ее цель – укрепление индустриального фундамента через развитие обрабатывающей промышленности.

Были и свои осложнения: цена нефти упала на 40 процентов, меди – на 20, конфликт на Украине законсервировали, Запад ввел санкции против России. Поэтому к концу 2015 года экспорт упал на 42 процента, экспорт обрабатывающей промышленности – на четверть, прямые иностранные инвестиции сократились на треть. Все это привело к замедлению темпов роста экономики с 4,2 процента в 2014 году до 1,2 процента в 2015 году.

На вторую пятилетку было выделено 811 миллиардов тенге.

Половина денег пошла на льготное финансирование АО "НУХ "Байтерек", 124 миллиарда – на развитие инфраструктуры СЭЗ, 100 миллиардов тенге – на субсидирование процентных ставок и гарантирование по кредитам Даму.

Пятилетка позволила реализовать 556 проектов. В основной капитал обрабатывающей промышленности пришло 4,9 триллиона тенге, создано 84 тысячи рабочих мест.

Завершена модернизация предприятий Казахмыс, Казфосфат, КазАзот, АНПЗ, ШНПЗ, ПНХЗ. Построен комплекс по производству железнодорожных колес "Проммашкомплект", рельсобалочный завод "АРБЗ", цех твердых лекарственных средств АО "Химфарм.

Модернизация трех НПЗ сняла дефицит моторного топлива в стране. АО "Алагеум Электрик" наладило производство силовых масляных трансформаторов и автотрансформаторов мощностью до 500 МВА. Сегодня это предприятие единственный производитель таких трансформаторов в регионе.

Программа индустриализации сохранила долю переработки в ВВП на относительно стабильном уровне. По данным Всемирного банка, обрабатывающая промышленность дает 12 процентов ВВП РК. Это не много. Но и не мало. В среднем по миру эта доля составляет 16 процентов. Но западные страны понемногу ее снижают. Их экономики становятся более сервисными. Пандемия коронавируса показала, что это не всегда хорошо. Европа оказалась не способна быстро развернуть производство самых простых масок.

Производительность труда в отрасли выросла на 20 процентов, с 29,4 до 35,3 тысячи долларов США на человека. Это мало. Для роста нужна большая специализация и вливания капитала. Поэтому пока так. Общий объем производства отрасли за годы индустриализации составил более 71 триллиона тенге. Объем производства в 2019 году – 11,2 триллиона тенге. Валовая добавленная стоимость в секторе выросла в 4, 1 раза. Реальный прирост производства – 148 процентов – за эти годы в 2 раза опередил темпы роста в горнодобывающей промышленности.

Но, главное, объем экспорта в секторе вырос на треть – с 12 до 15,2 миллиарда долларов в год.

Казахстан теперь продает за рубеж трансформаторы (на 37 миллионов долларов), удобрения (на 86 миллионов долларов), трубы из черных металлов ( на 142 миллиона долларов), полипропилен (на 23 миллиона), прутки из стали (на 13 миллионов), плиты из пластмасс (на 22 миллиона долларов).

Третья пятилетка

Формально в этом году должна была стартовать третья пятилетка индустриализации. Ее цель – уже повышение конкурентоспособности обрабатывающей промышленности на внутреннем и внешнем рынках. Для этого надо увеличить объемы производства и расширение номенклатуры товаров, нарастить промышленные мощности, развивать отрасль технологически.

Сама программа сложнее, чем предыдущие. Теперь предприятия делятся на 4 категории. И перед каждым ставят свои цели.

"Центры тяжести" – реализуют ключевые проекты.

"Крепкий тыл" – встраиваются в глобальные цепочки создания стоимости.

"Драйверы роста" – насыщают внутренний рынок.

"Новые индустриальные игроки" – создают новые предприятия.

Теперь предприятия могут напрямую с министерством индустрии и инновационного развития заключат Соглашения о повышении конкурентоспособности на большой период. Это даст возможность работать с каждым предприятием отдельно. При этом средства в рамках соглашения не могут быть секвестированы.

По условиям программы все меры стимулирования будут предоставляться в ответ на принятие встречных обязательств: по повышению экспортной выручки, производительности труда, увеличению номенклатуры товаров и другие.

На достижение данных задач республиканским бюджетом предусмотрено финансирование в размере 780,8 миллиарда тенге. Этих денег должно хватить, чтобы увеличить число товаров с высокой добавленной стоимостью до 4 тысяч.

Ерлан КАЛТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи