Опубликовано: 6300

Массовый исход казахстанцев из аулов в города продолжается

Массовый исход казахстанцев из аулов в города продолжается Фото - Тахир САСЫКОВ

В программах регионального развития за цифрами не видно людей

Массовый исход казахстанцев из аулов в города продолжается. Основными точками притяжения остаются Нур-Султан и Алматы. Что в это время происходит в регионах, как развивать малые города и села?

От Северной дуги до Промышленного пояса

Казахстан не остается в стороне от глобального тренда урбанизации: по итогам 2020 года ее уровень составил 59,1 процента, или 11,1 миллиона человек. Как подготовить городскую инфраструктуру к принятию потока миграции из сел и преодолеть межрегиональные различия по качеству жизни?

Ответы, как сообщил в ходе “круглого стола” в Центре прикладных исследований “Талап” вице-министр национальной экономики Алишер АБДЫКАДЫРОВ, содержатся в Плане территориального развития РК до 2025 года. В документ, принятый в 2019 году, заложены региональные нормы – базовые стандарты качества жизни. По всей стране проведена инвентаризация наличия объектов, предоставляющих государственные, социальные услуги. Сейчас прорабатываются вопросы СНиПов и градостроительного планирования, проблемы, которые особенно ярко проявляются в крупных городах типа Алматы, где большой резонанс получила тема сноса аварийных и ветхих домов.

– Мы разделили страну на 5 типов экономического пространства: к первому отнесены города Нур-Султан, Алматы, Шымкент; далее – западные регионы (Актюбинская, Атырауская, Мангистауская и ЗКО); следом – Промышленный пояс (Карагандинская, Павлодарская и ВКО), Северная дуга (Акмолинская, Костанайская и СКО), Юг и Юго-Восток (Алматинская, Жамбылская, Туркестанская и Кызылординская области).

За последние 10 лет вклад в ВВП РК столицы, Алматы и Шымкента увеличился с 28,8 до 33,9 процента, при этом драматически снижается доля западных регионов – с 30 процентов в 2010 году до 23,4 в 2020 году.

Регионы Промышленного пояса и Северной дуги сохраняют умеренный рост, а экономика южных и юго-восточных регионов требует изменения структуры для повышения темпов развития, – отметил вице-министр.

Кому повезло больше

За 10 лет рост численности горожан превысил темпы роста сельского населения в 8 раз. Центрами миграционных притоков являются Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Мангистауская область.

Помимо крупных городов, сельчане всё чаще переезжают в городские агломерации – в этих зонах проживает 26 процентов сельского населения. До конца года будет разработан законопроект по вопросам развития агломераций.

А что же будет с селом? Второй год реализуется проект “Ауыл – Ел бесігі”, в котором участвуют 3,5 тысячи сел с потенциалом развития (это опорные и спутниковые сельские населенные пунк-ты). Здесь проживает 6,8 миллиона человек, или 89 процентов всех сельских жителей.

– Эти села получат приоритетное развитие: здесь построят инфраструктуру, будет более широкий охват государственными и социальными услугами, отремонтируют 27 тысяч километров местных дорог.

В остальных селах будет обеспечен минимально обязательный уровень доступности благ и услуг. В целом сельские территории получат развитие по принципу “люди к инфраструктуре”, – сообщил Абдыкадыров.

Проект продолжится до 2025 года, общий объем финансирования – 800 миллиардов тенге, на 2021 год – 105 миллиардов тенге.

Количество есть, а качество?

Депутат мажилиса, председатель Республиканского общественного совета по региональному развитию при партии “Nur Otan” Юлия КУЧИНСКАЯ заявила, что изначально целью проекта “Ауыл – Ел бесігі” было не только инфраструктурное развитие, но и создание рабочих мест, производства в регионах, привлечение молодежи.

– Но вы всю программу сворачиваете к инфраструктурному строительству. Причем качество нигде не прописано: есть школа, больница – хорошо, а какого качества, неважно.

В рамках одной области есть “куски” районов, которые остаются вне зоны покрытия. Там продолжают жить люди, работать хозяйства, но они под проект не подпадают, – сказала депутат.

Фактор пандемии

Президент Национальной ассоциации кооперативов Казыбек ШАЙХ отметил, что в Плане территориального развития отсутствуют параметры влияния пандемии COVID-19.

– Кроме того, я не увидел фактора вовлечения самого населения, а ведь местные экономические сообщества играют ключевую роль, о чем говорил Президент в своем Послании. Люди едут за водой: почему север Казахстана рискует стать полупустынным

Также в текущих условиях происходит не только процесс активной урбанизации, но и обратный процесс оттока населения из городов в агломерации, населенные пункты, которые дают относительную свободу перемещения, – сказал Шайх.

За цифрами не видно людей

Секретарь комитета по экономической реформе и региональному развитию мажилиса Меруерт КАЗБЕКОВА подчеркнула: во всех программах развития за цифрами нет людей.

– Не учитываются их интересы, прописаны только количественные показатели. А как они будут влиять на жизнь в регионе?

В ближайшее время пройдут выборы акимов сельских округов, это важный переломный момент. И если на местах не будет людей, заинтересованных в качественной реализации программ и эффективном расходовании бюджетных средств, то все деньги опять уйдут в песок, – сказала депутат.

Экономический обозреватель Сергей ДОМНИН акцентировал внимание на необходимости увязки программ регионального развития с индустриальными и программами развития АПК:

– В противном случае будет сложно прогнозировать занятость, загрузку образовательных услуг в рамках ТиПО, высшего образования, распределение кадров.

Представитель консалтинговой компании Досым КЫДЫРБАЕВ отметил, что приток неквалифицированного населения из села в город может привести к повышенной нагрузке на ресурсы городов и сказаться на их безопасности – криминогенной и политической.

– Необходимо учитывать отрицательные экстерналии: пробки, загрязнение воздуха, дефицит земельных ресурсов, ухудшение качества городской среды и здоровья населения. Также должна быть исчерпывающая база данных по перетокам населения внутри страны, транспортной мобильности, обеспеченности жильем, – заявил он.

Урбанизация по-казахстански

Экономист Канат ОСПАНОВ считает, что в контексте регионального развития ведущим принципом должен быть не “люди к инфраструктуре”, а “люди к рабочим местам и производству”.

– Вопрос и в том, какую урбанизацию мы хотим. Есть урбанизация по-латиноамерикански – фавелы, есть по-африкански, а есть по-китайски. Мы имеем советский опыт региональной политики, связанный с созданием территориальных производственных комплексов. Япония в свое время многое взяла из этого опыта. Мы не можем говорить о расселении людей, не имея данных о создании производств, – сказал эксперт.

Также Оспанов поднял вопрос моногородов:

– В Жезказгане на горизонте 15 лет закончится медь, что будет после? Или Аркалык, история которого завершилась с окончанием бокситовых руд. Есть четкие, видимые проблемы городов, в том числе моносырьевых, которые надо решать.

Председатель правления АО “НГК “Казгеология” Ануар БОРАНБАЕВ попросил учесть в программах регионального развития вопросы изучения недр и восполнения минерально-сырьевой базы:

– Поскольку производства будут тянуться к открытым месторождениям, и вся инфраструктура будет подтягиваться к соответствующим объектам, которые будут давать рабочие места. Сейчас 60 процентов промышленного производства сосредоточено на юге и востоке страны.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи