Опубликовано: 780

Легендарная Чуйская долина: как с ее помощью конкурировать с Россией

Легендарная Чуйская долина: как с ее помощью конкурировать с Россией Фото - BitukMedia

Почему мы перестали читать книги? Одна из причин: это дорогое удовольствие. Из чего делают бумагу? Правильно. Из леса. У нас, в Казахстане, своего леса нет. И нет своей целлюлозно-бумажной промышленности.

Формально в стране площадь лесного фонда – 33 090 квадратных километров. Это примерно как вся Молдавия или вся Бельгия. Но большая его часть – это не леса, а заросли саксаула, который не очень подходит ни для порубки, ни для производства целлюлозы.

В итоге всё приходится закупать. Больше 95 процентов сырья мы берем в России. А там проблема с сохранностью лесов и их целевым использованием начинает набирать скандальные обороты. В итоге правительство в Москве постоянно вводит новые правила порубки, нормативы и нормы, которые не всегда действуют на пользу. Но всегда работают на повышение цены пиломатериалов. А значит, и на цену российской бумаги. Это основная статья расходов для казахстанских типографий.

Общий импорт Казахстана по товарной группе “пиломатериалы и целюллозно-бумажная продукция” в 2019 году превысил 800 миллионов долларов. Половину этой суммы мы потратили на бумагу. 400 миллионов долларов! Разную, конечно. Там и упаковка, и туалетная бумага, и просто целлюлоза. Тем не менее большая часть этой суммы ушла на то, чтобы купить бумагу писчую и типографскую, и изделия из целлюлозной массы. В целом где-то в районе 300 миллионов долларов. Причем только в Россию. Ну это и понятно. Наши соседи владеют крупнейшими по площади лесами в мире.

Есть ли у нас возможность прекратить этот отток денег? Оказывается, есть. Причем, если мы сделаем это, получим сырье лучшего качества и по меньшей цене. Надо только поступиться некоторыми запретами.

В Казахстане и Кыргызстане расположена Шуйская долина. В смысле – долина реки Шу. Знаменита эта местность в 140 тысяч гектаров своими зарослями конопли.

Пока этот район рассматривается только как запретная зона, где можно получать только наркотики. Но ведь конопля – это не только наркотики, которые используются в криминальных целях, но это еще и полезная сельскохозяйственная культура. Если пересмотреть наш официальный взгляд на нее в целом. При этом речь не идет о производстве лекарств, жиров и продуктов питания. Это слишком сложная тема. Сегодня только о бумаге. 

Считается, что с 1 гектара конопли можно получить целлюлозы больше, чем с 2–3 гектаров леса. При этом данное растение восстанавливается очень быстро: при промышленном культивировании урожай можно собирать до 3 раз в год. То есть 140 тысяч га конопли – это сохраненные 300–400 тысяч га леса. Если бы у нас были лучшие хвойные леса, как в России, то, вырубая по 300 тысяч га в год, мы бы лишились деревьев уже за 10 лет. А здесь дармовой ресурс – бери и делай!

Во всем этом благолепии есть одно большое “но”: сырье слишком хорошее. Оно более высокого качества, чем простая бумажная целлюлоза.

Конопляное волокно в 10 раз прочнее хлопка. Из него можно получать бумагу для банкнот – на такие изделия идут лучшие сорта сырья.

Из волокон конопли можно вить веревки, канаты, шпагат, нитки, пряжу, ткань, паруса и судовые снасти, технический текстиль: приводные ремни, пожарные рукава, стропы парашютов, сети, фитили для ламп и свечей. Этот материал не гниет в воде. Из остатков можно делать изоляцию и наполнители для бетонов. В конце концов получать топливные брикеты, которые будут считаться экологически чистым видом топлива.

Поэтому, когда производитель говорит, что он будет работать на благо Казахстана, на обеспечение внутреннего рынка сырьем, его слова надо делить на два. Работать он будет, но в свою пользу. Это его право, данное законами страны. Поэтому всегда есть риск, что хорошее сырье производителю легче загнать подороже на экспорт. Тот же Китай под боком, который начинает развивать внутренний рынок. Это значит, что он будет закупать много качественной целлюлозы для производства упаковки: мешочков, коробочек, пакетиков, веревочек, которые создают имидж товару. Поэтому, если мы еще хотим поднять внутреннее производство книг, газет и журналов, надо на этом этапе оговаривать условия поставки сырья на наш, казахстанский, рынок.

Пока в Казахстане работает один робкий пилотный проект по развитию конопляной отрасли в Кербулакском районе Алматинской области, используются безнаркотические сорта. Компания выращивает техническую коноплю, из которой производит костру, длинное и короткое волокно для текстильной промышленности. В 2019 году ее директор озвучивал планы по развитию производства и строительству отечественных заводов по выпуску тканей, в том числе в Павлодарской области. Но с тех пор рынок просел. Шуйская же долина цветет и пахнет. И создает проблемы обществу и МВД.

adil.urmanov@yandex.ru

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи