Опубликовано: 2207

Голодный хадж к снегам Килиманджаро

Голодный хадж к снегам Килиманджаро

Именно в эти дни исполняется 5-летие "голодного" путешествия алматинских экстремалов А.Кокарева и В.Журавлева на Килиманджаро.

"Килиманджаро - покрытый вечными снегами горный массив высотой в 19 710 футов, как говорят, высшая точка Африки. Племя масаи называет его западный пик "Нгайэ-Нгайя", что значит "Дом бога". Почти у самой вершины западного пика лежит иссохший мерзлый труп леопарда. Что понадобилось леопарду на такой высоте, никто объяснить не может", - такими словами начинает Эрнест Хемингуэй свое повествование "Снега Килиманджаро", написанное им еще в 1936 (!) году (в году, когда началась война в Испании, за освобождение которой он воевал). Примерно в такое же, как и сегодня, зимнее время года, в конце января, несколько лет назад в "гости к Богу" отправились два алматинца, чьи имена давно известны экстремальному миру. Отважные жители "горного города" Алматы неоднократно восходили на горы и ледники близ своей родины. Но в один прекрасный день решили совершить "голодный хадж" на Килиманджаро, чего никто до них не предпринимал. Об этой уникальной экспедиции уже знает весь мир, однако, все экзотические ее подробности впервые предстанут именно перед нашими читателями. Это была их юбилейная, 20-я по счету экспедиция "на выживание"… Путь в "Дом Бога" Вершина Килиманджаро, окутавшись в облака, как в белые меха, спряталась в бледной синеве знойного африканского неба. Небо в Африке совершенно других оттенков, нежели где-нибудь в Средней Азии, Казахстане, причем не только днем, но и ночью. Сквозь ровные, как будто стриженые под линеечку, макушки баобабов, не было видно вершины, самой высокой точки Африки - 5895 метров. Диковинные птицы нежно пели свои необыкновенные песни, сказочные бабочки неземной красоты беззаботно порхали над толстосочными алоэ, горячий ветер шевелил обросшие тропическим липучим мхом серо-зеленые деревья. Под ногами пылилась ведущая ввысь колея, протоптанная тысячами альпинистов, усыпанная буро-малиновой пыльной пудрой, тропа, ведущая к самой вершине, тропа, превратившаяся почти в дорогу, окончание которой - на вершине, сияющей "слоеным белым тортом" ледников, шоколадного цвета застывшей лавой, трансформировавшейся от бремени тысячелетий в вулканическую породу; гигантские булыжники, которыми "чихнула" в последний раз гора Килиманджаро, разбросаны за километры от ее главного кратера. Голодный "хадж" Подобно тому, как в предновогоднее время паломники отправляются "в хадж", в гости к Богу, наши герои предпринимают исключительно "голодный хадж" в "Дом Бога", что на языке племени масаи и означает "Килиманджаро". Замечу, что слово "хадж" во время интервью не произносил никто. Лишь позднее, найдя перевод слова, означающего название горы ("дом Бога"), я рискнула употребить столь священное сочетание букв… Справедливости ради, надо заметить, что у подножия знаменитой горы побывали тысячи туристов, однако на вершину Килиманджаро взошло значительно меньше народу. Очевидно, не всем по плечу высокие точки! Да, на самой вершине горы находится сундук, в котором лежит почетная книга "автографов покорителей Килиманджаро", своего рода книга, где "гости" африканской горы оставляют свои записи, следы своего пребывания, как в знак доказательства своей отваги, дерзости и любви к приключениям. Эту книгу держали в руках только самые смелые, достигнувшие, невзирая на кислородный голод, и прочие неудобства, высоту, и в ней, конечно же, есть имена многих казахстанских альпинистов. Но имена лишь двух мужчин, совершенно особенных, наших знаменитых соотечественников, алматинцев-"экстремалов" - Александра Кокарева и Вадима Журавлева. Никому до них еще не приходила в голову дерзкая мысль покорять Килиманджаро без пищи и воды. Известно, что даже у сытого альпиниста кружится голова на той высоте, где весьма ощутима нехватка кислорода, так каково же голодному человеку подниматься, к тому же если учесть, что у самой вершины восходитель передвигается уже из последних сил?.. Перед восхождением Для того, чтобы осуществить свой невероятный замысел, смельчакам пришлось преодолеть путь от Алматы до Африки на самолете. Первую пересадку они сделали в Дубае. Затем по Африке ехали на джипе мимо стад слонов и антилоп через опасную Кению, где живут аборигены, не питающие последнее время особых симпатий к "белокожим" туристам, затем добрались, наконец, до подножия "Дома Бога" ("Нгайэ-Нгайя"), то бишь Килиманджаро. Если Эрнест Хемингуэй в книге "Зеленые холмы Африки" описывал "сафари" как оно есть, то есть обычную охоту на хищников, обитающих в Африке, то современную Африку посещают в основном туристы, имеющие цель наблюдать жизнь экзотических животных с кинокамерой в руках или фотообъективом. Поэтому ни Александр Кокарев, ни Вадим Журавлев не имели с собой оружия, и не брали его напрокат в Африке. Их единственной целью была гора "Дом Бога". Тропа цвета какао Надо сказать, что прошло немало времени с тех пор, как здесь бродил великий Хемингуэй, но стада антилоп-гну все так же ведут себя как непуганые… Обезьяны - те вообще не удостаивают людей своим вниманием (мало ли кто бродит по джунглям). И тропа шириной более 1 метра в пыли цвета какао, протоптанная тысячами ног в кожаных ботинках "гомо сапиенс", говорящих на всех языках мира, звала, уводила в облака, в направлении вершины… Два человека: один бородатый, с черной густой гривой волос, небольшого роста, крепко сбитый, бесконечно курящий, второй, - напротив, ростом повыше, обладатель русых густых волос с внимательными синими глазами, выглядывающими, словно васильки из пшеницы из-под русого буйного чуба, выделялись среди группы туристов особо... Оба вели себя более, чем странно. В туристической группе, в которую они входили, на них смотрели с нескрываемым удивлением. Во-первых, они удивили всех присутствующих в отеле у подножия горы своим заявлением о том, что "они взойдут на гору голодными", ввиду чего отказываются от услуг повара, который, как здесь принято, по договоренности обязан был бы сопровождать туристов так же, как гид-проводник и два носильщика. Затем мужчины отказались от спальных мешков, палаток, сославшись на "привычку спать на голой земле", чем также поразили остальных туристов, собравшихся совершить непростое восхождение на достаточно большую высоту. Таким образом, они возложили надежды только на гида, крайне удивленного и озадаченного необычностью момента; а путников никак нельзя было принять за сумасшедших: их лица, манеры, - все говорило о высоком интеллекте, отличном здоровье и прекрасном воспитании. В базовом "лагере", то есть отеле были все удобства: мягкая постель, ланч, бассейн. Перед непосредственным восхождением следовало, наверное, все же подкрепиться. Но двое алматинцев, понимая, что мало времени, и все еще находясь под впечатлением экзотического ландшафта просто … забыли поесть, от волнения. Однако объявили "подъем", и их туристическая группа должна была "сняться" с места "базирования" у подножия горы и ступить на тропу, ту самую, - цвета какао… Испытание аппетитом Поднимаясь по тропе, не сразу увидишь вершину, - она окутана слоем облаков. Гид говорит, что это нормально. У подножия горы растительности больше, однако, чем выше, тем меньше деревьев, меньше обезьян и певчих птиц, не говоря уже о ярких бабочках. В определенные промежутки времени группа во главе с гидом останавливается, носильщики кладут багаж на землю, повара достают из багажа продукты и готовят пищу для туристов. Аппетит - коварная штука, когда пахнет вкусно, и восходители из других стран с удовольствием едят жареное мясо и запивают холодным, из большого термоса, пивом. А что наши алматинские смельчаки? Они спокойно переносят голод, хотя их коллеги по восхождению, громко, с восклицаниями и похвалами в адрес поваров, трапезничают африканским меню. Было понятно, что это еще один дополнительный "пункт" в экспедиции "на выживание". Разумеется, и Кокарев, и Журавлев заплатили за продукты по полной стоимости, и, зная об этом, гиду и всем присутствующим было неловко при виде их "голодного" воздержания, отчего все до единого протягивали нашим землякам отличные куски пищи, приглашая "к столу", что еще больше действовало на нервы. Но наши виду они не подавали, снимая в это время на кинокамеру картины окружающего ландшафта, тропу, окутанную в облаках Килиманджаро. Однако, оставляя себя без пищи, лишаясь возможности подкрепиться, человек все-таки теряет силы, следовательно, он должен эти "тающие" в тропиках силы беречь, экономить, чтобы их, сил, хватило для восхождения, чтобы не упасть, вдруг выдохнувшись, почти у вершины горы от бессилия, помноженного на кислородное голодание! Было ясно, что голод - несложно перенести, действительно жестокое испытание было впереди. По мере того, как другие путники отдыхали и ели, наши земляки, теряя калории, все ближе и ближе подходили к цели, и хотя уже появилась из-за облаков Килиманджаро, но до нее еще нужно было топать и топать. А голод давал о себе знать… Алматинские "экстремалы" не тронули ни одного фазана, не стреляли по африканским животным, не интересовались слоновьими бивнями. Экспедиция на Килиманджаро - 20-я, юбилейная их экспедиция. О восхождении на эту вершину они мечтали около 7 лет. И вот появился спонсор, который поверил в них. Прежде, чем добраться до подножия этой горы, являющейся святой для местных жителей, им пришлось совершить перелеты, сделать необходимые прививки, заполнить массу официальных "бумаг", и, как говорил В.Высоцкий, пережить "суету городов". Опыт - драгоценный багаж Э.Хемингуэй ("Снега Килиманджаро"): "Люди, жившие вокруг площади, делились на две категории: на пьяниц и на спортсменов". Прежде, чем "дойти до такой жизни", экстремалы прошли испытание голодом, холодом и жарой у себя на родине, в Казахстане, в горах, на ледниках, в пустынях. Их африканская экспедиция не могла пройти неудачно, ведь у нее был № 20! Колоссальный опыт - был их ценным багажом. А спать они могли и на голой земле, укрывшись, а вернее, застегнувшись на все пуговицы! Дичь они никогда не лишали жизни во имя (ради) собственного чревоугодия, - таков "джентльменский кодекс чести" в "школе выживания", лидерами которой и являлись два алматинца - Александр Кокарев и Вадим Журавлев. Страницы дневника В.Журавлева 30.01.2000. Килиманджаро. Последние приготовления к старту. Вчера были утомительные переговоры с менеджерами и хозяином танзанийской турфирмы, которая обеспечивает нашу экспедицию. Они обзывали нас сумасшедшими, когда узнали, что мы идем голодом, не имеем спальных мешков, пухового снаряжения, что мы собираемся сократить время подъема до двух дней (вместо принятых здесь четырех), что только что прилетели и не собираемся проходить стандартную акклиматизацию… И сейчас не обходится без курьезов: нас (двоих) встречает наша "группа поддержки" - проводник, повар и три носильщика. И две огромные корзины с провизией. Сложно было объяснить им, что мы не собираемся есть, что сами несем свои вещи. Впрочем, не желая расставаться с зарплатой, получаемой от фирмы, наши сопровождающие так и тащились за нами, правда, в секунду подавляющая часть провианта, предусмотренного для нас, исчезла бесследно. Время первого перехода - 3 часа, дорога идет по тропическому лесу, где на деревьях играют обезьяны. Доходим до первого лагеря на высоте 2500 метров; на этом месте туристы, идущие на Килиманджаро, останавливаются на ночлег. Нас же, после небольшого отдыха, ждет дорога дальше. Тропа до второго лагеря - это шесть с половиной часов непрерывного подъема. Голод и отсутствие акклиматизации дают о себе знать, появляются слабость, головная боль. Идем на удивление хорошо (по нашим меркам). Наша группа сильно растягивается: повар и носильщики вообще пропали где-то далеко сзади. Да и гид что-то сдает - не привык к двойным нормам, часто останавливается и отдыхает. Но его профессиональная гордость не позволяет ему отставать от нас, тем более, что он 3-4 раза в месяц поднимается на Килиманджаро, так что акклиматизация и подготовка - будь здоров. А мы торопимся, надо выкладываться, пока есть силы. В лагерь приходим уже в темноте, жутко уставшие: высота 3700 метров, и это повыше языков наших ледников. Холодно, совсем не похоже на "жаркую Африку", и звезды южного полушария - совсем чужие. Надеваем на себя всю свою одежду - все равно мерзнем. 31.01.2000. Просыпаемся очень рано, часов в шесть. И кажется, что вообще не спали. Всю ночь меня мучили холод, сильное сердцебиение и, как ни странно, нехватка кислорода. Сходил умыться к речке - полсотни метров, пришел обратно - голова кружится, сильная слабость. В общем, симптомы, знакомые по своим горам, но там на такой высоте мы ночевали редко. Недолгие сборы - и вновь дорога. Опять утомительный шестичасовой подъем. Как ни странно, иду. Тихо, не спеша, с отдыхом - но иду. А высота уже такая, на которую я еще никогда не поднимался, тем более в режиме выживания... Плохо я стал себя чувствовать на высоте где-то 4500 - 4600 метров, когда уже был виден последний лагерь. Ноги почему-то отказывались идти. Приходилось часто останавливаться и отдыхать. Ничего, перетерпел и до лагеря, конечно же, дошел. Здесь меня уже ждал Саша, пришедший часом раньше. А вот наш гид появился только через полчаса после меня. Время - 16 часов, в час ночи, уже завтра, мы уходим на вершину. Лагерь стоит прямо под подъемом, крутым - 35-40 градусов, высотой больше, чем километр. Пытался уснуть, но как только ложился, сразу не хватало кислорода, приходилось вставать и бродить - так длинно тянется второй день. 01.02.2000. Час ночи. Два часа назад австро-швейцарско-немецкая группа. Вот и наш час настал. Надеваем все свои теплые вещи - пошли! Начинается утомительный подъем вверх. Иду едва-едва - сильная слабость. Уже ничего не хочется, хватает сил на 30-50, иногда сто шагов - потом бухаюсь на землю и отдыхаю. Поднимаюсь очень медленно, далеко вверху мелькает слабый свет Сашиного фонарика - вот она, разница в 7 лет… Идем уже больше трех часов. На очередном отдыхе внимание привлекают огоньки, спускающиеся вниз. Сердце неприятно защемило: с вершины спускаются рано - значит, беда… Ждем спускающихся. Чернокожий гид ведет вниз девушку. Вероятно, травма ноги. Нас не просят о помощи, они просто стоят и отдыхают. Спуск очень крутой, ночь, нужна помощь. Но можем обойтись одним человеком, а второй должен идти на вершину. Мне предстоит решать самый сложный вопрос - кто окажется тем счастливчиком, который пойдет вверх. Если бы кто-то знал, как мне хочется на вершину! Это моя идея, к которой я шел долгие семь лет. И вот она цель - рядом. Только пять-шесть часов и ты - на горе. Это интересы личные. А вот интересы команды, которую сам и создал, говорят другое. Наверх должен идти более сильный, у него будет больше шансов успешно завершить экспедицию. Все, решено, вверх идет Саша - он моложе, идет намного лучше, а значит, шансов у него больше. Последний раз бросаю взгляд на вершину, подхватываю девушку с другой стороны, и мы медленно идем вниз… В гостях у Бога Далее Александр Кокарев поднимался уже один, без товарища. Он обязан был подняться, во что бы то ни стало! Голод мешал наслаждаться зрелищем, открывающимся с желанной высоты. Голова кружилась от кислородного голодания. Незнакомые звезды необыкновенных размеров, созвездия непривычных форм, запахи и звуки, доносящиеся, казалось, из чрева Вселенной, - все это будоражило душу. Чувствуя, что скинул килограммы, Александр Кокарев все ближе и ближе приближался к "Дому Бога", всеми фибрами души ощущая желание пообщаться с невидимыми духами, обитающими на этой священной горе, о встрече с которой он тоже, как и Вадим Журавлев, мечтал не один год. Голодный, шатающийся, он увидел наконец вершину, - кратер старого вулкана, лежащего среди снежных, ледяных покрывал. Это было так легко и приятно, так головокружительно и круто! Вот она, самая высокая точка Африки, - внизу его следы к вершине, точнее, их с Вадимом следы, и обратный путь, как жаль, не с Вадимом… Саше было не с кем разделить триумф победы, очередного, 20-го эксперимента на "выживание", голодного "хаджа" к Богу. У В.Высоцкого есть такие строки: "Мы успели, в гости к Богу не бывает опозданий!". Целых семь лет разделяли путь от мечты до ее осуществления. 7 - цифра божеская, хорошее число… Оставив в "книге посетителей" вершины свою запись, побродив по вулкану, Кокарев, работающий в реальной жизни специалистом по ледникам, научным работником, заснял на кинокамеру и фотоаппарат все прелести Килиманджаро, чтобы мы с вами тоже могли их увидеть, не имея возможности оказаться на столь знаменитой горе. P.S. Автор выражает свое восхищение Александру Кокареву. Жизнь полна совпадений. Наши сыновья уже 8 лет вместе учатся в одном классе. И, пожалуй, без страха, я пошла бы в подобную экспедицию рядом с такими людьми. Хотя, впрочем, нет, не пошла, чтобы не стать обузой и не мешать очередному эксперименту. Я выражаю восхищение его супруге Ирине, верно и нежно любящей Александра, ждущей его всегда терпеливо из походов. С юбилеем вас, Александр и Вадим, - с 5-летием похода на Килиманджаро!
Загрузка...

[X]